науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Это приказ, капитан? — поинтересовалась Делора и на губах ее заиграла улыбка. Глава 5 Дни для Делоры пролетели незаметно, и хотя небо было хмурым и пасмурным, все вокруг как будто озарялось волшебным солнечным светом.Но вскоре положение изменилось столь же быстро, как в одночасье меняется направление ветра — только что надо было бороться с сильным юго-западным ветром, и вот уже дует легкий бриз с юго-востока, а над головой голубеет ясное небо.Море было столь же чистым и голубым, как глаза Делоры, а дельфины и летающие рыбы выполняли свои трюки с грацией балерин.Казалось абсолютно невероятным, что Конрад находится рядом, но это было сущей правдой, и Делора могла видеть его, слышать его голос и даже касаться его, когда они оставались наедине.Любовь к нему словно освещала всю ее изнутри и делала ее еще прекраснее, чем раньше.И счастье их как будто передалось всем на корабле.Матросы пели и насвистывали какие-то мелодии во время работы, а вечерами с нижней палубы доносились звуки волынки.Делора больше не просила матросов играть для нее, так как Конрад сказал, что, по его мнению, на борту нет выдающихся талантов, но их голоса, раздававшиеся отовсюду, забирались ли они на мачту или чистили палубу, всегда поднимали ей настроение и наполняли душу радостью.Конрад, казалось, совершенно расслабился в атмосфере счастья: он устраивал званые обеды в своей каюте, и если офицеры не могли присутствовать, он обедал наедине с Делорой.Иногда он чувствовал укоры совести, и тут же вспоминал ее слова: кто на борту может осуждать их поведение? Совсем скоро они должны уже добраться до Антигуа, и Конрад поклялся себе, что там расстанется с ней навсегда.Он понимал, что не перенесет известия о ее свадьбе с другим или, что еще ужаснее, о том, что она выходит замуж за Граммеля, который — на пару с ее подлым братцем — будет потирать руки, получив ее состояние.Когда он думал об этом, его пронизывала такая боль, что он вынужден был вставать среди ночи и безостановочно подниматься на палубу и спускаться обратно, зная, что только физическая нагрузка может облегчить его душевные страдания.Когда же он оставался наедине с Делорой, это было так весело и чудесно, что, казалось, эти моменты останутся в памяти до самой смерти.— Расскажи мне о себе, — просила она нежным голосом, — что ты любил, когда был маленьким? Когда ты впервые решил стать моряком?И Конрад рассказывал ей о том, о чем никогда не говорил никакой другой женщине. Рисуемые им картины детства и юности наполняли ее сердце еще большей любовью к нему и желанием иметь сына, похожего на него.Невозможно было избавиться от мысли, что если у нее будет ребенок от того человека, который собирается сейчас на ней жениться, он, возможно, будет похож на своего ужасного отца. Эта мысль заставляла ее содрогаться.Они слишком сильно любили друг друга, чтобы причинять ненужные страдания разговорами о том, что должно произойти, когда они достигнут берегов Антигуа, и тактично обходили их стороной.Тем не менее, мысли об этом не оставляли их ни на миг и читались в глубине их глаз, поэтому когда Конрад видел, что Делора нервничает, а ее губы трогательно дрожат, он заключал ее в свои объятия и целовал ее так, что она не могла уже думать ни о ком и ни о чем, кроме него.— Возможно, я совершила ошибку, — сказала она однажды вечером.Обед был уже закончен, и они сидели на диване, взяв друг друга за руки.— Какую ошибку? — спросил он.— Возможно… это потому что мир круглый… мы вынуждены путешествовать, не видя перед собой никакой цели… и плыть, плыть в бесконечном пространстве.Конрад засмеялся.— Скоро мы должны увидеть землю. Наши запасы почти исчерпаны, необходимо раздобыть овощи, фрукты и, главное, пресную воду.— Эбигейл утверждает, что надо кипятить все, что я пью.— Это очень мудро с ее стороны, — сказал Конрад, — и все-таки мне будет намного спокойнее, когда мы снова наполним бочки водой, а вы, увидев фрукты, растущие прямо на деревьях и множество цветов повсюду, сразу поймете, что находитесь в Вест-Индии.Наступила тишина. Он вспомнил о том, что еще ожидает их в Вест-Индии, и заключил Делору в объятия.Больше они ни о чем не думали, а только шептали друг другу слова любви, и все остальное не имело никакого значения.С каждым днем становилось теплее, Делора больше не носила свой плащ, отороченный мехом, и выходила на прогулки в очаровательном кисейном платье, а вскоре ей уже стал необходим зонтик для защиты от палящего солнца.В тот день, казалось, все вокруг лучилось светом, и Конрад, стоя на юте, наблюдал за Делорой, которая находилась внизу на палубе и выглядела в летнем платье настолько изящно, что могла хоть сейчас предстать перед королевой.Он, не отрываясь, смотрел на нее, и словно под воздействием магнетизма его глаз, она взглянула наверх, и улыбка озарила ее прекрасное лицо.На мгновение они почувствовали взаимную близость, словно находились в объятиях друг друга, и Конрад почти слышал синхронное биение их пылающих сердец.Внезапно впечатление это рассеялось — он услышал крик из рубки.— Смотрите, там паруса! И, кажется, слышны пушечные выстрелы! — Конрад послал гардемарина на мачту разузнать все подробнее.Через минуту тот доложил:— Мне кажется, впереди находятся несколько судов, сэр, но я не могу быть уверен.Появился Диккен и спросил;— Начинать готовиться к бою, сэр?— Да, командор, — ответил Конрад, — проследите, пожалуйста, чтобы орудия были заряжены и находились в полной готовности.Ветер был попутный и дул с достаточной силой, что позволило «Непобедимому» двигаться точно по курсу, и некоторое время спустя Конрад смог увидеть в подзорную трубу, что происходит впереди.Небольшой караван из четырех или пяти торговых судов, шедших под британским флагом, был атакован двумя каперами.Никогда в жизни Конрад не видел таких больших и совершенных судов этого типа. Несомненно, они были только что построены и оснащены новейшим оружием, и торговые корабли не имели никакого шанса выстоять против них.Как только они подошли ближе, Конрад увидел, что британские суда теснятся в одном месте, каждый корабль старается держаться ближе к соседнему, и расстояние между судами было таким, что Конрад понял — их капитаны в панике.Команда «Непобедимого» находилась в полной боевой готовности. Конрад знал, что защитные укрепления, которыми они располагают, достаточно слабы, но утешал хотя бы тот факт, что они могут оказывать сопротивление и атаковать противника.Еще задолго до того, как они оказались в пределах досягаемости врага, Конрад подумал о проблеме, которая их ожидает: невозможно было открыть огонь по каперам, не повредив при этом торговые корабли. На военных судах будто прочитали его мысли — каперы встали против ветра таким образом, чтобы британские корабли оказались между ними и «Непобедимым».Хотя военные корабли принадлежали врагу, их продолговатые, черные корпуса и остроконечные мачты с парусами были потрясающе красивым зрелищем, которое не могло оставить равнодушным ни одного моряка.На борту каждого судна противника служило по меньшей мере сто пятьдесят человек, а сами корабли, с парусами, наполненными ветром, оставляющие пенный след за кормой, являли собой угрожающую картину.Конрад знал, что для атаки военных кораблей ему необходимо втиснуться между ними и торговым караваном. Каперы как будто снова угадали его намерения и резко сменили курс, приблизившись к британским судам; в следующий момент Конрад увидел вспышки выстрелов.Он был достаточно проницателен, чтобы понять — в намерения каперов не входило потопление торговых кораблей.Они хотели только присвоить их груз и, если удастся, отправить сами корабли в ближайший американский порт в качестве военных трофеев.Превосходство в огневой мощи, несомненно, было на стороне противника, а выбранная ими стратегия запугивания явно плохо влияла на моральный настрой команд британских судов.Конрад следил за вражескими кораблями, вычислял их скорость, наблюдал изменения курса.Один из каперов, находящихся по правому борту, приблизился к каравану первым, и у Конрада появилось в распоряжении одна или две минуты, чтобы расправиться со вторым кораблем.— Два румба на правый борт! — приказал он.— Два румба на правый борт! — отозвался старший офицер.«Непобедимый» развернулся и, ухитряясь держаться по ветру, проскользнул между капером и ближайшим торговым судном. Хотя для подобных маневров было очень мало места, «Непобедимому» это удалось, и британский капитан, спасая свой корабль, как можно быстрее ушел с его пути.— Всем приготовиться! — закричал Конрад. — Командор, как только мы приблизимся к каперу, дайте залп из всех орудий!Прогремел оглушительный залп пушек, выстреливших одновременно. Конрад увидел, что на капере падают мачты, ощутил необыкновенный эмоциональный подъем, но в этот момент острая боль пронзила его ногу, и все вокруг внезапно погрузилось в темноту.
Конрад пришел в сознание, услышав громкие голоса. Его удивляло, что они умудряются создавать столько шума, в то время как его голова просто раскалывается на части, а какая-то сила словно прижимает его к полу.Затем сквозь туман, превратившийся из черного в темно-красный, он различил голос, говоривший:— Я вынужден настаивать, миледи, на выполнении моих требований. Я — хирург, и мне решать, делать ампутацию или нет.— Что бы вы мне ни сказали, я вам не позволю трогать ногу капитана Хорна без его разрешения!Голос был мягкий, но не терпящий возражений, и, осознав, кому он принадлежит, Конрад открыл глаза. Он хотел спросить, что, черт возьми, происходит, но с его губ не могло сорваться ни слова.Затем, увидев людей, склонившихся над ним, он понял, что находится на операционном столе и, с внезапной болью в сердце, попытался понять, куда он ранен.Теперь он смог различить склоненную над ним Делору и услышал ее голос:— Ты очнулся! Ты меня слышишь?— Я — тебя — слышу.Его голос сначала был очень слаб, но затем немного окреп.— Послушай, кузен, это очень важно, — сказала Делора. — Доктор хочет ампутировать тебе ногу. Но это всего лишь ранение крупной картечью, и мы с Эбигейл постараемся сделать так, чтобы ты смог снова встать на ноги.— Это чрезвычайно маловероятно, капитан, — вмешался врач, — вам прекрасно известно, что вы можете умереть, если начнется гангрена.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики