ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

А почему - не знаю и думаю об этом целый
день...
- А день - это что? - изумился Прозрачник.
- Это когда в окошке сияет большая оранжевая луна, и от нее светлее,
чем в лунную ночь...
- Ха-ха, это тебе приснилось.
- Это вовсе не сон! И главное... мне вдруг вспомнилось, что там...
так было всегда!
- Где... там? - насторожился Прозрачник.
- Там, откуда мы все пришли.
- Но это лишь выдумки Морозилки. И ты им веришь?
- А тебе самому никогда не приходило в голову, что все мы когда-то
жили совсем в другом месте?
- Глупости! Я очень хорошо знаю, что всегда жил вот в этой банке, из
которой поливают цветы.
- А мне вот все время чудится другое окно... Там было красное, зеле-
ное и глубое. И кто-то большой и добрый... И чей-то ласковый, такой зна-
комый голос. И днем там всегда светило... Знаю, знаю! Светило красное
солнце, которое салилось за лес...
- За лес?- удивился Прозрачник.- Я не знаю такого слова. Объясни мне,
что значит "лес"?
- Это что-то зеленое и очень радостное в том окне, Я тоже пытаюсь
вспомнить... А издали это зеленый ковер, на который солнце ложилось
спать.
- Интересно,- задумался на миг Прозрачник.- На чем же спит луна? На
той большой крыше?
- Я не знаю, где спит луна... Ведь она проплывает всякий раз мимо на-
ших окон. А солнце и тут и там уходит вдаль - за те черные крошечные до-
ма, похожие на коробки... А на крыше никто не спит. Там живет ласточка.
- Кто живет? - не понял Прозрачник.
- Неужели ты ничего не помнишь? - горестно вздохнули в ответ.- Лас-
точка - это такая птичка...
- Я не только не помню, я совершенно уверен, что никогда не знал, что
такое ласточка.
- Нет, знал, знал!.. Мы все это когда-то знали. Просто забыли и разу-
чились думать...
- А "думать"... это чего такое?
- Думать - значит уметь вспомнить в любой момент, что было раньше...
Понимать, что происходит сейчас, и предсказывать то, что может случиться
завтра... И все это сразу представлять в голове.
- В голове...- глуповато повторил Прозрачник.- А это как, в голове?
- А так, шевелить мозгами!.. Раньше моя голова тоже ничего не помни-
ла. Потом появилась ласточка, там, под крышей, и стала лепить гнездо из
комочков глины. Голова тоже в первый миг удивилась, как будто все видела
в первый раз. А потом в ней неожиданно промелькнула смутная тень - ока-
зывается, в ней самой жила такая же, только другая ласточка, уже виден-
ная когда-то.Ее длинный раздвоенный черный хвостик мелькал в том окне,
где были лес и красное солнце. И окно это тоже было в моей голове. Как и
все, что мы видим вокруг, - ты разве не замечал? - все входит и остается
в ней навсегда.
- Наверное, у меня нет головы! Я никак не пойму, о чем ты говоришь.
- Да о том, что в тебе главнее всего! Это то, где мелькают мысли, где
проносятся все желания и догадки, где хранится все, виденное тобой, и
всегда всплывает наружу, если очень этого захотеть. Это самая главная
часть тебя...
- А где у тебя... эта часть? - спросил Прозрачник.
- Вверху... Если руки поднять, а потом согнуть их в локтях и соеди-
нить ладони... то сразу почувствуешь - вот она, голова! Круглая, как лу-
на...
- У меня точно никакой головы нет...- убито сказал Прозрачник.- И я
даже не понимаю, что такое руки. Я только знаю, что весь как луна. И
вот, как сейчас,- почти всегда круглый...
С минуту оба молчали. Потом послышался вздох и тоненький, задумчивый
голосок сказал:
- Если у тебя нет головы, значит, ты думаешь каким-то другим спосо-
бом... А как это понимать, что ты "почти всегда круглый"?
- Да очень просто. Я могу быть длинным. Или сделаться как луна...
ведь она тоже не сразу была как шар. В первый день она приходила к нам
точно долька сладкого апельсина...
- Вот-вот! Это и называется "вспоминать"! Так что же такое апельсин?
- Не знаю...- растерялся Прозрачник,- Я только так... к слову...
- Ведь ты сказал "как долька сладкого апельсина", помнишь?
Просто мы все забыли, что такое апельсины. А были еще бананы и анана-
сы... Но уж апельсин!.. Вкусный, оранжево-золотистый, как маленькая лу-
на, когда она бывает круглой, но состоит из долек - таких, какой луна
была в первый день в нашем окне. Но сверху - горькая кожура. Ее можно
очистить ножом.
- А можно брызгаться!
- И тогда ужас как щиплет глаза! Ты вспомнил?
- Ура! Я вспомнил! - закричал вдруг Прозрачник так громко, что прос-
нулся Летун на полке, и даже Шкафовник с Морозилкой зашевелились в шка-
фу.
Глава 3. Чудовище
Летун чихнул и зашевелился, но, видимо, был осторожен, и ни одна из
книг не упала на пол, как бывало прежде, когда, просыпаясь, он с грохо-
том сбрасывал по неуклюжести на пол верхние книги.
Тем не менее дверца шкафа тотчас же распахнулась, можно было услы-
шать, как сладко и громко начал зевать Шкафовник, а Морозилка с грохотом
вывалился на ковер и ошеломленно спросил:
- Что вы все раскричались? Вспомнили наконец?
- Немножко,- откликнулся Подгеранник.- Мы вспомнили, каким был
апельсин.
- А какими были мы сами?
- Пока еще не получается,- сказал Подгеранник и вдруг испуганно
вскрикнул: - Ой!.. Что там? Смотрите! Смотрите на телевизор!
И все увидели в лунном свете сидящее на телевизоре чудовище.
Луна, выглянувшая из-за тучек, как раз светила на цветной телевизор,
стоявший у самого подоконника. Летун, так любивший нажимать кнопки, слу-
чайно включил его как-то раз, и с тех пор невидимки смотрели передачи
обо всем на свете: и мультфильмы, и уроки по физике - про свет и про ра-
диоволны, и даже сами начали понимать, как работает телевизор.
Но сейчас на его полированной крышке сидело нечто серое и длинное,
нечто мохнатое и как будто прозрачное, совершенно неестественное и нежи-
вое, как резиновая надувная игрушка. Только резина блестит, а это было
точно из грязной ваты.
- Спокойствие! - сказала Морозилка.
- Но это же интересно и замечательно! - словно из бочки прогудел
Прозрачник,- И ничуть не страшно! Значит, в комнате еще кто-то есть,
кроме нас!
- А кто... кроме нас? - спросил Летун.
- Удивительный серый зверь,- ответил Прозрачник. - Совсем рядом со
мной. На телевизоре.
- Не выдумывай!-возмутился Летун.- Мне-то лучше знать, что на телеви-
зоре только я один,
И Летун чихнул. Потянулся и встал на длинные-длинные задние лапы, а
передними лапками вытер маленькую головку с ушками, как у белки... И
тотчас на месте носа и подбородка зазияла черная пустота.
- Ап-чхи! - чихнул он во второй раз и сильно зажал ладонями рот и
нос, после чего аккуратно пригладил шерстку за остренькими ушами.
Все смотрели на незнакомого зверя, у которого не стало вдруг головы и
словно отрезало концы лапок.
- Подумать только!..-пробормотал Шкафовник.- Бедняга Летун...
- Никогда бы не пришло в голову, что это ты, дружище...- вырвалось у
Прозрачника.- Но поверь,- опомнился он тотчас же - ... ты очень, очень
симпатично выглядишь...
- Не пойму...-обалдело сказал Морозилка.-Значит, это Летун?
- Что "это"? - спросил Летун.- Что за "это" и откуда вы можете знать,
как я выгляжу?
- Ничего не могу понять,- повторил Морозилка, не проснувшийся до кон-
ца.Почему же он "проявился"?.. А мы - нет?
- Потому что он запылился,- подсказал Подгеранник. - Неужели трудно
понять? Он сидит на книгах, где полным-полно пыли. Ведь никто их ни разу
не протирал. И наконец, пылью покрылась вся его шерсть. Помнишь, как бы-
ло с тобой, когда ты вылез из холодильника? Ты тоже был виден, пока не
растаял иней.
- Так вы меня видите? - спросил Летун.
- Не всего,- сказал Подгеранник.- Там, где пыль на тебе лежит толстым
слоем.
- Значит, я - чудовище?
- Не выдумывай! - вмешался Шкафовник.- Подлети к зеркалу и посмот-
рись.
- Да-а...- задумчиво произнес Летун.- За что бы мне там зацепиться?
- Ведь у него нет крыльев,- сообразил наконец Морозилка.- Он летает
как белка с ветки на ветку.
- Но если ты уцепишься за ту веревочку, что висит над зеркалом, ты
сможешь в него посмотреться,- дал совет Шкафовник.
- И правда,- сказал Летун, весь собравшись в комок и одним прыжком
долетев до противоположной стены. Он схватился за белый тонкий шнурок с
красным шариком на конце и только повис на нем, как вдруг был тотчас же
ослеплен ярким светом.
Вспышка осветила всю комнату. Летун со страха отпустил шнур и, падая,
зацепил боком зеркало. То слетело с гвоздя и вместе с Летуном покатилось
на пол.
Глава 4. Лучший способ проявиться
Долго-долго Летун лежал на полу, уткнувшись носом в ковер и не реша-
ясь открыть глаза. Когда же он привык к свету, падавшему с потолка и
озарявшему все вокруг, первое, что он увидел, приоткрыв правый глаз, бы-
ло пыльное очертание его собственной лапы на красном ковровом ворсе.
Летун медленно приподнялся и глянул на потолок. Там, в люстре, сияла
яркая комнатная луна. Она освещала полки с книгами вдоль стены, телеви-
зор у подоконника и цветущую герань в окошке.
Первое, что сделал Летун, избавившись от страха, он окликнул всех ос-
тальных.
- Вставайте! И нечего стучать зубами.
- Я просто немножко замерз,- сказал Морозилка.- Мне совсем не страш-
но...
- Я опасаюсь, как бы эта луна не повредила моим старым больным гла-
зам,сказал Шкафовник.
- Не бойтесь! - успокоил Летун.- Это комнатная луна.
- Это просто зажегся свет,- разъяснил Подгеранник.- Вы разве забыли?
И как это Летун раньше не догадался включить люстру?
- Удивительно, как мне не приходило в голову дернуть шнурок.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики