науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Конрад всегда считал, что первый залп всеми орудиями борта должен делаться наверняка, чтобы нанести максимальный урон судну противника.Но когда корабли сблизились, произошла странная вещь. Французское судно прекратило огонь и резко сменило курс.Конрад, повернувшись к правому борту, понял, что произошло.Увидев размеры «Непобедимого», французы решили отступить!— Мистер Диккен, — спросил он, — какое расстояние от нас до корабля противника?— Около полумили, сэр.— Спасибо, — ответил Конрад.Он отдал приказ добавить парусов, и заметил, что на преследуемом судне сделали то же самое.Конрад видел, что французский корабль размерами не уступает «Непобедимому», но он был гораздо старше и явно провел в плавании долгое время.Именно поэтому команда его предпочитала вступать в схватку лишь с судами меньших размеров, которые легко подавлялись превосходящим огнем.— Если ветер не изменится, мы догоним их, сэр! — восторженно воскликнул Диккен.«Непобедимый», идя подо всеми парусами, неумолимо нагонял французское судно, которое, как казалось Конраду, шло на максимальной скорости.Расстояние между кораблями все уменьшалось, и наконец Конрад отдал приказ стоящим в полной готовности матросам:— Заряжай! Целься! Огонь!Гром залпа слился со звуком выстрелов с французского корабля. Конрад услышал, как ядра просвистели над судном, к счастью, не задев мачт.Французы поняли, что им не удастся спастись бегством м приняли бой.«Непобедимый» окутался дымом; Конрад мог слушать лишь возбужденный голос первого помощника, отдающего приказы.Пушки вновь выстрелили и канониры быстро перезарядили их.— Беспорядочный огонь! — услышал Конрад.По звуку выстрелов он понял, что более опытные канониры стреляют гораздо быстрее, чем новички.Он заметил, что ядра французов падают уже поблизости от корабля, поднимая огромные фонтаны воды, которая заливала палубу «Непобедимого».И в следующий момент он увидел, как рухнула главная мачта противника, и услышал восторженный рев матросов.Теперь французский корабль мог лишь беспомощно дрейфовать.Битва должна была закончиться в считанные минуты.На воду — чтобы подобрать уцелевших — спустили шлюпки, и Конрад уже готов был отдать приказ идти на абордаж, как вдруг услышал крик:— Пожар! Пожар на корабле!Огонь, охвативший судно противника, быстро распространялся.Дерево старых кораблей обычно высушено временем — не прошло и минуты, как французский корабль превратился в огромный факел.Конрад видел, как матросы, пытаясь спастись, бросаются за борт; он понимал, что многие из них оказались в ловушке трюма, из которой не было спасения.Когда спасенных доставили на борт, выяснилось, что французский корабль возвращался на родину после трехгодичного плавания.На его счету, несомненно, было множество потопленных английских судов; трюмы его были полны добычи, что и помешало французам спастись бегством.Когда пленников отправили в трюм, капитан поинтересовался об их собственных потерях.— Один из канониров убит, сэр, — доложил Диккен, — из-за взрыва пушки.Конрад сжал губы. Это была беда всех кораблей, в особенности оснащенных новыми пушками.— Один матрос сломал руку при откате орудия, еще двое были ранены осколками, когда несколько ядер попали в палубу.— Кораблю нанесен ущерб?— Небольшой, все можно починить и закрасить.— Спасибо.Только после этого Конрад вспомнил о Делоре, подумав, не испугалась ли она.Он хотел было послать Диккена позаботиться о ней, но решил, что лучше пойти самому.Начинало темнеть, порывистый ветер сменился проливным дождем.Оставив вместо себя первого помощника, Конрад спустился вниз, к каюте, которую он сейчас занимал и куда отправил Делору — во время боя там было безопаснее, чем в капитанских апартаментах на верхней палубе.Спускаясь по трапу, он столкнулся с Эбигейл.— Все закончилось, сэр? — спросила она со спокойствием, достойным восхищения.— Да, Эбигейл. С вашей хозяйкой все в порядке?— Она очень хотела видеть вас. Я собираюсь приготовить ей чашечку чая.Конрад улыбнулся — Эбигейл, как и большинство английских служанок, считала чашку чая панацеей при всех болезнях.— Я уверен, нам всем сейчас не помешает чашка хорошего чая.Он знал, что матросы в этот момент думают совсем не о чае, а о глотке рома — но об этом обязательно позаботится Диккен.Он открыл дверь каюты, которая была погружена в полумрак — лампа оставалась не зажженной.Здесь царила тишина, и Конрад даже подумал, что девушки тут нет. Однако этот же момент он услышал вскрик, и перед ним появилась Делора.— Вы… вы в безопасности! Вас не ранило?Она почти что выкрикнула это; неожиданно корабль сильно качнуло, и Конраду пришлось обнять девушку, чтобы не дать ей упасть.Он ощутил дрожь ее тела, и понял, что страх ее прошел.Их взгляды встретились.Не осознавая происходящего, ни о чем ни думая, повинуясь импульсу, полностью парализовавшему его волю, Конрад нашел уста девушки своими губами.Коснувшись ее рта он понял, что именно об этом он мечтал все время — о той нежности, сладости, трепете и невинности, каких он не встречал никогда в жизни.Полностью потеряв контроль над собой, Конрад крепче обнял Делору и ощутил ее сладостное волнение, в котором, как в зеркале отражались и его собственные чувства.Он целовал ее страстно, требовательно, и, в то же время, с благоговением, ибо Делора отличалась от всех остальных женщин, когда-либо принадлежащих ему.И только усилившаяся качка вынудила его оторваться от ее губ и вернуть себе самообладание.— Простите меня, — еле слышно прошептал он.Его ужаснул собственный поступок, и сейчас он совершенно не понимал, что ему делать дальше.— Я… я люблю вас.Она тоже произнесла это шепотом, но капитан прекрасно расслышал слова.— Я знаю… что полюбила вас… с первой встречи… с тех пор… как я поняла, что мои молитвы были услышаны… и Бог послал мне избавителя!Сверхчеловеческим усилием воли Конрад отнял руки от Делоры, оставив ее держаться за ближайший стул, привинченный к полу.Он пересек каюту и остановился у иллюминатора, вглядываясь вдаль — над морем уже начала сгущаться тьма — и тщетно пытаясь понять, почему так стучит его сердце, и как разрешить все терзавшие его душу вопросы.Он не двигался; Делора с трудом добралась до кресла и рухнула в него.Конрад чувствовал, что девушка смотрит на него, и, даже не поворачиваясь, мог сказать, что взгляд ее полон немого вопрошания и изумления.Наконец, к Конраду вернулся дар речи.— Мы должны забыть о том, что сейчас произошло. Я бы никогда не позволил себе подобного, не будь окрылен победой.В повисшем молчании раздался тихий голос Делоры:— Вы… вы хотите сказать… что… сожалеете о… о том, что поцеловали меня?— Я не должен был этого делать.— Но… ведь это произошло… и теперь… теперь я точно знаю… что люблю вас.— Вы не должны так говорить, Делора.— Но это… правда.— Если это правда, то я вдвойне сожалею о сделанном; вы же должны заставить себя поверить в то, что запутались в своих чувствах. Вы впервые оказались в центре боевых действий — а в таких случаях иногда происходят и более странные вещи, о которых бывает лучше — и легче — забыть.В каюте вновь воцарилась тишина. Через некоторое время Делора, всхлипывая, смогла выговорить:— Так… вам не понравился… поцелуй! Я же никогда… никогда не испытывала ничего подобного!Конрад понял, что девушка вот-вот расплачется и поспешил ответить:— Что вы, это было изумительно, но мне стыдно за то, что я потерял контроль над собой и своими действиями, а это непростительно для капитана.— Я думала… что вы поцеловали меня не как капитан… а как… как мужчина.Конрад ничего не ответил — ведь это было правдой.Но, боясь, что Делора может наговорить еще глупостей, он повернулся к двери.— Мне еще многое нужно сделать.— Нет! Нет… пожалуйста, не уходите… я должна вам еще кое-что сказать.Не в силах отвергнуть ее мольбу, он подошел и сел во второе кресло.Девушка протянула к нему руки — он взял их в свои.Он ощутил дрожь ее пальцев, усилием воли подавив в себе желание покрыть их поцелуями.Она вцепилась в его пальцы, как утопающий хватается за спасательный круг. Затем, изменившимся голосом, она произнесла:— Я… я люблю вас… и даже если вы… не любите меня… я буду любить вас… всю жизнь… до самой смерти.— Делора, вам не следует говорить подобные вещи.— Но это правда… я действительно люблю вас… я сделаю все, что вы захотите… пожалуйста… но продолжайте любить меня… хотя бы как родственницу.— Любить вас!.. — вырвалось у Конрада.Делора, словно боясь своих слов, откинулась в кресле, прижимая руки к груди.— Я думаю, — шепотом добавила она, — я надеюсь… что, даже пытаясь подавить в себе это… вы любите меня… хоть капельку.Темнота царившая в каюте и нежность ее голоса волновали Конрада; от близости девушки и ее прикосновений сердце его едва не выскакивало из груди; он больше не мог сдерживаться.— Я люблю тебя! Конечно же, я люблю тебя! Но мы прекрасно понимаем, что между нами ничего не может быть!— Но это уже было! И… мой дорогой кузен… этого… этого я ждала всю жизнь.— Но, любимая, у нашей любви нет будущего. Я обязан выполнить приказ и передать тебя в руки губернатора. То, что я влюбился в женщину, полностью зависящую от меня, идет вразрез с моими понятиями о чести, не говоря уже о мнении остальных.— Когда я была здесь… во время битвы… я так боялась за тебя… я решила, что если… если тебя убьют… я наложу на себя руки.— Тебе не следует так говорить, — ответил Конрад.Он не вполне понимал, как это произошло, но Делора уже сидела в его кресле, в его объятиях, и он целовал ее — так же как несколько минут назад, но еще более настойчиво.Конрад целовал Делору до тех пор, пока во всем мире для него не осталось ничего, кроме очарования ее губ, мягкости и аромата ее тела и безумия его любви.Мысли его затуманились, он ясно сознавал только одно — Делора была его идеалом.Где-то в глубинах его души хранился образ женщины его мечты, женщины, которую он уже отчаялся найти.И теперь, за несколько дней узнав живость ума девушки, разносторонность ее характера и силу воли, он понял, что любит ее.Кроме того, она была настолько притягательна и желанна, что ему с трудом верилось в то, что когда-то он желал иную женщину.Когда Конрад оторвался от Делоры, она прошептала:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики