науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она уже не допускала, чтобы его рана кровоточила, что частенько случалось во время лихорадки, когда хирург ходил взад и вперед, бормоча, что дни капитана сочтены.Одни человек из команды умер, после того, как ему ампутировали руку, а другой, которому отняли ногу из-за осколка, застрявшего у него под кожей во время боя, скончался в ужасных мучениях три дня спустя.Делора решила не говорить Конраду об этом и предупредила о том же самом Диккена и Барнетта.— Это только расстроит его, — сказала она, — и он будет чувствовать себя виноватым за то, что мы спасли его ногу, но не смогли остановить врача и спасти от смерти других несчастных.— Всегда считалось само собой разумеющимся, что раненый человек должен быть лишен поврежденного члена, и нет никакого другого способа сохранить ему жизнь, — говорил командор Диккен.— Другие способы есть, и теперь вы можете убедиться в этом, — ответила Делора, — и, возможно, когда Конрад вернется в Англию он сможет показать Адмиралтейству живой пример того, чего можно добиться, обладая минимальным запасом знаний.— Я сильно сомневаюсь, что кто-нибудь в Адмиралтействе станет это слушать, — мрачно заметил Диккен. — Они ненавидят любые нововведения и свежие мысли. Вот если бы мы смогли найти кого-нибудь, кто бы сказал об этом в Парламенте, это было бы другое дело.— Я уверена, что Конрад знает такого человека, — твердо заявила Делора.Сказав это, она задумалась, будет ли какая-нибудь польза, если попросить ее брата поддержать подобную идею в Палате лордов. Но потом она вспомнила полное безразличие Дензила ко всему, в чем он не имел личного интереса, и поняла, насколько глупа была эта идея.— Через несколько дней я увижу его, — подумала она.Эта мысль была столь ужасна, что Делора как можно быстрее побежала в каюту капитана, решив не тратить впустую ни минуты времени, которое она могла провести рядом с Конрадом.Эбигейл и Барнетт уже закончили перевязывать его ногу и он лежал на подушках побледневший, с крепко сжатыми губами.Как только Делора появилась перед ним, Конрад почувствовал себя лучше, так словно после суровой зимы наступила долгожданная весна, сразу улыбнулся ей и забыл все свои страдания.— Хорошо ли ты спал? — спросила она.— Я лежал и думал о тебе, — ответил он.Барнетт и Эбигейл покинули каюту, чтобы выбросить грязные, бинты и приготовить Конраду чай.— Похоже, сегодня будет жарко, — сказала Делора. — Может, нам стоит вывести тебя на палубу, чтобы ты мог насладиться солнцем?Подумав, Конрад сказал:— Я думаю, Эбигейл будет настаивать на том, чтобы я отдыхал как можно больше, потому что я должен буду сам передвигаться по земле, когда мы поставим судно в док.— Где… ты… остановишься?В первый раз они обсуждали, что будут делать, когда пристанут к берегу, и он услышал страх в голосе Делоры.— Надеюсь, я смогу остановиться в доме адмирала Нельсона, который находится рядом с гаванью.Наступила небольшая пауза, затем Делора спросила очень тихим голосом:— И как… далеко… буду от тебя я?Конрад взял ее руки в сбои.— Я не знаю, моя дорогая, — сказал он. — Губернаторский дворец находится в Сент-Джоне, на расстоянии нескольких миль от берега. Но есть и другой дом, который стоит на холме выше верфи.Он заметил пристальный взгляд Делоры и продолжил:— Он называется Кларенс-Хаус и был построен в 1787 году для принца Вильямса, который был герцогом Кларенса. Он жил на Антигуа, когда командовал «Пегасом».— Ты думаешь, я смогу там остановиться?— Я сказал тебе об этом, потому что однажды слышал, что губернатор иногда использовал этот дом как загородный, и подумал, что тебе вовсе необязательно ехать в его официальную резиденцию, до свершения свадебной церемонии.При последних его словах, Делора тихонько охнула и положила голову на руки Конрада; он обнял ее.— Как… смогу я… вынести это? Как смогу я… выйти замуж за кого-то… кроме тебя?Он едва слышал слова, слетающие с ее губ, но, несмотря на это, понимал каждое из них.Он сжал ее пальцы так, что они побелели, думая, как бы успокоить ее, и прекрасно понимая, что сейчас ей не помогут никакие слова и никакие действия.Затем дверь открылась, и в каюту вошла Эбигейл. Делора порывисто поднялась и подошла к окну, стараясь скрыть свои слезы.
Неделю спустя они устроили прощальный ужин при свечах, напомнивший им тот первый вечер, когда они остались наедине.Были поданы самые разнообразные блюда, но даже если бы им предложили амброзию или божественный нектар, это не имело бы никакого значения, потому что они могли думать только друг о друге и о своей любви.Ни Конрад, ни Делора не решались заговорить, затем глаза их встретились и слова сами замерли на губах: они могли только смотреть друг на друга, и сердце разговаривало с сердцем, а душа с душой.— Ты не… забудешь меня? — спросила Делора, когда еду уже унесли.Как только за слугами закрылась дверь, она села на кровать рядом с Конрадом с той стороны, где была здоровая нога, и он обнял ее так, что она могла положить голову на его плечо. Он поцеловал ее в лоб, избегая губ. Девушка понимала, что в этот момент они оба изо всех сил сдерживали свои чувства, боясь потерять контроль над собой.— Ты знаешь, что это невозможно, — ответил Конрад тихим голосом. — Ты знаешь также, что где бы я ни находился, будь между нами хоть целый мир, я всегда буду чувствовать, что ты со мной, направляешь меня, помогаешь мне и любишь меня, как сейчас, — Я чувствую… то же самое, — сказала Делора, — но, дорогой мой, если бы только я могла… умереть, чтобы быть с тобой… там, где уже нет никаких проблем.Было что-то такое в словах Делоры, что заставило Конрада резко перебить ее.— Ты же сама говорила, что пока есть жизнь, есть и надежда. Так давай же верить в то, что однажды судьба улыбнется нам и мы будем вместе, одни во всем мире.Она придвинулась немного ближе к нему; Конрад прекрасно понимал ход ее мыслей — лорд Граммель уже старый человек, и, возможно, им не придется ждать так долго.Но для Конрада было гораздо большей мукой, чем та, что он вынес после ранения, представлять, что ждет Делору, пока Граммель жив.Каждую секунду, находясь рядом с ней, он осознавал, насколько она невинна по сравнению с другими женщинами. Она понятия не имела о тех глубинах разврата, в которых погрязли такие люди, как Граммель и ее братец, в поисках так называемых «удовольствий».Мысль о том, как она будет удивлена и потрясена тем, что ей предстоит узнать в обществе этих негодяев, делала Конрада потенциальным убийцей: он думал, что легко мог бы уничтожить их обоих, прежде чем они причинят хоть малейший вред столь нежному и чувствительному существу, как Делора.Он знал, что не может ничего сказать, чтобы хоть как-то подготовить ее к тем испытаниям, которые ее ожидают, и, подобно ей, мог только молить небеса о чуде, но о каком именно, он совершенно не представлял.Делора оставалась рядом с Конрадом, пока он не понял, что пора пожалеть ее, и дать ей отдохнуть.— Иди спать, моя дорогая, — сказал он.— Ты… правда хочешь… чтобы я ушла?— Тебе известно, что я никогда этого не захочу, — ответил он. — Я хочу, чтобы ты была рядом со мной всегда, но сейчас мы оба должны постараться делать то, чего от нас требуют обстоятельства.Она осторожно повернулась, так, чтобы не причинить ему боли, и обвила руками его шею.— Я люблю тебя всем сердцем, потому я не могу… перестать любить, — сказала она, — но я люблю тебя также душой и телом, ибо ты всегда был для меня примером мудрости, благородства и доброты. Что бы со мной ни случилось, я всегда буду стараться поступать так, как бы ты… хотел, чтобы я поступала, чтобы ты… мог гордиться мной.Она говорила так просто и искренне, что Конрад почувствовал слезы, наворачивающиеся ему на глаза. Он сказал себе, что это все из-за слабости после ранения, хотя в глубине души прекрасно понимал, что нет другой такой женщины среди тех, кого он знал, а, возможно, и во всем мире, которая могла бы вести себя так же мужественно в этот нелегкий момент.Он крепко прижал ее к себе и поцеловал — но уже не с той страстью, которой они так часто пылали раньше, а с настоящей любовью, и это был не земной, а божественный и священный момент.Он почувствовал, что она во всем полагается на него, и понял, что, если бы он мог умереть ради ее спасения, он сделал бы это.Ко в то же время он должен жить и поддерживать в ней внутренние силы, чтобы она смогла выдержать ожидающие ее испытания и не решила бы расстаться с жизнью. Он знал, что подобная идея уже зародилась в ее голове, и очень боялся того, что может произойти. Он сказал:— Верь, моя любовь, и молись. Молись за то, чтобы мы с тобой нашли свое счастье и начали новую жизнь вместе.Он почувствовал, как напряглись ее руки, обхватившие его шею, и продолжил:— Самый темный час — всегда перед рассветом, и именно он настал сейчас в нашей жизни. Мне кажется, мы оба чувствуем, что рассвет придет. Обещай мне, что не поддашься отчаянию и будешь верить.— Я буду верить… в тебя, — ответила Делора. — Но можешь ли ты поклясться всем священным для тебя, что веришь в возможность, в реальную возможность того, что когда-нибудь мы будем вместе?После некоторого размышления Конрад сказал:— Порой я бывал в сражении, когда все оборачивалось против меня, когда казалось невозможно выиграть и не быть разгромленным, и все же я знал, не могу объяснить почему, что победителем буду я.— И… у тебя есть сейчас это чувство? Ты действительно… чувствуешь это? — спросила Делора.— Я клянусь тебе не только всем, что является для меня священным, но клянусь тобой, ибо ты для меня — самое святое, чем что-либо на небесах или на земле, что чувствую сердцем и умом: когда-нибудь мы будем вместе.Делора воскликнула:— О Конрад, любимый, я тоже буду в это верить, и мы оба будем молиться, чтобы это случилось как можно скорее!— Молись, Бог милостив, это произойдет скоро, очень скоро! — спокойно сказал Конрад, прежде чем снова ее поцеловать. Глава 6 Ветер был очень слаб, но в любом случае Диккен не стал бы ночью идти под всеми парусами.Он делал это не только для удобства капитана, но и из-за сильных повреждений нижней палубы корабля, нанесенных каперами, о чем он не стал говорить Конраду.Эти повреждения были очень серьезными, и если бы судно резко изменило курс, или начался шторм, они легко могли бы затонуть.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики