ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

- г. Луисвилл, штат Кентукки. Обнаружен на траве у дома. Травмы, несовместимые с жизнью, - выколоты оба глаза, отрезаны язык и гениталии.
Круз Кастилъо - 33 года, белый, холост, род занятий - частный детектив, прож. - г. Бостон, штат Массачусеттс. Обнаружен в аллее парка аттракционов, в кабинке большого колеса обозрения. Травмы, несовместимые с жизнью, - выколоты оба глаза, отрезаны язык и гениталии.
Керк Крэнстон - 31 год, белый, холост, род занятий - дизайнер-интерьерщик, прож. - г. Конкорд, гит. Иъю-Гэмпшир. Обнаружен в интерьере Дизайн-центра. Травмы, несовместимые с жизнью, - выколоты оба глаза, отрезаны язык и гениталии.
Кейт Тиммонс - 24 года, белый, холост, род занятий - грузчик-такелажник, прож. - г. Джэксонвилл, штат Флорида. Обнаружен в портовом таможенном складе. Травмы, несовместимые с жизнью, - выколоты оба глаза, отрезаны язык и гениталии.
Крис Картер - 27 лет, белый, холост, род занятий - водопроводчик, прож. - г. Уилмингтон, штат Северная Каролина. Обнаружен в подвале супермаркета. Травмы, несовместимые с жизнью, - выколоты оба глаза, отрезаны язык и гениталии.
Адонис Кастракис - 21 год, белый, холост, род занятий - натурщик, прож. - г. Вашингтон, округ Колумбия. Обнаружен у центрального входа в Университет им. Джорджа Вашингтона. Травмы, несовместимые с жизнью, - выколоты оба глаза, отрезаны язык и гениталии.
Имена-фамилии, однако! Будто из «мыльных» сериалов специально надерганы. Типа «Сайта-Барбары», типа «На острие». Но маловероятно, что жертвы стали жертвами из-за имен-фамилий. Хотя, если по совести, затаенная мечта всякого полноценного телезрителя - уничтожить под корень всю эту говорливую сериальную братию. И желательно с особой изощренностью - глаза им выколоть, язык отрезать, гениталии оторвать. В крайнем случае, как полумера, - ногами запинать до полусмерти. Возражения от обожателей «мыла» не принимаются - сказано, речь о полноценном телезрителе.
Хорошо, что Фокс Молдер не смотрит «мыльные» сериалы, не отвлекается на виртуальную чепуху. Реальная жизнь богаче наших представлений о ней. Тем более, богаче убогих представлений «мыльных» виртуалыциков.
Тут вам не там, виртуалыцики!
Тут - семь жертв за три года.
Закономерностей во всех семи убийствах не обнаружено (кроме характера травм, разумеется!).
Разве что:
Все семеро - белые.
Все семеро - холостяки.
Все семеро - из восточных штатов.
И все семеро - внешне весьма привлекательны, судя по картинке, услужливо предоставленной компьютером по каждой персоналии.
Впрочем, не Фоксу Молдеру судить о привлекательности других мужчин. Он не гомик, чтобы обращать специфически-пристальное внимание на однополых: ка-акой милый!
Но что есть, то есть, - «великолепная семерка» объективно, что называется, не уроды (при жизни, а не после нанесения им травм, несовместимых с жизнью, разумеется).
Не здесь ли кроется причина превращения их в жертв? Холостяки - белые и привлекательные. Белые и привлекательные - почему холостяки? Геи?
Положим, Адонис Кастракис, Тэд Локридж, Мэйсон Кепвелл, и, с некоторой натяжкой Круз Кастильо - геи. Все-таки по роду занятий личности творческие. Но грузчик-такелажник и водопроводчик - определенно, не геи, а обыкновенные педерасты. Ну да то нюансы, важные в среде геев-педерастов!
Положа руку на сердце, Фоксу Молдеру начхать - хоть летающим фаллосом назовись, только на чужую задницу не претендуй. В конце концов, лучший источник, с которым Фоксу Молдеру доводилось сотрудничать, имел оперативный псевдоним Глубокая Глотка, но был сугубым натуралом по части сексуальной ориентации.
Однако, если эта самая «великолепная семерка» - гомики, то напрашивается вариант… В среде гомиков чувства-эмоции аффектированы, преувеличены, надрывны. Из чувства ревности готовы задушить про-ти-ивного - Отелло понуро курит в сторонке, а дедушка Фрейд хлопает в ладоши, подпрыгивает и радостно вскрикивает: «Я говорил! Я говорил!». И если окажется, что и подозреваемый Джордж Магулия нетрадиционно ориентирован… Он ведь тоже холост? Темпераментный мужчина Востока - и холост!.. Тогда мотив налицо. И отстри-гание у жертв гениталий вкупе с языком - логически оправдано. С точки зрения голубой логики, конечно. Мол, так не доставайся же ты никому!
- Он не гомик, Молдер. И семеро жертв Магулии - не гомики.
- Доподлинно?
- Доподлинно. Вот медицинские карты каждого из них.
- Жаль. Версия напрашивалась.
- У тебя и версия с чечено-грузино-греческими боевиками напрашивалась.
- Ну, извини. Один - один, Скалли.
Что-что, а на членов чечено-грузино-греческой организованной преступной группировки никто из жертв не тянет. Ни по роду занятий, ни по стажу проживания в США, ни по именам-фамилиям, наконец. Разве что Адонис Кастракис. Но - один в поле не воин. То есть бывает, что и воин, но строить версию по национальному признаку, на основании единственного проходящего по делу грека-почти-грузина - время терять.
Хотя… не странновато ли: подозреваемый - грузин Магулия, а в группе расследования - грузин Хачулия. Кучность малочисленного грузинского народа на квадратный метр страны Бога и моей не настораживает ли?
Не настораживает. Не должно. И даже не ирония судьбы, но всегдашняя американская сбалансированность.
Если ФБР разоблачает тайную организацию арабских террористов-смертников, то в составе оперативной группы непременно оказывается характерный смуглый-курчавый-носатый Ахмет-Омар-Курбан, завзятый пацифист.
Если ФБР ликвидирует разветвленную сеть наркоторговцев из этнических долбанных ниггеров, то в составе оперативной группы непременно оказывается ухоженный некурящий афроамериканец, ненавидящий рэп и пирсинг.
Если ФБР преследует русскую игорную мафию (специализация - «пьяница»), то в составе оперативной группы непременно оказывается российский стажер-увалень, присланный по обмену опытом, непьющий, столь не азартный, что даже за свой какой-нибудь доморощенный «Зенит» не болеет.
Если ФБР… Да не счесть примеров! Но сбалансированность - непременно. И не в угоду «мыльным» виртуалыцикам. Просто мир таков, каков есть. А он таков. Ксенофобии - гневное «нет»! И на каждую сложную гайку всегда есть болт с фигурной резьбой. И на Джорджа Могулию есть Цинци Хачулия. Диалектика, однако…
Однако диалектика диалектикой, но завтра с подозреваемым Магулией предстоит общаться не Хачулии, а спецагентам Молдеру и Скалли: «Уважаемый, вы - убийца-изувер? Нет? А тогда объясните, почему как только вас, уважаемый, упрятали за решетку, изуверские убийства прекратились, будто по мановению волшебной палочки. Прокомментируйте? Нет комментариев? Что ж, на нет и суда нет…»
Оно, конечно, в вопросе изначально заложена изрядная доля лукавства. Со времени обнаружения последней жертвы, Адониса Кастракиса, и заключения иод стражу подозреваемого, Джорджа Магулию, прошло всего ничего - двое суток. Но не ждать же еще три года, день за днем утяжеляя спуд косвенного доказательства: «Видите, уважаемый, сегодня опять не было изуверского убийства! И через неделю - не было. И через месяц. Год прошел - нету!.. Будем запираться или будем признаваться?!» Если подследственный неискушен в мелких хитростях профессионального дознавателя, то вполне может пойматься на элементарную уловку. М-м?
Впрочем, подозреваемый Джордж Магу лия вряд ли неискушен. Как-никак, отбыл срок в российской психушке, а там сурово спрашивают.
Ладно, утро вечера мудреней. Завтра видно будет.
Завтра-завтра, не сегодня.
А лучше бы сегодня. И тогда аргумент «ты изолирован - убийства прекратились» завтра имел бы некий вес. А так…
А как?
А так, что юноша бледный со взглядом горящим в ночи увлекся процессом - превращением дерьма в конфетку.
Дерьмо - битые бутылки, которых за полчаса ковыряния в мусоросборниках набирается с вагон и маленькую тележку.
Конфетка - финтифлюшки, идущие в сувенирной лавчонке по три доллара за штучку.
Юноша - стеклодув. Он этим на жизнь зарабатывает. Не ахти сколько, но все же лучше, чем хот-догами торговать или «сэндвичем» у секс-шопа озабоченных клиентов заманивать: «Только здесь и сейчас! Пальчик-с-мальчик!»
Прежде чем выдувать из стекла всяческие финтифлюшки, надобно довести до кондиции исходный материал. То есть стекло.
Берешь пустую бочку… такую, над которой граждане страны Бога и моей без определенного места жительства руки согревают, превратив ее в доморощенную печку..
Закатываешь бочку в пустующий дом на снос, предварительно удостоверившись, что там еще не обосновались на ночлег граждане страны Бога и моей без определенного места жительства.
Отыскиваешь на помойке детский тазик без дыр. В качестве варочного котла. Загружаешь в него битое стекло.
Водружаешь тазик-котел поверх бочки, в которой поддерживаешь равномерный костерок. И ждешь.
Вот оно, вот оно! Поплыло, поплыло. Не беспорядочная, разнокалиберная, многоцветная куча осколков - однородная густая тяжелая багровая масса. И помешиваешь, и помешиваешь. Еще немного, еще чуть-чуть, последний миг - он трудный самый! Тот миг, когда исходный материал доходит до кондиции, до нужной. И тогда подцепить текстолитовой трубочкой шмат «огненного киселя» и дуть-выдувать - хоть мышонка, хоть лягушку, хоть неведому зверушку, не снившуюся и кинокомпании Уолта Диснея!
Ожидание последнего мига требует полной сосредоточенности. Нет никого и ничего, кроме увесисто булькающего стеклянного варева! Следить, следить! Язык от усердия высунут. Пересохшие губы. Взгляд горящий - в зрачках отсветы из тазика. А бледен юноша, наверное, потому, что питается плохо. Сувенирная лавка торгует его финтифлюшками по три доллара, но он-то их туда оптом сдает по полтора. Грабеж среди белого дня, если вдуматься! Завтра надо будет поставить условие: или - или! Или по два, или… Не отвлекайся, юноша! Завтра будет завтра. Сегодня - не белый день. Темная ночь.
Темная ночь. Только брызги летят из котла, только жилка дрожит у виска, только жар опаляет. Нет никого и ничего…
…а есть! Тень в плаще с капюшоном. Гражданин без определенного места жительства погреться зашел? На огонек?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики