ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Голова от него кружилась. Ивик последовательно запретила себе думать об Ашен, об убитом хойта (она знала, что когда закроет глаза ночью - распятое окровавленное тело всплывет во тьме, и ничего с этим не сделаешь), о сгоревшем ребенке, о ненависти к доршам. Свежий след надо караулить. Сейчас какое-то время еще можно выйти прямо в эту точку из Медианы - потому что недавно сюда вышли наши. Если что, подумала Ивик, сразу в Медиану. У каждой из девчонок был триммер, в случае чего можно перенести в Медиану весь участок.
…Ивик медленно шла по улице. Торопиться уже никуда не надо. Из Медианы вышла срочно вызванная сюда из Дейтроса зенна гэйнов, полторы сотни взрослых бойцов. Они займутся поселком. Часть килнийцев действительно убежала в джунгли. Их уже разыскали. Поселок будут охранять. Учения квенсена сворачиваются. Все это уже разнесло "сарафанное радио", Ивик только что была в центре поселка, работала на завале, дарайцы разрушили местный языческий храм. Живых под обломками не оказалось. В противоположном конце улицы показалась чья-то фигура, Ивик схватилась за автомат, но это не мог быть дорш, слишком маленькая фигура… Квиссан. Квисса. Да и очертания формы знакомые. Девушка едва ковыляла, прихрамывала. Ивик приблизилась - и узнала.
— Ашен!
Куда делись усталость и отупение? Ивик бросилась к подруге, обняла ее. И наконец заплакала, прижимаясь к Ашен, дрожа всем телом, как та перепуганная килнийская девчонка. Ашен тоже всхлипывала.
— Ивик… ты что… Ивик… а Дана где?
— Дана… - последний раз Ивик видела Дану еще до приказа остаться у "свежего следа", - наверное, в порядке. Не знаю. Ты это… ты что хромаешь? Зацепило?
Ивик оторвалась от Ашен и только теперь увидела, что та совсем бледная, и на шее и нижней челюсти следы крови.
— Меня? Нет.. хромаю… взрывом бросило. Вывих или что-то, не знаю… ерунда. А где наши?
— Не знаю… там где-то. Пошли.
Они двинулись вдоль улицы. Ивик чувствовала, что надо бы, наверное, рассказать Ашен о том, что тут происходило. Но это было выше ее сил. И Ашен тоже молчала. Как она выжила вообще? Ивик не спрашивала, захочет - расскажет.
Им обеим совершенно не хотелось говорить. Ни о чем.
Дана вышла из хижины, пошатываясь, совершенно белая. Увидела Ашен и тоже, как Ивик, сразу обняла ее.
— Не ходите туда, - сказала она сдавленным голосом, - не надо.
Ивик взглянула на нее и молча шагнула через порог.
Здесь были свои. Верт, Марро, Лен, Тилл, Рица… Скеро. И еще Ивик краем глаза опознала нескольких ребят из других сенов. Народу битком. И на земляном утоптанном полу лежал человек. Дорш. Вернее то, что от него осталось. Судя по виду, били его долго и от души. Дорш еще был жив, он часто дышал, и постанывал при дыхании. Ивик передернуло. Она остановилась. Прислонилась спиной к дверной притолоке.
Скеро подошла к лежащему, еще раз пнула его в ребра ботинком.
— Сволочь… это тебе за хойта.
Ивик почувствовала, что воздуха не хватает. В глазах стало темнеть. Но в обморок она так и не упала. Кто-то сказал, что надо кончать, и на шею дорша надели петлю. Кто-то влез и закрепил веревку на потолочной балке. Кто-то еще несколько раз от души хлестнул дорша ремнем, снятым с пояса. Пряжкой. Враг слабо завозился.
— Давай! - ожесточенно сказала Скеро. Кто-то рванул веревку. Изуродованное, кровавое тело вангала, с руками, закрученными за спину и связанными, тяжело поползло вверх.
Ивик наконец оторвалась от стены и почти вывалилась на улицу. Ашен с Даной поддержали ее с двух сторон.
— Я же сказала, не ходи, - беспомощно пробормотала Дана.
После учений в Килне традиционный поход квенсена показался чем-то вроде отпускного развлечения. Ивик весело шла с другими, пела и иногда с удивлением вспоминала, как тяжело было на первом курсе. Как ей каждую минуту казалось, что она вот-вот упадет…
После окончания похода она отправилась на каникулы в Шим-Варт. Там ничего не изменилось, казалось Ивик. Совсем ничего. У некоторых соседок родились дети. Построили новый микрорайон, а в центре - многоэтажное здание, и несколько бараков расселили. На первом этаже нового здания сделали общественный спортивный центр с бассейном. На Базу стали завозить регулярно фруктовые соки. Умерла бабушка из соседней квартиры. Ричи закончил первый класс тоорсена. Но все это мелочи, а в целом все оставалось так же, как всегда, как год назад, десять лет назад, и всегда так оно все и будет. Стиранное свежее белье колышется на веревках, поскрипывают качели, ребятишки галдят, в выбоинах асфальта лужи, а в лужах отражается солнце. И все это было очень хорошо. Просто чудесно. Похоже на интересное кино, которое можно смотреть и смотреть без конца, и никогда не надоедает. Ивик прислонилась к стене угольного сарая (углем над ней была выведена надпись "Роми + Шари =", и дальше стерто). Ричи гонял мяч с несколькими мальчишками из двора. Ивик смотрела на брата, как острые лопатки ходуном ходят под замызганной футболкой, и острая нежность заливала ее. Малыш. Какой же он еще малыш… И все эти мальчишки. Рядом возились на огромной куче свежего рассыпчатого песка детишки помладше, полуголые, в трусиках, там шло большое строительство - то ли крепость, то ли дворец. Две девочки в цветастых платьях озабоченно шептались под грибком, недавно покрашенным. Тетка Рея из третьей квартиры кричала на кого-то, чтобы немедленно ушли с клумбы, и даже это сейчас было хорошо, даже Рея казалась милой и любимой…
— Ивик!
Она обернулась. Диссе кинулась ей на шею. Ивик почувствовала себя неловко, но чмокнула подругу в щеку.
— Ивик, привет, как я соскучилась! Ты чего на Пасху не приезжала? Ой, какая у тебя форма! - Диссе с интересом разглядывала ее, - такая новенькая! Будто и не ношенная!
— Так это ж парадка… мы ж не в таком ходим-то обычно…
Видела бы Диссе ее рабочую форму, совершенно выцветшую и потрепанную…
— А это что, пистолет? Ну надо же! - Диссе потрогала кобуру Деффа, - ой, Ивик, ты так изменилась!
— Да и ты тоже, - сказала Ивик, улыбаясь.
И правда, Диссе изменилась. Она стала девушкой. Совсем взрослой и очень красивой. Золотисто-русые волосы были забраны в тугой узел, открывающий стройную и длинную шейку. На загорелых открытых плечах бретельки топа, видимо, самосшитого, ярко-желтого, туго обтянувшего крепкие уже развитые грудки. Широкая юбка до колена не скрывала длинных красивых ног.
— Пойдем, а? Пошли ко мне? Родители на работе, а остальные все на улице, мы хоть посидим спокойно. Мы вчера печенье делали, чайку попьем…пошли?
Диссе рассказывала о своих новостях. Она участвует теперь в театре в своей Академии. У нее главная роль. Она играет в пьесе (написанной каким-то гэйном еще в Старом Дейтросе) слепую девушку. Диссе изображала в лицах сцены из спектакля. Ивик не очень нравилось, казалось, что Диссе слишком манерна. Зато печенье было вкусное, с джемом, Ивик едва удержалась, чтобы не сожрать слишком много. Хотя напекли его целый таз, и сейчас еще половина оставалась. Но неловко объедать такую большую семью.
— Ой, Ивик, а я хочу, чтобы ты мне спела! Ты же на клори теперь играешь! Погоди!
Диссе убежала и вернулась с инструментом. Ивик послушно взяла клори. Пальцы пробежались по струнам.
— Ты так здорово научилась! Ничего себе! У вас там занятия есть? Или вы только воюете там?
— Конечно, есть, откуда же все гэйны-музыканты берутся, - сказала Ивик.
— Ну спой, спой что-нибудь!
Ивик задумалась. Петь не очень-то хотелось. Она вспомнила старую-старую гэйновскую песню.
Между небом и землей - тоска.
Снова белая, как снег, мгла! Ты не помнишь, как печаль легка.
Ты не помнишь, как любовь зла.
Между небом и землей война,
И разрывы, в душу твою мать.
Ты не помнишь крови и огня.
Ты не помнишь, как меня звать.
Диссе слушала, подперев подбородок кулачком, преувеличенно внимательно глядя на Ивик.
Ты лежишь за облаками льда,
Ты летишь за океаном тьмы.
Зелена в твоей реке вода.
Отраженьями в воде стоим - мы.
Ивик повторила последние строчки. Диссе чуть нахмурилась.
— Красиво, - сказала она, - ты летишь за океаном тьмы… Красивая абстракция!
Ивик вытаращилась на нее.
— Почему? - спросила она, - что здесь абстрактного-то?
— А о чем песня? Наверное, я не поняла…
Ивик не знала, как объяснить. Вернее, объяснять было глупо. Но и сказать "ну и ладно" - как-то нехорошо.
— Так там же сказано все, Диссе… Там же… ясно, что погиб кто-то… любимый. И вот автор и говорит так… от боли просто. Она… или он, не знаю… погиб, умер, его нет больше. И никогда не будет. А мы тут остались. И как будто река разделяет. Все же тут понятно!
— А-а, - протянула Диссе, - по-моему, не так уж понятно. Абстрактная такая песня…
Ивик промолчала.
— Ну а как у тебя с личной жизнью? - спросила Диссе. Ивик пожала плечами. Как у нее может быть с личной жизнью?
— Моя подруга, Ашен, я тебе рассказывала, помолвлена уже.
— О да, у нас тоже многие! - кивнула Диссе, - а у меня, знаешь, в этом году такая проблема была… сейчас-то переболело уже все, конечно… я тебе не писала. Вообще плохо, что мы так далеко друг от друга. Писать я не все могу. Это не то!
— А что у тебя было?
— Понимаешь… это зимой еще было. Еду я в трамвае… В Шари-Пале же трамвай есть! И вдруг передо мной садится мужчина, вот так напротив. И смотрит, смотрит… И вдруг говорит: девушка, я не могу больше… вы мой идеал. Ну представляешь, да? Главное, чего уж там идеального, у меня нос покраснел, холодно было, я вся закутанная. Короче, мы с ним стали встречаться…
Ивик подумала, что наверное, раньше при этом рассказе почувствовала бы зависть. А сейчас - нет. Конечно, Диссе идеал. Она и правда…
— Ты и правда очень красивая.
— Ну вот. Мы с ним стали встречаться. Он меня в кино водил, гуляли так… представляшь, стоит и ждет, встречает после лекций. Каждый день. Он был искусствовед. В музее работает, статьи пишет. А потом девчонки мне сообщили, что он женат!
— Ой…
— Да, и трое детей, представляешь? Я была в ужасе… Конечно, сначала я решила, что все, мы не будем встречаться, совсем. Через черный ход выходила из школы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики