науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мне так хотелось бы увидеть это.— Боюсь, с этим придется подождать, — ответил Конрад, — пока мы не узнаем, на что способна новая команда на музыкальном поприще. Однако, я всегда думал, что люди должны уметь играть и петь, находя в музыке утешение, когда им тяжело.— Или когда им нечего есть! — заметил один из офицеров, служивший с ним на «Тигре».Конрад улыбнулся.Он вспомнил, как во время одного из плаваний корабль долгое время оставался без свежего провианта, и что лишь задумавшись о чем-то постороннем можно было есть галеты» полные жучков и солонину, размягчить которую не могли никакие приготовления.Насущной заботой каждого капитана было обеспечение команды более или менее сносной пищей на период долгих плаваний.Пиво достаточно быстро прокисало, однако на борту всегда бывал грог — ни один капитан не повел бы судно в море без запаса рома — и приходилось даже наказывать людей за пьянство, в котором они находили утешение на пути в неизвестность.Но в одном Конрад был уверен — пока Делора на судне, . никаких наказаний на борту «Непобедимого» не будет.И хотя за всю службу на флоте он привык к виду наказаний плетью, но делал все возможное, чтобы на его корабле до телесных наказаний дело не доходило.Он знал, что наказания используется, как средство устрашения, но не верил, что они действительно производят желаемый эффект.В то же время он думал, о том как столь нежная и ранимая девушка сможет прожить несколько недель на корабле, где служат люди всех сортов и сословий, не будучи шокирована чем-нибудь, что ей придется увидеть или услышать.Он поймал себя на мысли, что всеми силами постарается не допустить знакомства Делоры с изнаночной стороной жизни на корабле, хотя и не представлял, как этого можно добиться.Обед подошел к концу, и Конрад, зная, что некоторым офицерам предстоит заступить на вахту в четыре часа, предложил Делоре проводить ее обратно в каюту.Когда они поднимались на ют, она сказала:— Это самый замечательный вечер в моей жизни! Спасибо! Спасибо вам, кузен, за вашу доброту! Я так рада, что именно ваш корабль был выбран для моего плавания до Антигуа.— Я тоже рад этому, — тихо ответил Хорн. — Но я не могу обещать вам таких встреч каждый вечер. У меня и моих людей слишком много работы.— Мне это известно, и я постараюсь причинять как можно меньше беспокойства. Но, пожалуйста… навещайте меня… когда у вас будет свободное время.Она сказала это так, что Конрад понял — девушка боится долгое время оставаться наедине со своими мыслями о неизбежном прибытии на Антигуа.— Я обещаю навещать вас как можно чаще, — ответил он. — Надеюсь, миссис Мельхиш скоро станет лучше и у вас появится собеседник.— Сомневаюсь. Она стонала и причитала задолго до того, как началась настоящая качка!Конрад улыбнулся.— Позвольте, в таком случае, поздравить вас со столь быстрой адаптацией на корабле. Но ведь не у всех столь крепкий желудок.— Что вы, я не хотела оскорбить миссис Мельхиш. Но даже самая лучшая ее подруга скажет вам, что она просто не создана для путешествий.— В отличие от вас, как мне кажется? Спокойной ночи, кузина. Позвольте мне искренне заверить вас в том, что я очень рад видеть у себя на корабле такого пассажира, как вы.— Когда я поднялась на борт, вы придерживались противоположного мнения!Он был поражен.— Как вы это узнали?— Заметила по вашему голосу, по рукопожатию. И я так боялась, что наши семейные распри продолжатся и в океане!— Ну, этого, конечно же, не произойдет! — заверил ее Конрад.Говоря это, он открыл дверь каюты и увидел Эбигейл, ждущую свою хозяйку.Горничная тактично отошла в сторону, когда Делора протянула руку капитану.— Спокойной ночи, кузен. Я так вам признательна!Он почувствовал ее крепкое рукопожатие и, когда Делора уже скрылась за дверью, услышал:— Ах, Эбигейл, я так замечательно провела вечер! Это было просто невероятно!
На следующий день капитан встал с восьмым ударом корабельного колокола — в четыре утра — и приступил к работе с командой.Канониры упражнялись, заряжая и разряжая орудия, и иногда не справляясь с новыми пушками, работающими на откатном роллере.Некоторые матросы практиковались в передаче сигналов, в то время как Диккен заставлял новичков лазить по вантам до самого верха, пока они не перестали бояться высоты и не научились передвигаться с надлежащей скоростью.По судну бегали нервничающие и бледные гардемарины, впервые вышедшие в море. Они боялись сделать что-нибудь не правильно, но страх остаться вообще без работы был гораздо сильнее.Конрад говорил с ними как можно мягче, вспоминая свои первые дни в море, когда он каждую ночь засыпал в слезах, тоскуя по дому.Он был занят до пяти часов дня, пока вдруг не вспомнил о Делоре и данном ей обещании.Он видел, как она поднялась на ют и подумал, глядя как она борется с порывами холодного ветра, швыряющего в лицо мокрый снег, что Делора, наверное, единственный человек на корабле, который получает удовольствие от подобной погоды.Он чувствовал, что ей хочется забраться выше, на полуют, где и сам он, и другие офицеры, в положенное время проводили долгие часы.Но она была достаточно умна, чтобы не появляться там без разрешения, и Конрад решил, что пригласит ее туда как только погода хоть немного изменится в лучшую сторону.Немного позже когда он пришел к ней в каюту, Делора сидела на софе и читала книгу.Увидев капитана, она вскочила, отшвырнула томик и воскликнула:— Вы пришли повидать меня! Я так рада! Я так надеялась, что вы не забыли о своем обещании.— До настоящего момента я был настолько занят, что не помнил ни о чем, кроме дел, которую мне следовало выполнить.— Теперь, раз вы здесь, разрешите предложить вам чашечку чая. Мы взяли с собой в путешествие небольшой запас.— С радостью.Эбигейл, сидевшая в дальнем углу каюты встала и пошла готовить чай.Когда они остались одни, Конрад спросил:— У вас все в порядке?— Все, если не считать того, что я лишена вашего общества.Он улыбнулся.— Ну сейчас то я здесь.— Я так рада! Пожалуйста… вы не могли бы пообедать со мной сегодня?Конрад был удивлен тем, что она сама напрашивалась на обед. Затем, подумав, не будет ли ошибкой устраивать столь частые застолья, он нашел другой выход.— А не могли бы вы пригласить меня обедать к себе?— А я могу? Корректно ли это?— Я думаю, что не будет корректно ни мне обедать у вас, ни вам гостить у меня, ведь вы без компаньонки, — ответил Конрад. — Но мы вправе спросить себя, кто узнает, да и кого будет это волновать, чем мы занимаемся посреди океана между двумя полюсами, находясь вне сферы чьей-либо компетенции, кроме моей собственной?Делора хлопнула в ладоши.— Конечно же! Ведь это ваше королевство! Я где-то читала, что капитан имеет абсолютную и никем не ограниченную власть у себя на корабле.Затем, с озорной улыбкой она добавила:— А раз так, капитан, не прикажете ли вы мне пригласить вас на обед? Я с радостью воспользуюсь возможностью поговорить с вами наедине за столом.Конрад колебался лишь мгновение.Он ощущал, что обед tete-b-tete с молодой девушкой несколько предосудителен с общественной точки зрения, даже несмотря на то, что Делора была его кузиной.Но, затем он сказал себе, что совершенно безосновательно пытаться соблюдать все условности, принимая во внимание то, что ждет ее на Антигуа. Ведь небольшое отклонение от правил на корабле просто меркнет перед действиями ее брата и будущего мужа.— Я с удовольствием принимаю приглашение вашей светлости, — по всем правилам этикета ответил он; Делора рассмеялась.
Два часа спустя Конрад, войдя в каюту Делоры, обнаружил там накрытый стол, освещенный не корабельными лампами, а зажженными свечами. Было видно, что хозяйка каюты постаралась на славу.Платье на Делоре было нежно голубого цвета, вместо цветов волосы ее украшали небольшие банты, на шее красовалось жемчужное ожерелье, доставшееся ей в наследство от матери.Приветствуя ее легким поклоном, он понял, что Делора очень рада его приходу. Словно не в силах больше сдерживаться, она воскликнула:— На сегодняшний вечер я приготовила нечто особенное, и буду очень огорчена, если сюрприз вам не понравится.— Нечто особенное?— Перед отъездом лорд Роуэлл посоветовал мне взять с собой некоторые деликатесы, отсутствующие в простом и непритязательном рационе моряков.— Ну, так можно будет сказать после двухнедельного плавания, сейчас же на корабле есть свежие куры, баранина и свинина; и если повар не испортит продукты в процессе приготовления, вы их отведаете.— Признаться, вчера вечером я была так увлечена общением с вами, что обращала мало внимания на еду. Но все-таки если я сообщу вам меню, то испорчу весь эффект.Конрад был приятно удивлен, увидев на столе паштеты, бычий язык и гуся. По словам, Делоры все это было привезено из фамильного поместья.— Кстати, а вы там были? — поинтересовалась она.Конрад покачал головой.— У моего отца случился бы приступ, предложи я такое.Когда я был маленьким, склоки моего родителя с его кузеном — вашим отцом — заставляли меня думать о семейном поместье, как об аде, наполненном грешниками, каждый из которых настолько нечестив, что извергает пламя.Делора рассмеялась.— На самом деле, все наоборот. В поместье находится прелестный дом; вы, с вашим вкусом, несомненно, оценили бы его.— Откуда вы знаете, есть у меня вкус, или нет?— Мне кажется, это такая же неотъемлемая часть вашей натуры, как доброта и великодушие, храбрость и прямолинейность.Конрад смущенно замахал руками.— Остановитесь! Если так пойдет и дальше, вы наделите меня нимбом и назовете непобедимым героем, что мне не слишком-то нравится. Я просто человек, преданный своему делу. Просто человек и ничего более.— Теперь вы скромничаете. Я же читала все статьи о вас, опубликованные в «Тайме» и «Морнинг Трибун»; кроме того, я заметила, какими глазами смотрят на вас офицеры. Нравится вам это или нет, они от вас просто без ума!Запнувшись, она добавила:— Так же, как и я!Это было сказано под влиянием момента; она не смогла остановиться, и слова словно сорвались с ее языка, Встретив взгляд Конрада, она не смогла отвести глаз; тот заметил, как румянец начал заливать щеки его собеседницы.Это зрелище напомнило ему много раз виденную картину, когда восходящее солнце окрашивает горизонт в багряные тона;
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики