ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ

новые научные статьи: психология счастьясхема идеальной школы и ВУЗаполная теория гражданских войн и  демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемен
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но в конце концов, здесь они не представляли особой ценности. На них даже нельзя было купить тушеного цыпленка. И из-за них его едва не побили, верно? А мужчину в балахоне, в отличие от дядюшки Хелстрома, он всегда сможет найти. В конце концов, здесь находится его лавка. Если торговец травами надует Эскаргота, Эскаргот по крайней мере сможет вывести его на чистую воду. Он вынул из-за пазухи кожаный мешочек и отдал мужчине всю свою наличность, помимо трех соверенов, оставленных на тот случай, если в ближайшем будущем он вдруг снова окажется в Городе-на-Побережье или в Твомбли.
– Я сделаю все возможное, – пообещал мужчина, ссыпая горсть золотых монет в кошелек и пряча последний за пазуху. Он широко улыбнулся Эскарготу, глядя на него с доверием и сочувствием.
– Еще две кружки, – сказал Эскаргот хозяину таверны, который протирал тряпкой соседний стол, и протянул одну из трех монет. Трактирщик подозрительно прищурился, а потом схватил монету с ладони Эскаргота, явно довольный.
– Вот и молодец! – воодушевленно воскликнул мужчина в балахоне, радуясь возможности выпить кружку эля независимо от того, кто и чем за нее заплатит.
Эскаргот поначалу задался вопросом, не попросит ли трактирщик больше денег. Он понятия не имел, сколько кружек можно купить на такую монету, и с облегчением вздохнул, когда вместе с элем получил сдачу. Хозяин таверны со стуком поставил кружки и бросил на стол четыре монеты – большие медные монеты с вычеканенным на них подобием обезьяны. В результате сделки Эскаргот получил еще одну кружку эля, но практически ничего не узнал о монетах, ибо понятия не имел, какова покупательная способность медяков.
Часом позже он устало плелся назад по прибрежной дороге, таща с собой хлеб, сыр и огромный кусок ветчины и потратив половину своих денег. Послезавтра он станет сравнительно состоятельным человеком, если этот малый из гостиницы «Ванс», что на Королевской улице, готов заплатить кругленькую сумму за несколько пригоршней лилейных водорослей. Эскаргот проплывал сквозь заросли таких водорослей в миле от берега; вполне возможно, он снова найдет их – или другие заросли – и нагрузит лодку под завязку.
Под третьим по счету мостом он увидел несколько шлюпок и челнов, вытащенных далеко на берег. Эскаргот внимательно рассмотрел их с моста. Луна светила достаточно ярко, чтобы он удостоверился, что никто не сторожит маленькую флотилию, – если, конечно, сторожа не прятались в густой тени под широким пролетом. Но это казалось маловероятным, и посему Эскаргот спустился по каменной лестнице, ведущей под мост.
– Есть тут кто? – бодро спросил он достаточно громким голосом, чтобы разбудить любого спящего человека. Никто не откликнулся. Дюжина крабов бросилась врассыпную, вспугнутая звуками его голоса. Вода плескалась о каменные мостовые быки, и при бледном свете звезд Эскаргот разглядел следы лунных улиток – переплетающиеся бороздки на песчаном берегу. Он нашел рыбачью лодку с веслами, засунутыми под скамейки. Она явно не имела никакой ценности и нуждалась в чистке и осмолке. Задняя банка у нее треснула, а уключины заржавели. Тем легче поэтому было бы ее позаимствовать. Он оставит что-нибудь взамен – одно из морских животных из коллекции капитана Перри или пару башмаков последнего. Но, честно говоря, башмаки такого маленького размера едва ли пригодились бы кому-нибудь. Ладно, Эскаргот что-нибудь придумает.
Конечно, вполне возможно, состояние лодки свидетельствовало о том, что она принадлежала человеку бедному, не имевшему средств на покупку новой шлюпки и даже на ремонт своего утлого челна. Заимствовать лодку у такого человека не годилось, независимо от того, что именно Эскаргот собирался оставить взамен. Он осмотрелся по сторонам и сразу же нашел шлюпку, удовлетворявшую всем требованиям, – свежевыкрашенную, с резным украшением на носу в виде свиной головы. Она стоила гораздо дороже первой, но в целом позаимствовать такую лодку было удобнее, ибо владелец оной явно не испытывал недостатка в средствах.
Эскаргот отвязал лодку и, бросив канат на нос, столкнул ее в воду, а потом запрыгнул в нее и выгреб из-под моста, покачиваясь на маленьких темных волнах, которые бежали к берегу, чтобы со вздохом откатиться обратно. Привезти обратно плату до утра представлялось делом затруднительным, но Эскарготу не следовало забывать о своих принципах. Он найдет что-нибудь равноценное, даже более ценное. Возможно, глаз желейной рыбы из коллекции капитана Перри – и китовый глаз в придачу. Владелец лодки получит в свою собственность глаза самой большой и самой маленькой рыб в море. Он сможет оставить опасный рыбачий промысел, чтобы разъезжать по прибрежным городам, показывая реликвии за деньги. В общем и целом, он станет счастливым человеком, когда обнаружит пропажу своей лодки.
Через день Эскаргот опять греб вдоль берега, направляясь на север, к городу. На дне лодки стояла большая корзина с лилейными водорослями, прикрытыми мокрыми тряпками. Если человеку нужны свежие водоросли, он получит именно свежие водоросли, и по вполне приемлемой цене. Путешествие на морское дно оказалось делом более простым, чем Эскаргот предполагал.
Надеть резиновый скафандр со шлемом из раковины и аэратором оказалось проще простого, и единственный неприятный момент Эскаргот пережил, когда открыл затворы и стал наполнять маленькую шлюзовую камеру водой. Свинцовые подошвы башмаков словно намертво прилипли к полу, и ему оставалось только стоять на месте, глядя на темный океан, бурливший у колен. А что если шлем протечет? А что если изоляция на вороте негерметична? Он пожалел о том, что в спешке не додумался сначала надеть скафандр и – с целью проверки пригодности его – улечься в лохань, наполненную водой. Но для подобных мыслей было слишком поздно: внезапно почувствовав легкость во всем теле, Эскаргот шагнул в круглый люк и приземлился на морское дно, взбив фонтанчик песка.
Поначалу потоки воздуха под шлемом и давление холодной воды на резиновый скафандр назойливо напоминали Эскарготу о том, что от гибели в морской пучине его отделяет всего ничего. Но скафандр не протекал, и воздух – пусть сырой и слегка отдающий металлом – казался ничем не хуже любого другого воздуха. Эскаргот находился на глубине восьмидесяти футов, перед обширными зарослями лилейных водорослей, доходивших ему до плеч и мерно колыхавшихся в слабом подводном течении. Все краски вокруг, приглушенные под толщей воды, имели синий и фиолетовый оттенки, а на расстоянии, футах в ста от Эскаргота, просто сливались в сплошное тускло-зеленое поле.
Он мог набрать не одну бочку лилейных водорослей, но почти сразу решил, что это ни к чему. В конце концов, вот средства к существованию, которые здесь, на морском дне, ждут, чтобы их собрали и уложили в корзину. Если человеку в гостинице позарез нужны водоросли – ладно, Эскаргот окажет ему такую услугу, потратив на все про все полдня. Если вдруг выяснится, что это водоросли не той разновидности, которая требуется, ему не придется сокрушаться о том, что он собрал кучу бесполезной морской растительности единственно для того, чтобы выбросить ее за борт, когда она начнет тухнуть.
Возбуждение, неизменно овладевающее человеком, недавно вступившим на путь обогащения, подгоняло Эскаргота, идущего на веслах вдоль берега на север, к Городу-на-Заливе. Он немного опасался, что человек, у которого он выменял лодку, случайно заметит его и попытается оспорить сделку. Вероятно, лучше всего будет разыскать бывшего владельца лодки и заплатить ему из денег, вырученных на последнем коммерческом предприятии. Разумеется, он оставит ему и глаз желейной рыбы. Называйте это процентом. Он может себе позволить быть щедрым.
Дела у него явно шли на поправку. Перед ним стояла корзина водорослей, которая в конце концов с таким же успехом могла бы быть корзиной денег. А торговец травами – неважно, как его там зовут, – тоже задолжал Эскарготу кучу золотых монет. Кто знает, какую прибыль сулит ему предстоящая сделка? Само собой, лилейные водоросли не единственный вид морской растительности, пользующийся повышенным спросом. Эскаргот немного поразмышлял над этим, вызывая в своем воображении все неисчислимые богатства, которые лежат на дне океана в ожидании, когда человек вроде него спустится в морские глубины и заберет их.
Потом он вдруг вспомнил о Лете, горящей на погребальном костре в Городе-на-Побережье, и настроение у него немного испортилось. Он знал – и знал уже целую неделю, – что потерпел фиаско в Городе-на-Побережье. Оставшиеся без ответа вопросы, неразгаданные тайны не давали Эскарготу покоя, словно он жил в доме с недостроенной стеной, и даже если сидел в кресле лицом к трем достроенным стенам, все равно время от времени, когда чуть поворачивал голову, видел краешком глаза неоштукатуренные стойки и балки незаконченной стены.
Дурацкая история с дядюшкой Хелстромом тревожила Эскаргота, и он понимал, что о ней лучше забыть. Но лучше ли? Почему-то он не мог забыть лицо Леты, которое с течением дней не стиралось в памяти, а, наоборот, становилось все отчетливее. Когда Эскаргот думал об этом, у него возникало ощущение, что он не оправдал чьих-то ожиданий и потерпел какую-то неудачу, хотя сам не понимал, в чем именно та заключалась; что в стремлении спасти свою шкуру он почти или совсем не задумался о том, что значила вся эта история. Однако она что-то да значила. Эскарготу просто не представилось возможности выяснить.
Он подплыл к берегу поблизости от скопления убогих лачуг, оставил лодку на песке среди полудюжины других и направился в город. В лавке лекарственных трав было темно. В витрине пылился все тот же хлам, и Эскарготу показалось, что лавка вообще никогда не освещается, что в нее никогда не заходят никакие посетители, кроме мышей и жуков. Он постучал в дверь, потом постучал еще. Он подергал дверную ручку, но она не поворачивалась.
Эскаргот вошел в соседнюю пивную, таща корзину с водорослями. Хозяин таверны сгорбившись сидел за стойкой, положив подбородок на руки. Он не возликовал при виде посетителя.
– Скажите, – обратился Эскаргот к мужчине, поставив корзину на стол, – когда открывается лавка лекарственных трав?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ    
   
новые научные статьи:   схема и пример расчета возраста выхода на пенсию для Россииключевые даты в истории Руси-России и  этнические структуры Русского и Западного миров
загрузка...

Рубрики

Рубрики