ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Она вздрогнула. Прямо перед ней стояла Рица. Темные глаза мрачно поблескивали из-под длинной прямой челки.
— Дан, у нас к тебе разговор есть, пошли, а?
Девочка вздохнула. Пора возвращаться к суровой действительности. Музыка кончилась. Эх, а до ужина еще два часа, правда, если честно, надо заканчивать сочинение на дарайском, но можно было бы и еще поиграть… Шендак с ним, с этим сочинением!
— А что такое? - спросила она, идя вслед за Рицей.
— Сейчас…
Они вошли в кабинет самоподготовки. Дана слегка вздрогнула - здесь сидели Скеро и вся ее компания - Намис, Нэш, Лен, Тиша… И больше не было никого.
— Садись, Дан, - радушно пригласила Скеро. Дана села. Ей стало не по себе. Она не чувствовала никакой неприязни, Скеро нравилась ей. Вообще жалко, что они с Ивик так не сошлись. Ивик, конечно, жалко. Но ведь и Скеро можно понять где-то!
Какая глупая размолвка все-таки. Хорошо было бы, если бы и она могла дружить со Скеро! С ней даже находиться рядом приятно, смотреть на нее. Такая она энергичная, красивая, живая…
— У меня к тебе разговор есть. Слушай, Дан… ты же нормальная девчонка. Какого шендака ты связалась с этой дурой?
— Ты про что? - удивленно спросила Дана, глядя на Скеро. Хотя уже понимала - про что.
— Да хватит с этой идиоткой ходить, а? Ну ладно, Ашен, она тоже чокнутая. Но ты-то нормальная. Ты не видишь, что ли, что она того? - Скеро покрутила пальцем у виска.
— Ничего она не того, - ответила Дана, - что ты к ней привязалась вообще?
— Я хочу, чтобы ее не было в нашем сене, поняла? Мы из-за нее все погибнем. На фига это нужно?
— Ну и глупости ты говоришь, - Дана покачала головой, - Ивик нормальная девчонка.
Скеро молча смотрела на нее. Потом покачала головой.
— А зря. Зря ты так.
— Ничего не погибнем. Если ее взяли в квенсен, наверное, она умеет что-то? И в Медиане же она нормально работает. Не хуже других.
— Да она просто истеричка и дура, - заявила Скеро.
— Ничего она не дура. А вы… вы все ведете себя как маленькие детки. Вам в марсен надо, на горшках сидеть, - выпалила Дана, - и оставьте ее в покое!
Она решительно пошла к выходу, закинув за плечо футляр со скрипкой. У двери обернулась и замерла. Лицо Скеро было перекошено.
— Ну и иди, - звенящим голосом сказала она, - целуйся со своей Цыпочкой!
Дане вдруг стало жалко Скеро. Она вздохнула, посмотрела на нее. Подумала, что объяснить все равно ничего не получится - и вышла из кабинета.
Она, конечно же, не пошла писать сочинение. Можно будет завтра еще докорябать. Сдавать только после обеда, так что ничего.
Даже в спальню Дана не стала заходить, отправилась прямо на третий этаж тренты и, оглядевшись, полезла по железной лесенке на чердак, придерживая скрипку одной рукой. Головой подняла тяжелую крышку.
Чердак уже оказался занят, но не то, чтобы это расстроило Дану. На досках сидели подруги. Они втроем привыкли сюда лазать, будто оккупировали чердак, странно, неужели больше никому это в голову не приходит?
Или другие прячутся в других местах? В квенсене с десяток зданий, одних только чердаков полно.
Ашен сидела на досках с мрачным видом, по лицу размазаны дорожки слез. Ивик, похоже, утешала ее.
— Привет, девки! А что случилось? - Дана подошла к подругам, села рядом. Ашен глубоко вздохнула.
— Да родителей ее на Пасху не будет дома, - объяснила Ивик.
— Они на Триме сейчас, и не могут, - прошептала Ашен. Глаза полны страдания. Ивик погладила подругу по плечу. Честно говоря, она не понимала, что в этом такого уж ужасного. Она бы порадовалась, если бы мама куда-нибудь уехала и не писала ей два раза в неделю послания с ценными советами и вопросами. С Тримы родители даже и не писали Ашен, а в Дейтросе появлялись редко, так что и письма-то она редко получала. Но Ивик такое положение дел бы только порадовало.
Однако, Ашен в самом деле сильно переживала, ей невозможно было не сочувствовать.
— Придется в школе торчать все каникулы, - Ашен чуть улыбнулась сквозь слезы.
— Вместе будем, - вздохнула Дана. Ивик вдруг почувствовала острую зависть к подругам. Она представила дом… соседей. Двор, в котором невыносимо скучно - вот так и перестают гулять во дворе, потому что там одни малыши, с которыми уже неинтересно, а Диссе ее совсем не понимает теперь, у Диссе другая жизнь. Прежние забавы надоели, она выросла из них, как из детских платьиц. И дома - это постоянное ощущение себя объектом воспитания, беспомощным младенцем, которому не доверяют, с которым говорят лишь свысока… В квенсене, несмотря ни на что, она чувствовала себя совершенно иначе. И какое счастье было бы пожить в квенсене - но без тяжелых тренировок и учебы, и между прочим, без Скеро и ее компании!
— Слушайте, - сказала Ивик, - а давайте я тоже останусь, а? Втроем веселее.
Подруги уставились на нее.
— Да ты что, Ивик, - пораженно сказала Ашен, - не надо! Мы же с Даной будем, я не одна. Спасибо, конечно… Но как же твоя мама?
Ивик махнула рукой.
— А что мама?
Она замолчала. Объяснить Ашен, что она вовсе не так уж стремится увидеть маму - было невозможно. Наверное, подумала Ивик в очередной раз, я страшный моральный урод. Ашен вон как любит родителей, а я… Для Ашен мама и папа - это все, весь мир, все остальное даже в сравнение с этим не идет. И она не может представить, что есть такие уродки…
Может, конечно, Ашен переживает, что родители могут погибнуть, ведь они на Триме работают. Как агенты. И действительно, это очень опасно. Но Ивик знала, что дело не в этом.
Впрочем, ее родители никогда и не подвергались опасности.
— Да я лучше с вами тут останусь, - сказала Ивик.
Она долго готовилась к тому, чтобы написать маме - Ивик была уверена, что мама будет возражать и возмущаться, и готовилась к долгому спору, и даже подозревала, что в конце концов, может, придется и уступить.
Но от мамы пришел вполне спокойный ответ. Она, правда, уговаривала дочь приехать на каникулы, но в целом писала "делай, как хочешь". Начала смиряться с тем, что Ивик становится взрослой?
Диссе больше расстроилась, от нее сразу же пришел ответ, который вызвал у Ивик тяжелые угрызения совести - бросила старую подругу.
Но слишком уж хотелось пожить в квенсене спокойно.
К Пасхе весна разыгралась окончательно. Как это, оказывается, здорово, думала Ивик, весна в северных широтах. Когда несколько месяцев земля лежит, скованная снегом и льдом, и уже смертельно надоел этот снег и холод, и потом как взрыв - сброшены ледяные цепи, бегут ручьи, потоки, как во время сезона дождей, только небо - ослепительно-синее, без облачка, и земля проталин дышит освобожденно, и пробиваются желтые нежные первые цветы. На родине Ивик в это время леса и сады покрывались ярким, крупным, обильным цветением, здесь же - только блеклые снежники, но они казались красивее магнолий и рододендронов, они были первыми, на них специально ходили смотреть.
Квиссаны разъехались на две недели. Осталась часть старших - для охраны и некоторых хозяйственных работ. Дэйм тоже оставался в квенсене. А младшекурсники разъехались все, и трое девчонок остались в спальне в полном одиночестве.
Это действительно было здорово. Длинная всенощная на Пасху, где и народу-то было немного. Никаких занятий, вообще ничего делать не надо было, разве что мыть спальню иногда. Брать книжки из библиотеки и читать, бродить по окрестностям, по лесам, еще Ашен много рисовала, а Дана играла на скрипке. Ивик же часто бренчала на клори, и начала сочинять стихи про весну.
Вставай, вглядись и слушай!
Рассеян мрак ночной.
Встает большое утро
Над светлою землей.
Вперед лучи помчались,
Пронзив голубизну,
И птицы раскричались,
Приветствуя весну…
На хозяйственном дворе квенсена содержались лошади - десятка два. Дорога до Ланса была грунтовой и не всегда проходимой для машин, даже бронированных внедорожников, поэтому нередко лошади использовались как транспорт. Сейчас дорога была неплохой, и лошади бездельничали, поэтому квиссанам - а многие любители помогали на конюшне - разрешали иной раз прокатиться верхом. Дэйм частенько проводил время на конюшне, и Ашен напросилась как-то покататься. Ивик впервые в жизни села на коня. Дана и Ашен, оказывается, уже имели опыт в этом занятии. Катались вчетвером с Дэймом по лесным тропинкам, там, где дорога была пошире, переходили на рысь. Ивик досталась невысокая кряжистая гнедая кобыла по кличке Зорька. Она вечно отставала от других, не любила бегать рысью, зато была спокойной, а вот Дана как-то слетела со своей взбрыкнувшей породистой Лори, тонконогой и вороной. Дэйм в одно мгновение - Ивик поразилась, как быстро может реагировать человек - оказался на земле и подхватил Дану на руки, будто малыша.
Дэйм для своих 15 лет был высоким и крепким, одним из самых высоких на своем курсе. А Дана - наоборот, хрупкой малышкой. Но все ж-таки удивительно, как легко держал ее Дэйм, так держат младенца, будто совсем не чувствуя тяжести.
— Ты как? - спросил он хриплым баском.
— Да нормально, - Дана улыбнулась, - ты что? Я даже не ушиблась почти.
Дэйм вдруг покраснел. Поставил девочку на ноги.
— Точно ничего не сломала? - спросил он. Дана подпрыгнула на месте, засмеялась.
— Не-а, все цело, вот досада-то!
И схватилась за луку седла, закинула ногу в стремя.
— Извини, я испугался, - Дэйм вскочил в седло, - поехали дальше.
Вечерний свет ложился на пол косыми квадратами. Ивик всегда любила этот час, когда солнце смотрит на землю от самого горизонта, не бьет беспощадным светом, а мягко льется, высвечивая четкие линии зданий, деревьев, лиц. А потом свет краснеет, синеет и исчезает потихоньку.
Дана убрала скрипку в футляр, потрясла кистями рук.
— Ух, даже устала… Ивик, а ты сыграй что-нибудь, а?
— Да я ведь играть толком не умею, не то, что ты…
— А ты спой, ты так поешь хорошо.
Ивик стала перебирать струны. Запела известную квиссанскую песню - кто ее написал и когда, никому неведомо. И правда, петь у нее получалось хорошо, и голос стал будто посильнее, чем раньше.
Светят луны на небе,
Спят квиссаны в ночи.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики