ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ

новые научные статьи: психология счастьясхема идеальной школы и ВУЗаполная теория гражданских войн и  демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемен
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Потом, так же тихо, как он вошел сюда, граф вернулся в будуар и осторожно закрыл за собой потайную дверь.
Минелла проснулась оттого, что Эльспет спросила:— Где мама?— Если мы позвоним в звонок, мама придет, — ответила Минелла. — Но только если еще не слишком рано.Она выбралась из постели, раздвинула шторы и посмотрела на часы, стоящие на каминной полке.Была половина восьмого. Они с Эльспет проспали ровно столько, сколько необходимо.— Я потеряла мой платочек, — пожаловалась Эльспет и зарылась в постель в поисках вчерашней игрушки. Минелла позвонила в звонок.Роза, едва войдя, рассыпалась в извинениях, но Минелла не стала их слушать.— Я только надеюсь, что вы спали так же крепко, как и мы! — сказала она.— Как бревно, мисс, ей-богу! И все благодаря вам, мисс. Какая вы добрая!Она отвела Эльспет в свою комнату и вернулась, чтобы помочь Минелле закончить одеваться.Минелла надела амазонку, тщательно заколола прическу и спустилась вниз на три или четыре минуты раньше графа.— Сегодня я первая! — воскликнула она, увидев его.— Надеюсь, вы крепко спали, — сказал граф.— Как выразилась Роза, когда я спросила ее о том же, «как бревно»!В глазах графа мелькнуло странное выражение, но Минелла не обратила на это внимания. Ее занимала сейчас одна мысль; как бы поскорее добраться до лошадей.Когда, закончив завтракать, они пошли к двери, граф вдруг сказал:— Когда Мы вернемся, я хочу поговорить с вами с глазу на глаз.— Конечно, — кивнула Минелла. — А где?— В моем кабинете. — ответил граф. — Лакей проводит вас туда.Минелла на секунду задумалась, что такого важного он хочет ей сказать, но снаружи ее ждал Сарацин, и она выбросила это из головы.Через два часа, снимая у себя в спальне амазонку, Минелла вновь вернулась к этим мыслям и подумала, не сократил ли граф преднамеренно их поездку, чтобы успеть поговорить с ней, пока остальные гости еще не вставали.Она позвонила, и когда Роза пришла, спросила, поздно ли разошлись ее подруги. Оказалось, что, как и вчера, все легли спать не раньше трех.— За завтраком никого не будет, сами увидите, мисс, — сказала Роза. — Я всегда говорю — пропуская утро, пропускаешь лучшую часть дня.— Вполне согласна, — кивнула Минелла. — А это утро было для меня особенно замечательным, потому что я скакала на самой великолепной лошади из всех, на которых я ездила за всю мою жизнь.«И вряд ли когда-нибудь поеду еще», — добавила она про себя.На это раз Минелла надела голубое платье, которое изумительно гармонировало с ее белой кожей и светлыми волосами.Минелла так торопилась, что даже не потрудилась посмотреть на себя в зеркало.Роза вынула из ее прически лишние шпильки, и Минелла поспешила в холл, где ее уже ждал лакей.— Не соблаговолите ли вы последовать за мной, мисс? — почтительно предложил он и повел ее в ту часть замка, где она еще не бывала.В конце длинного коридора лакей открыл дверь, и Минелла увидела графа, ожидающего ее в очень удобном и в то же время внушительном кабинете.На стенах висели картины Вуттона и Стаббса, изображающие лошадей. Диван у камина и стулья были обиты красной кожей.Но Минелла смотрела только на графа. Он тоже переоделся, и она подумала, что в костюме для верховой езды он ей нравится больше.— Вы на удивление быстры, Минелла, — сказал он. — Обычно женщин приходится ждать часами, но, видимо, работа на сцене требует умения переодеваться в мгновение ока.Минелла улыбнулась ему, но ничего не ответила.Она просто подошла к мраморной каминной полке и протянула руки к огню.Несколько мгновений граф наблюдал за ней, а потом произнес:— Присядьте, Минелла. Я хочу сказать вам кое-что важное.Она повиновалась и вопросительно посмотрела на него, не понимая, почему тон его неожиданно стал таким серьезным.Граф встал спиной к камину и продолжал:— То, о чем я собираюсь поведать вам, — моя тайна, и я вынужден просить, чтобы вы дали слово никому ее не рассказывать.— Да, конечно, я обещаю, — сказала Минелла.— И вы клянетесь в этом всем, что для вас свято? Я полагаю, вы молитесь Богу?— Разумеется, каждый вечер и каждое утро. Граф улыбнулся, словно ждал именно этих слов. Потом он заговорил, и Минелла впервые услышала в его голосе искреннее волнение:— Около двух лет назад я женился.Минелла посмотрела на него в изумлении. Конни никогда не говорила, что у графа есть жена.— Так получилось, — продолжал граф, — что моя жена очень похожа на вас.— Похожа на меня?— У нее такие же волосы, такой же цвет глаз, хотя — не подумайте, что я хочу вам польстить — вы гораздо красивее.— Спасибо, — спокойно сказала Минелла.— Это был поспешный брак, — продолжал граф, — и, оглядываясь назад, я понимаю, что на меня оказали давление — причем не только моя мать, которая мечтала, чтобы я поскорее женился, но и отец моей жены, посол в отставке.Повисло молчание. Потом граф произнес медленно, словно видел какую-то картину перед своими глазами:— Это случилось на юге Франции. Там живет моя мать, на вилле около Ниццы, потому что английский климат ей вреден, и у отца моей жены тоже вилла недалеко. Они очень дружны, и вместе разработали план женить меня на дочери посла, Ольвии.Голос графа внезапно переменился, и он почти выкрикнул:— Это была ловушка, и я попался в нее, как зеленый юнец!— Ловушка? — переспросила Минелла. — Но как же так?— Я должен был догадаться, — продолжал он, словно не слыша, — когда они использовали любые предлоги, чтобы заставить нас поскорее сыграть свадьбу прямо там, в Ницце, и Ольвия, казалось, ничуть не против того, что на свадьбе не будет ее английских подруг и друзей.«Быть может, она стеснялась большой церемонии», — подумала про себя Минелла.Но вслух она ничего не сказала, а в голосе графа послышались резкие, стальные ноты, когда он произнес;— Через неделю после того, как мы обвенчались, моя жена сказала мне, что она беременна и убежала с итальянцем, которого любила в течение двух лет, и с которым ее отец запретил ей встречаться.— О нет! — выдохнула Минелла.— Вы можете представить, что я тогда чувствовал, — горько сказал граф, — но я был твердо намерен скрыть ото всех нанесенное мне оскорбление и тот факт, что меня поймали с помощью одной из самых избитых уловок!Минелла не понимала, что это значит. В то же время она отчаянно жалела графа, зная, как больно этот поступок жены задел его гордость.— Что же вы сделали? — тихо спросила она.— Я вернулся в Англию и решил, что никто не должен жалеть меня, никто не должен смеяться надо мной у меня за спиной, — ответил он и с насмешкой добавил:— Никто не осмелился бы делать это в лицо.— Разумеется, но ведь никто не знал, что вы женаты?— Все об этом знали! — с досадой сказал граф, как будто это был глупый вопрос. — О нашей свадьбе было объявлено не только во всех английских газетах, но и во всех французских! Когда я вернулся, меня ждали груды поздравительных писем.— Представляю, как все это было ужасно для вас! — с сочувствием сказала Минелла.— То, о чем я вам только что говорил, — произнес граф, — известно только моей матери и отцу моей жены.— Я… Я не понимаю.— Своим знакомым я сказал, — продолжал граф, — что моей жене пришлось остаться во Франции с отцом, у которого расшатано здоровье. Всякий раз, когда я уезжаю отсюда или из моего дома в Лондоне, я говорю, что еду ее навестить и жду, что она вернется в Англию, как только ее отец или поправится, или умрет.— И они верят вам?Губы графа искривились в циничной усмешке.— Не у многих людей достанет отваги назвать меня лгуном!— Но где же теперь ваша жена?— Со своим любовником в Италии, — ответил граф. — Недавно я получил от нее письмо с просьбой дать ей развод.Минелла непонимающе взглянула на него.— И вы отказали ей?— Конечно! Почему я должен стать жертвой скандала? Почему я должен позволить не только моим друзьям и врагам — а у меня множество и тех, и других, — но также любому горожанину, покупающему газеты, узнавать о моих личных делах?— Я понимаю, что для вас это было бы оскорбительно, — сказала Минелла, — но это подразумевает, что вы не можете жениться снова, и вырастить сына, который унаследует этот замечательный замок.— Я знаю, — сказал граф так, словно его обидело то, что сказала Минелла.— Я… Мне очень жаль.— И теперь на сцене должны появиться вы.— Я?— За два дня до отъезда из Лондона, мне было поручено представлять ее величество королеву Викторию в Каире, когда генерал Китченер прибудет туда шестого октября, после блистательной победы в Судане.— Вы имеете в виду битву при Омдурмане?— Я вижу, вы читаете газеты! — усмехнулся граф. — Да, как вы знаете, он сейчас герой дня. Генерала будут чествовать в Египте, а когда он вернется в Англию, как стало мне известно из конфиденциальных источников, ему пожалуют графский титул.— Что ж, я рада! — воскликнула Минелла. — Я всегда восхищалась его военным талантом, и теперь он отомстил за смерть генерала Гордона.Граф приподнял бровь, словно был удивлен ее осведомленностью, и сказал:— Ее величество особенно просила меня посетить все официальные приемы, а на них меня должна сопровождать супруга.Минелла затаила дыхание.— Я вижу, что это ставит вас в весьма неловкое положение. Что же вы будете делать? Граф посмотрел Минелле прямо в глаза.— Я надеялся, что, поскольку вы ищете работу, я мог бы нанять вас для этой цели.— Я… Я не… понимаю.— Это же так просто, — сказал он. — Вы выглядите достаточно похожей на мою жену, чтобы даже те, кто видел ее фотографии, не стали задавать никаких вопросов. Как я уже говорил вам, вы блестящая актриса, и спектакль, который вы играли эти два дня, представляется мне безупречным.— Мой… спектакль?На губах графа мелькнула легкая улыбка:— Могу лишь сказать, что, когда вы выдаете себя за дочь аристократа, ваше поведение, речь и выражение лица вполне естественны.Минелла нервно вздохнула.— Но это совсем не то, что сыграть вашу жену.— Я прослежу, чтобы вы не сделали ошибок, — сказал граф. — Это всего три дня в Египте, и, конечно, прием офицеров на линейном корабле, на котором мы будем путешествовать.— Линейный корабль?— Именно на нем мы поплывем в Египет. Я точно не знаю, будет ли генерал Китченер возвращаться на нем.— Линейный корабль! — повторила Минелла дрожащим голосом.Она всегда мечтала увидеть боевой корабль, и то и дело просила отца рассказать ей о судах, на которых ему доводилось путешествовать по свету.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ    
   
новые научные статьи:   схема и пример расчета возраста выхода на пенсию для Россииключевые даты в истории Руси-России и  этнические структуры Русского и Западного миров
загрузка...

Рубрики

Рубрики