науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Полностью с вами согласен, Мэгги, — откликнулся Джонас. — А что думал Дигби Хейзелхерст по поводу всех этих новомодных течений?
Мэгги поставила ногу на очередную ступеньку.
— Старик Хейзелхерст был весьма здравомыслящим господином, но года за два до смерти слегка тронулся умом, если позволите так выразиться. Правда, ему тогда уже перевалило за восемьдесят, а в таком возрасте это простительно. Да к тому же его чудачества нам нисколько не мешали.
— «Нам»? — быстро подхватила Верити.
— Ну да, ему и мне, — грустно усмехнулась Мэгги. — Нам с Дигби было хорошо друг с другом. На этом уединенном острове мы с ним прожили много лет, и нам никогда не было скучно. Скажу вам по секрету, в определенные моменты старина Дигби выказывал активность, достойную какого-нибудь школяра на заднем сиденье автомобиля. Да, мы с ним вспоминали молодость — там, внизу, в подвале, который раньше был камерой пыток. — Мэгги с трудом одолела последнюю ступеньку и вошла в полутемный коридор.
Верити обратила к Джонасу недоуменный взгляд, а тот в ответ состроил жуткую гримасу.
Дойдя до середины коридора, Мэгги отворила тяжелую дубовую дверь в огромную комнату с полукруглыми арками окон почти во всю стену. Посреди комнаты стояла широкая кровать с балдахином. Стены украшали потертый гобелен и потемневшие от времени картины. От непокрытого ковром каменного пола пахнуло холодом.
— Ну как, нравится? — спросила Мэгги. — К сожалению, это лучшее, что я могу предложить. В южном крыле дома комнаты были когда-то очень хорошо обставлены, но Дигби вынужден был распродать мебель, чтобы заплатить налоги. Ванная комната находится справа. К счастью, у старины Дигби хватило ума провести водопровод, когда он вступил во владение виллой. Я бы ни за что не согласилась жить тут с ним все эти годы, если бы мне пришлось пользоваться ночным горшком, уж можете мне поверить.
— Очень миленькая комнатка, — сказала Верити и подошла к окну, гулко постукивая тростью по каменным плитам. Она выглянула наружу, ожидая увидеть цветущий сад.
Но ее взору открылся заросший сорняками дворик, посреди которого возвышался фонтан. Обнаженная нимфа, венчавшая какое-то нелепое сооружение из камня, поддерживала сосуд, из которого давно уже не лилась вода. Грязное дно бассейна было усыпано сухими сосновыми иглами.
— Ну ладно, отдыхайте. Если что нужно — позовите. — Мэгги тут же удалилась, притворив за собой дверь.
Верити отвернулась от окна и увидела, что Джонас ходит по комнате, внимательно оглядывая стены.
— Все в порядке? — мягко спросила девушка, хотя знала наверняка, что пока ничего не случилось: если бы Джонас ощутил влияние каких-либо сил, она бы сразу это почувствовала.
— Да, все спокойно. — Джонас помедлил перед ветхим гобеленом. На нем с трудом можно было различить юных итальянок, танцующих в увитой зеленью беседке. — Кровать, без сомнения, куплена недавно.
Верити, посмотрев на огромную кровать, тотчас заметила:
— Ну и хорошо. Мне бы не хотелось спать на кровати, которой четыреста лет.
— А вот гобелен, похоже, шестнадцатого века. Как-то не верится даже, что все четыреста лет он провисел на этой стене. — Джонас покачал головой и перешел к картине в узорной рамке. — И картины тоже.
— Они подлинные? — ахнула Верити. Он кивнул:
— Во всяком случае, вот эта. Интересно, что скрывается за всей той пылью, которая ее покрывает: я подозреваю, что имя создателя полотна, как и имя архитектора виллы, кануло в Лету.
Верити прислонилась к подоконнику, скрестила руки на груди и пристально посмотрела на Джонаса.
— Ты уверен, что сможешь спать в этой комнате? С тобой здесь ничего не случится?
— Нет, Верити, я спокоен и уверен в себе. И вполне владею собой. Я чувствую слабые вибрации, но пока сам, по своей воле, не откроюсь им навстречу, ничто не причинит мне вреда. Как же приятно это сознавать!
— Потому-то ты и принял предложение Уорвиков? — внезапно спросила Верити. — Хотел проверить, стал ли сильнее за прошедшие несколько месяцев?
Джонас бросил взгляд в ее сторону, пересек комнату и открыл дорожную сумку.
— Да, теперь я стал сильнее. Верити. Я могу управлять своими видениями. Ты даже не представляешь, как это для меня важно! И только тебе я обязан этим. Даже когда ты просто находишься рядом, я почти неуязвим для темных сил прошлого, стремящихся увлечь меня во временной туннель. До встречи с тобой я ни за что не решился бы провести ночь под крышей виллы эпохи Ренессанса. Мне хватило бы и тех слабых вибраций, которые хранят ее стены, чтобы потерять власть над собой. Господи, как же хорошо уметь управлять собой!
— Ты не хочешь признаваться мисс Солнышко и ее знакомым, что ты самый настоящий первоклассный экстрасенс?
— Я не экстрасенс, — жестко возразил Джонас. — У меня есть к этому способности, но я отнюдь не ясновидец. У меня не бывает вещих снов, я не умею предсказывать будущее и катастрофы. Единственное, что я могу, — это вызывать определенные события прошлого.
— Сцены убийства и насилия.
— Как видишь, мой «талант» весьма ограничен, — сухо заметил Джонас. — Так что я был бы очень признателен, если бы ты довела это до сведения Элиссы и ее друзей.
Верити загадочно усмехнулась:
— Не могу обещать, Джонас. А вдруг тебе повысят гонорар, если узнают про твои способности?
— Не думаю. Нормальный, здравомыслящий человек никогда не поверит в мои так называемые способности и потому ни за что не согласится оплачивать мои услуги консультанта. Только эксцентричные чудаки способны выложить деньги за консультации какого-то доморощенного экстрасенса. Даг Уорвик нанял меня как специалиста и исследователя в области истории Возрождения, а не новомодного чудака.
— А он и не подозревал, что ты и то, и другое, — пробормотала Верити с довольным видом. Джонас нахмурился:
— Но я не отношу себя и свои способности к новому времени.
— Я знаю, — с готовностью согласилась Верити и сразу посерьезнела. — В тебе и так почти ничего нет от двадцатого века. Иногда, Джонас, мне кажется, что ты очень хорошо вписался бы в эпоху Возрождения.
Он подошел к ней своей особенной, полной неосознанной грации походкой и легонько развернул к себе.
— Ты так думаешь?
— Я уверена.
— В то время мужчины знали, как приструнить непокорных женщин.
— Правда? — усмехнулась Верити. — Как-нибудь продемонстрируешь. А сейчас пора переодеваться к обеду. — Она отстранилась от него и продолжила:
— Надеюсь, ты захватил с собой свитер, который я подарила тебе на Рождество?
— Ты же знаешь. Сама ведь положила его мне в сумку!
— Да, я и забыла.
— Ты прямо как заботливая супруга, — мягко заметил он.
Верити поспешно отвернулась и принялась лихорадочно распаковывать дорожную сумку.
— Напрасно ты принимаешь мои напоминания за супружескую заботу. Это предусмотрительность менеджера, который хочет, чтобы его подопечный предстал перед клиентом одетым подобающим образом.
— Ах вот как! — коротко обронил Джонас.
Несколько мгновений он пристально смотрел на нее, потом молча стал переодеваться.
Элисса с Дагом ждали их внизу в большом зале, который простирался через все южное крыло старой виллы. В комнате царил полумрак, обветшавшая мебель была прикрыта чехлами. И только небольшой уголок у камина выглядел более-менее уютным и обжитым. Несколько человек, сидя в потертых креслах, тихо вели беседу. В старом камине мирно потрескивал огонь.
— Заходите, заходите, мы уже заждались. Я сейчас представлю вас друг другу. — Элисса вскочила им навстречу, зазвенев украшениями, длинная белая юбка вихрем закружилась вокруг ног. Элисса подала Джонасу руку и подвела его к маленькой компании у камина.
Верити скорчила презрительную гримаску за спиной своего возлюбленного и решительно похромала вперед. Навстречу ей поднялся сухощавый молодой бородач в круглых очках в тонкой оправе. Поражали его очень темные и серьезные глаза.
— Здравствуйте, — произнес он низким голосом, протягивая ей руку. — Оливер Крамп, к вашим услугам. Обопритесь на меня.
— Благодарю, — просияла Верити и краем глаза заметила, что Джонас обернулся и поймал ее ослепительную улыбку. Его хмурый, осуждающий взгляд раззадорил ее, и она заулыбалась еще сильнее. Джонас заслужил это маленькое наказание. — Очень приятно познакомиться. Меня зовут Верити Эймс — я менеджер Джонаса.
— Оливер — целитель, — радостно пояснила Элисса. — Так ведь, Оливер?
— Да, я немного работал с травами и кристаллами, вот, собственно, и все, — ничуть не смущаясь, ответил Крамп. Он посмотрел на перебинтованную ногу Верити, сосредоточенно сдвинул брови. — Что с вами?
— Я поскользнулась на обледенелом крыльце и вывихнула лодыжку.
— Как давно это случилось?
— Пару дней назад. — Она взглянула на ногу и добавила:
— Опухоль уже потихоньку сходит, но нога все еще побаливает.
Крамп помог ей усесться в потертое от времени кресло, обитое бархатом. Подлокотники и толстые деревянные ножки кресла были украшены богатым резным орнаментом. Верити слегка откинулась на спинку, опасаясь, что кресло слишком дряхлое. «Нет, — решила она, — это конец девятнадцатого века, а уж никак не Ренессанс».
— Позвольте представить вам моих друзей, мы вместе постигаем истину. — Элисса, не выпуская руки Джонаса, встала перед собравшимися. — Это, как вы уже знаете, Оливер Крамп, экстрасенс-целитель. У буфетной стойки с ликерами — Престон Ярвуд. Престон — руководитель и вдохновитель нашего небольшого кружка, прекрасный учитель. Он заинтересовался метафизикой задолго до того, как она стала популярной. Его наставником был сам Илэла Ионанда.
— Да что вы говорите! — восторженно воскликнула Верити, гадая про себя, кто же такой этот самый Илэла Ионанда.
— Как вы добрались? — послышался из темноты голос Ярвуда. Престон не торопясь разливал напитки. — Насколько я знаю, ваш вылет немного задержался. — По его тону можно было понять, что он весьма обрадован этим обстоятельством.
Наконец Ярвуд выступил из темноты, поклонился Верити и пожал руку Джонасу. Сквозь редкие и жиденькие волосы на голове просвечивала лысина. На вид ему было лет сорок.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики