ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  полная теория гражданских войн
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Да и это только в лучшем случае.
– Что они могут сделать без шариков? – спросил Эскаргот.
– Они могут убить девушку. Для этого им не потребуются шарики.
– Но зачем им убивать девушку, если у них нет шариков? Вы говорили, что им нужно и то и другое.
– Вероятно, им нужно и то и другое, чтобы разбить нас наголову, одним ударом. Но перевернуть долину вверх дном они смогут и без шариков. Лучше бы мы удержали у себя девушку, а им оставили шарики, которые в любом случае представляют собой всего лишь застывшую кровь, как я говорил. А крови девушки им хватит на осуществление любых дьявольских замыслов.
Эскаргот моргнул:
– Ваши люди еще не готовы?
У них над головами раздавался частый топот ног по палубе, и слышались громкие отрывистые команды. Кольер заглянул в каюту, начал что-то говорить, а потом сорвался с места и убежал, так ничего и не сказав. Стоял темный ясный вечер; через час над Городом-на-Заливе взойдет полная луна. Эскаргот решил не ждать капитана Эплбая. С эльфами или без эльфов, он отправляется на помощь к Лете.
– Мои люди готовы, – сказал Эплбай. – Я еще не решил, что нам делать. Спокойствие и выдержка – вот мой девиз, и вам стоит принять его на вооружение, приятель. Искусство ведения войны похоже на искусство игры в шахматы. Выпейте еще бутылочку эля.
– Нет, спасибо. – Эскаргот запихал в рот холодные остатки мясного пирога и допил последний глоток эля из кружки. Спокойствие и выдержка, все правильно. Он достаточно долго просидел сложа руки. Сегодня он проиграл схватку, спору нет. Но ведь другую схватку он выиграл, верно? А капитан Эплбай до сих пор не предпринял никаких решительных действий, разве только послал пушечное ядро в голову кальмару. Время выжидать и строить планы прошло. – Я ухожу. – Эскаргот встал и положил руку на ручку двери.
Капитан Эплбай кивнул с явно довольным видом. В глубине души Эскаргот опасался, что капитан снова попытается посадить его под замок. Он мог вполне справедливо посчитать, что Эскаргот слишком часто преследует цели, идущие вразрез с интересами эльфов, и решить, что Эскарготу лучше оставаться в стороне от драки. Но, очевидно, дело обстояло не так.
– Тогда удачи вам, – сказал эльф.
– Спасибо. Понимаете, я просто не могу больше ждать.
– Разумеется, не можете. Я бы тоже не смог. И вполне вероятно, будет лучше, если мы нападем на негодяя с разных сторон, немного запутаем ситуацию. Вам не нужен спутник? Пожалуй, я могу пожертвовать Богги.
– Нет, но все равно спасибо.
– Я так и думал, – вздохнул капитан Эплбай. – Тогда всего доброго.
– До свидания. – Эскаргот вышел, оставив капитана Эплбая курить трубку в одиночестве. Он задавался вопросом, какие планы обдумывает эльф. Безусловно, он что-то замышлял, но угадать, что именно, не представлялось возможным. Капитан был встревожен. Он оставил свои картинные жесты и театральные позы, устрашенный призраком рокового конца, восставшим с наступлением ночи. Таким он больше нравился Эскарготу.
Взошедшая луна сверкала, словно жемчужина на свету, и Эскарготу, шедшему по тропинке через темный лес, она казалась небесным фонарем, повешенным на крючок в высоте с единственной целью освещать ему путь. Луна скрылась за кронами деревьев, потом снова появилась в серебряном ореоле, а затем опять исчезла, и Эскарготу пришлось пробираться ощупью через груды валежника и выступающие из земли камни. Потом внезапно луна вновь показалась в небе и повисла среди колышущихся верхних ветвей огромных деревьев, заливая тропинку холодным сиянием.
Пятна бледного света, дрожащие на крапчатых стволах дубов и пестрой, выжженной солнцем траве, походили на трепещущих, тяжко вздыхающих крохотных призраков, попавших в незримые сети в безмолвной глубине освещенного луной леса. Эскаргот задался вопросом, нет ли поблизости человечков-невеличек, которые наблюдают за ним с деревьев черными задумчивыми глазами, расчесывая пальцами свои бороды.
Но вскоре он вышел из леса на широкий луг, и густая тьма рассеялась. Луна улыбалась, словно циферблат настенных часов в комнате маленькой Энни, и лунный лик снова показался Эскарготу приветливым лицом друга. Он снова вспомнил, как сидел на берегу реки много недель назад и обдумывал возможность отправиться на поиски приключений вместе с Энни. Все его мечты о том, как она выучит эльфийские языки и научится разбирать тарабарское наречие гоблинов, были глупыми и наивными. Теперь он это понимал.
Казалось, практически ничего не шло по плану. Вы можете обозреть огромное пространство с тысячи высоких холмов, можете долго смотреть в мощные телескопы с эльфийскими стеклами, покуда не придете к выводу, что разглядели все до последней мелочи, и, конечно же, можете нарисовать пером план будущего, а потом посыпать песком и высушить чернила. Но вскоре окажется, что холмов не одна, а две тысячи и половина скрывается за грядой других возвышенностей, а дальше находится еще десять тысяч холмов и что всех телескопов в мире, приложенных один к другому и сфокусированных самой твердой рукой, недостаточно, чтобы разглядеть все холмы на свете. А потом из-за гор выползет гряда туч, еще минуту назад невидимая, и внезапный ливень размоет ваши жалкие чернильные планы, превратив их в невнятные голубые разводы на бумаге.
Но тогда вы нарисуете новый план, верно? Так думал Эскаргот, торопливо шагая через луг. Вы составите новый план из фрагментов старых и убедите себя, что на сей раз никакой дождь не уничтожит его. Вы вполне можете сделать это – или же останетесь сидеть дома. Вы никогда не согласитесь признать, что все ваши надежды и мечты на деле оказались просто гоблинским золотом, которое превращается в жуков и мусор при свете полдневного солнца.
Однажды он вернется в Твомбли; ветер странствий принесет его домой. Но сейчас ветер странствий дул в другом направлении, и Эскарготу оставалось лишь установить паруса наивыгоднейшим образом и плыть к берегу по воле судьбы.
Теперь перед ним вздымалась гряда скалистых гор, зазубренная и темная на фоне серых холмистых лугов. Из-за гор лился свет – но не бледное сияние луны, а желтый неверный свет костра. Внезапно Эскаргот почувствовал себя одиноким и беззащитным в бескрайних владениях ночи, и ему показалось, будто с полсотни гоблинов наблюдает за ним из укрытий среди скал. Безусловно, гном готов к возможным неприятностям. И он получит неприятности.
Никто не пристал к Эскарготу на лугу. Никаких гоблинов не появилось; никакие тролли не бросились за ним в погоню. Никакие листья с человечками-невеличками не закружились вокруг него. Через несколько минут он стоял в густой тени валунов, разбросанных у подножия холмов. Теперь он слышал напевное бормотание гнома гораздо отчетливее, чем днем, словно голос разносился дальше в пустынном ночном воздухе. Эскарготу показалось также, что вдали и повсюду вокруг раздается странный натужный треск, похожий на жалобный скрип несмазанных петель медленно закрываемой двери. Он вдруг понял, что ночь наполнена звуками, по большей части таинственными. Но то были не разрозненные беспорядочные звуки, какие разносились над Дикой Лощиной; казалось, звуки издавала сама пробудившаяся земля, сами холмы, пришедшие в движение.
Какую бы цель ни преследовал гном, он приближался к ней, исполненный решимости добиться своего. Узкая полоска лунного света сияла в расселине между высокими склонившимися скалами. Эскаргот двинулся вперед, настороженно озираясь по сторонам, и вскоре выглянул из расселины на отлого поднимавшийся луг, находившийся по другую сторону скал. Он увидел Эбнера Хелстрома, производившего загадочные манипуляции со своими костями и водорослями. За ним на лугу расположилось биваком бессчетное множество гоблинов, сгрудившихся вокруг костров, которые горели ярко, как добела раскаленное железо в кузнечном горне, но почти не отбрасывали света. Гоблины, стоявшие у самого огня, казались белыми в ослепительном сиянии, но уже в нескольких футах от костров сгущался непроглядный мрак, и потому невозможно было сказать, сколько всего гоблинов собралось здесь. Среди них возвышались огромные сгорбленные фигуры троллей, неподвижно сидевших в темноте. Над лугом носились тысячи летучих мышей, которые с противоестественной энергией метались взад-вперед над кострами и чертили стремительные зигзаги в воздухе, возбужденные, казалось, не меньше самих гоблинов. Маленькие человечки приплясывали, подпрыгивали, толкались, щипались и гоготали; судя по всему, гном нарочно разместил их поодаль от своего магического костра, чтобы они не испортили ему все дело своими идиотскими дурачествами.
Зачем он собрал здесь гоблинов, было трудно сказать, но напрашивалось разумное предположение, что они являются войском гнома, ожидающим прибытия эльфов. Капитан Эплбай встретится с намного превосходящими силами противника, даже если к нему присоединится целая флотилия эльфийских галеонов. Гном с великой радостью заставит эльфов просто понапрасну потратить время в бессмысленной битве с гоблинами и троллями, чтобы получить возможность беспрепятственно закончить свое черное дело.
Эскаргот покачнулся и упал ничком, когда земля у него под ногами внезапно вздыбилась, содрогнулась, а потом вновь замерла. Дядюшка Хелстром запрыгал у костра и резко расхохотался, страшно довольный собой. Он ударил по земле посохом, высекая искры из камней, и под землей вновь прокатился глухой гул. Многоголосый ликующий вопль разнесся над полчищами гоблинов, которые наверняка не имели никакого понятия о намерениях своего хозяина, но от души радовались замечательным беспорядкам, творившимся в ночи.
Эскаргот выполз на животе из расселины и притаился в густой тени. Тогда он увидел ведьму, которая сгорбившись сидела между валунами внизу, слева от него. Казалось, она спала или находилась в трансе, а над головой у нее плавало маленькое облачко тумана, которое разрывалось на клочки в порывах ночного ветерка, но сразу же вновь сгущалось, чтобы опять разорваться. Эскаргот на мгновение задался вопросом, не является ли облачко Летой или, вернее, призраком, оставшимся от Леты в данный момент. Он отвлекся от своих раздумий, когда вдруг кубарем покатился по камням вниз – словно незримые руки выдернули из-под него ковер, на котором он лежал, – и, наконец, врезался в отвесную стену скалы, теперь наклонившейся набок еще сильнее, чем минуту назад.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   схема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииэтническая структура Русского мира и  суперэтносы и суперцивилизации
загрузка...

Рубрики

Рубрики