науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она, словно прочитав его мысли, покраснела; и — чего он никак не мог ожидать — глаза ее наполнились ужасом.В каюте воцарилась тишина. Потом она, запинаясь, проговорила:— Пожалуйста… мне не хотелось бы… говорить об этом.— Извините! Я не хотел вмешиваться в вашу личную жизнь!В голосе его слышались ледяные нотки. Конрада вновь охватила ненависть к кузену; он понимал, что разговор с леди Делорой наводит его на мысли о том, как она непохожа на всех остальных Хорнов, общения с которыми он — по примеру своего отца и деда — всяческими способами избегал.Он уже был ютов встать и покинуть каюту, но она протянула руку и торопливо произнесла:— Нет… пожалуйста, не уходите… Я хотела… поговорить с вами… На самом деле… я рада… что здесь именно вы, и что вы — мой родственник.Конрад хотел возразить, но она добавила;— Я слышала о ваших подвигах. В газетах писали столько хорошего о вас, что я поняла — мне хочется встретиться с вами.Именно поэтому мне кажется, что, по счастливой случайности… именно вы оказались капитаном… этого корабля…У Конрада в голове вертелось множество вопросов.Он не мог понять, что толкнуло ее на столь чудовищный брак с человеком, годившимся ей в деды, и почему она не использовала все возможные отговорки, чтобы остаться в Англии: ведь шла война, и столь долгое морское путешествие было крайне опасным, Но потом он вспомнил, что она один раз уже попрекнула его в излишнем любопытстве, и решил не повторять своих ошибок.Отлично контролируя себя, он сохранял на лице маску суровости и неприступности; вдруг Делора прервала поток его мыслей:— Ну пожалуйста… Я совсем не это имела в виду… я не хотела говорить об этом… сейчас .— Я думаю, разумнее всего нам будет забыть о том, что мы родственники, — медленно проговорил Конрад, — и общаться, как совершенно незнакомые люди — коими мы, собственно говоря, и являемся. Позвольте вас заверить, что мое единственное желание — способствовать вашему благополучному прибытию на Антигуа.Леди Делора умоляюще сложила руки. Казалось, она готова встать на колени.— Я… я так надеялась., что если мы родственники… мы можем стать… друзьями.— Я искренне надеюсь, что мы будем друзьями на протяжении всего недолгого путешествия до Антигуа.Он ощущал всю циничность своих слов — он будет ее другом до тех пор, пока не передаст в руки брата и жениха.— Но друзья… ведь друзья… помогают друг другу… ведь так?— Они должны стремиться к этому по мере возможности.Леди Делора на мгновение запнулась, но потом почти выкрикнула:— Тогда… пожалуйста… скажите мне… как я могу… стать столь же храброй… как вы?Сначала Конраду показалось, что он ослышался.— Чего вам бояться?Их взгляды встретились, и Конрад понял ответ еще до того, как она выдохнула:— Свадьбы… замужества с человеком… которого не видела ни разу в жизни…Конрад окаменел.— С человеком, которого вы не видели ни разу в жизни? — переспросил он. — Но зачем? Скажите мне, ради всего святой), зачем вы согласились плыть на Антигуа?— Мне… мне пришлось… У меня не было иного выхода…Я напугана… я так напугана! Глава 3 Мгновение Конрад смотрел на леди Делору, не в силах произнести ни слова и не веря, что сказанное ею — правда.Затем, более дружелюбным тоном он попросил:— Не могли бы вы, в таком случае, рассказать мне все с самого начала. Вопрос первый — как получилось, что вы настолько моложе своего брата?Говоря это он понял, что его собеседница прикладывает все усилия, чтобы держать себя в руках. Тихо, очень тихо она ответила:— Дензил — мой сводный брат.Заметив изумление на лице Конрада, она добавила:— После моего рождения мама сильно заболела; я воспитывалась, как сирота — никто не обращал на меня внимания.— А кем была ваша мать?— Она американка. Папа женился на ней исключительно из-за денег.Конрад вновь не смог сдержать удивления, и Делора добавила:— Я никогда не встречалась с родственниками по материнской линии; мне кажется, они были польщены возможностью связать себя семейными узами со столь знатным родом, а гак как моя мать была очень юна, ее мнения никто не спрашивал.— Так же, как и вашего, я полагаю?— В точности! И именно поэтому…Она умолкла, словно боясь сказать бестактность, и Конраду пришлось помочь ей решиться:— Мы должны согласиться, что при сложившихся обстоятельствах лучше быть предельно откровенными друг с другом. Я хочу в деталях понять положение, в котором вы оказались и, учитывая то, что я ваш родственник, не стоит бояться поделиться со мной своими мыслями и ощущениями.— Я и собиралась это сделать… В газетах я прочитала, что вы отказались ввести на своем корабле столь же жестокую дисциплину, как остальные капитаны… что вы умеете… сопереживать людям.— Да, это так. И если вы доверитесь мне, я постараюсь понять, что можно сделать и, по возможности, помогу вам.Он увидел, как просветлело ее лицо, и как повеселели грустные голубые глаза. Она начала говорить, рассказывая историю, о большей части которой он мог бы догадаться и сам, зная репутацию семьи Хорнов.Вскоре после смерти матери Дензила, четвертый граф пожелал иметь еще детей.Его первая жена была очень слабой женщиной; его жестокое с ней обращение привело ее к сильному душевному расстройству и, практически, потере рассудка.Когда она умерла, граф счел это за счастливое избавление и стал искать молодую женщину, которая могла бы родить ему желанных детей.Он прекрасно понимал, хотя и не хотел в это верить, что его первый сын, Дензил, обладает диким нравом.Смерть была обычным явлением в среде молодых людей, забавляющихся дуэлями, бесконечными попойками и безумными скачками; поэтому графу хотелось иметь младшего сына, который унаследует имя и состояние в случае гибели старшего.И, хотя граф был необычайно богат, ему хотелось обладать еще большим состоянием; как раз в это время в Лондоне появилась дочь одного из самых состоятельных семейств Америки. Граф тут же решил, что она подходит на роль его жены.Подрастая, Делора понимала, насколько несчастна была ее мать, и насколько жестоко граф, бывший на много лет старше ее, обращался с ней.Как и первая его жена, мать Делоры — от постоянного страха и страданий — вскоре тоже заболела.И хотя она старалась бороться с болезнью, жизнь постепенно угасала в ней; в конце концов она превратилась в безмолвную тень, во всем покорную мужу.— Мама была необычайно умна, — рассказывала Делора, — Она получила превосходное образование и прочитала множество книг. Но каждый раз, когда она высказывала свое мнение, ее либо игнорировали, либо обзывали дурой; в результате она вообще перестала разговаривать с кем-либо, кроме меня.Она всхлипнула.— Мне кажется, только я была ее отрадой — с тех пор, как я себя помню, мы проводили почти все время вместе.При этом, как только в комнату заходил папа, она откидывалась на подушки и закрывала глаза, словно не могла выносить его присутствия.Так как она была гораздо моложе и сильнее первой жены графа, мать Делоры прожила дольше. Она скончалась уже после смерти мужа, когда графом стал Дензил.— Он долгое время не появлялся дома, прожигая жизнь в Лондоне, и я не понимала, что он за человек… до тех пор, пока он… вскоре после папиной смерти… не заявился домой… с компанией… друзей.Конрад заметил, как она содрогнулась от кошмарных воспоминаний; он хорошо представлял себе тех буйных повес и распутных женщин, с которыми Дензил проводил время в Лондоне, и прекрасно понимал, какую оргию они закатили в доме.Делоре повезло — в это время она находилась в своей комнате, но это не помешало ей увидеть, что творилось в доме и заметить, с каким облегчением вздохнули все слуги, когда молодой хозяин уехал в Лондон.Некоторое время спустя он вернулся — на этот раз один — и был очень зол на нее. Вскоре Делора поняла причину этой злости.Мать Делоры при жизни обладала огромным годовым доходом, по закону, переходившим к ее мужу, и поэтому сама она не имела возможности распоряжаться деньгами.Основное же ее состояние находилось в руках американских попечителей, назначенных ее отцом и, после смерти матери было решено, что Делора может получать на свои нужды любые суммы; весь же капитал будет доступен ей лишь после замужества.— Теперь вы понимаете, — грустно подытожила Делора, — что как только это стало известно Дензилу, он решил выдать меня замуж любыми правдами и не правдами.После недолгого колебания она добавила:— Он честно сказал мне, что собирается выдать меня замуж за человека, который передаст ему за это часть моей состояния.Конрад плотно сжал губы.Он всегда недолюбливал кузена и не слышал о нем ни одного хорошего слова, но каким же негодяем тот был, если выбрал в качестве мужа для сестры подобного человека!— Когда Дензил написал мне, что я должна немедленно отправиться на Антигуа и выйти замуж за лорда Граммеля, я не думала, что он сможет заставить меня подчиниться.— И что вы сделали?— Я написала ему, что не имею ни малейшего желания выходить замуж за человека, которого не видела ни разу в жизни, и что мое замужество гложет подождать до конца войны, когда лорд Граммель сможет вернуться в Англию.— Это разумно. И что он ответил?Делора вздохнула.— Он прислал представителя министерства иностранных дел, который разъяснил мне, что, так как лорд Граммель — губернатор Антигуа, а Дензил — мой опекун, я не имею ни малейшего права противиться их решению. Кроме того, он доставил мне письмо от Дензила.— И что в нем говорилось?По тому, как Делора говорила об этом письме, он понял, что в нем содержалось что-то важное.Она несколько мгновений подыскивала подходящие слова для ответа:— Он написал, что если я не соглашусь поехать, он закроет поместье и… «вышвырнет меня на улицу». Именно так он и написал. Кроме того, он писал, что в его силах прекратить выплаты денег, которые делают мои американские попечители, и что все мои слуги — моя гувернантка, горничная и мои учителя — будут выброшены вместе со мной, и он не даст им ни пенни!— Я с трудом в это верю! Я с трудом верю в то, что человек может решиться пойти на такое!— Как могу я обречь на голодную смерть миссис Мельхиш и Эбигейл? А другие слуги — почти все они пожилого возраста и уже не смогут найти работу!Она растерянно развела руками, — Вот почему мне пришлось… согласиться на это… путешествие… Теперь вы понимаете?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики