ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Хессин, разрешите обратиться…
Он повернулся. Перед ним стояла Дана, маленькая, хрупкая, лицо покрыто красными пятнами.
— Хессин…
— Квисса, у меня сейчас мало времени. Может быть, позже?
— Хессин, это я, - отчаянно сказала Дана, - я про Ивик. Про Ивенну. Она не виновата. Все это я придумала.
Керш с интересом посмотрел на девочку.
— Ивенна, к сожалению, виновата. Найдены ее отпечатки пальцев. Она сама признает свою вину. Значит, вы тоже участвовали в этом.
— Да, и я… я все это придумала. Она так… согласилась только. А потом решила, что не скажет про меня. Но я так не могу… Если ее в Верс… тогда и меня уж тоже.
— Что ж, - задумчиво сказал Керш, - я рад, что слышу это от вас. Ивенну никто не собирается никуда отправлять или отчислять. Она будет серьезно наказана. Через несколько дней она сможет продолжить занятия. Что касается вас, квисса, то надеюсь, что ваша совесть не позволит больше совершать такие поступки.
Звуки доносились сквозь пелену, сквозь мутный невидимый слой, и в ушах все время странно хлюпало. Боли сейчас почти не было, но она караулила где-то рядом, и стоило Ивик чуть пошевельнуться, даже пальцем двинуть, как она снова впивалась ржавым железом в спину, в лопатки, поясницу, и надо было замереть и ждать, когда станет легче.
Ивик не думала ни о чем. И ни злости не было, ни даже обиды. Одно ошеломление - что с человеком можно так поступить. Что это вообще возможно.
Да, они были готовы ко всему. Но на практике это оказалось очень уж страшно.
— Пить, - сказала она. И кто-то там, во внешнем мире, за пеленой, услышал. Чья-то ладонь легла на лоб, чуть повернула голову (отчего боль снова обожгла плечи и шею). Во рту у Ивик оказалась трубочка, и через эту трубочку она стала жадно пить воду.
— Ты поспи, - сказал чей-то голос, - я тебе укол поставлю сейчас. Поспи. Потом будет легче.
В нее воткнулась игла. Стало больно не от лекарства, а от того, что вздрогнули разорванные мышцы спины.
Ивик заплакала.
Дейтрос, Дарайя… война, мир. Свобода. Убийцы, рабы. Ей было уже все равно. Совершенно все равно. Она не знала, правильно ли поступила. Наверное, нет. Или да. В общем-то, без разницы.
Ей хотелось только лежать неподвижно. И чтобы никого рядом не было. Совсем никого. Так лучше.
Ей было слишком больно, чтобы она могла сейчас кого-нибудь видеть. С кем-нибудь разговаривать.
Все равно никто не может помочь, когда тебе больно. С этим все равно надо справляться в одиночку. Люди могут только причинять боль - это они умеют в совершенстве. Снимать ее и помогать - они не в состоянии.
Ивик за руки привязали к стене, к вбитым в нее штырям. Квиссанов там не было, были солдаты из части гэйн-вэлар. Директор тоже был. Ивик не было даже стыдно оттого, что они смотрели на нее. Как у врача - ну и плевать, и пусть смотрят. Было страшно, когда директор объявил, что ее ждет. Ивик не знала, может ли человек вообще выдержать столько ударов. Ей было страшно умереть прямо здесь, под плетью. А потом и вовсе стало плевать на все. Все перестало существовать, кроме боли. Это оказалось слишком больно. Просто все мозги вышибло. Сначала Ивик стояла на ногах и даже пыталась терпеть. Она стискивала зубы, но дышать хотелось через рот, и это мешало. Носового воздуха не хватало. Она судорожно вдыхала, снова сжимала зубы. Закусила губу, по подбородку потекла струйка крови, но об этом она подумала позже. Потом терпеть она уже не могла. С каждым выдохом вырывался крик. Ивик повисла на руках. Веревка резала запястья, но это было все равно. Она не могла стоять. А ее все продолжали бить. Уплыло сознание, ей дали понюхать нашатыря, а потом все равно безжалостно продолжили избиение.
Ивик старалась не вспоминать. Вспоминать было страшно. Реальность оказалась такой, что жить с этим сознанием дальше Ивик не могла. Не с болью - боль можно вытерпеть. С этим сознанием - что с ней могут так поступить. Что это вообще возможно для живых людей - так поступать с другими живыми людьми.
Сейчас будет легче, уговаривала она себя. Сейчас. Веки становились тяжелыми, опускались. Укол начинал действовать. Ивик заснула.
— Ивик?
Она повернула голову. Уже научилась это делать, не обращая внимания на боль. Да и боль, кажется, стала слабее. Но она еще не могла понять, кто это говорит с ней - из-за той же пелены и хлюпанья в ушах.
Ашен. Легкая рука легла на голову Ивик. Погладила по волосам. Это было неожиданно приятно и как-то правильно. Не раздражало.
— Ивик, бедная, как тебе досталось…
— Страшно? - спросила она.
— Ага, - сказала Ашен, - Господи, Ивик…
— Как там… все? - спросила Ивик, - как Дана?
— Дана… переживает очень. Ты знаешь, она сказала директору, что она там тоже была. А он ничего. Вообще. Тебе одной, получается, досталось. У нее даже температура поднялась, она и на занятия не ходила.
— Пусть не переживает, - сказала Ивик вяло, - еще не хватало, чтобы ей.. тоже…
— Тебе больно сейчас? Просто так, когда лежишь?
— Да, но ничего. Когда двигаешься, хуже. А ты как?
— Да я-то что. У меня-то нормально все. Знаешь, мне тоже так стыдно, - сказала Ашен, - я все думала… я же с вами совсем перестала общаться. Конечно, Рейн, он классный. Но я не должна была так. Друзья же все равно остаются друзьями.
— Ничего, - вяло сказала Ивик, - все нормально будет.
Дана появилась позже, когда Ивик стала поворачиваться на бок, садиться и даже пробовала вставать. У нее и вправду даже лицо сильно изменилось, еще больше похудело, глаза казались совершенно огромными и запали. И выражение в них замерло какое-то безумное. Она обняла Ивик за шею, стараясь не задеть повязок, и заплакала.
— Ивик, мы такие дуры… То есть я такая дура.
— Не реви, - сказала Ивик, - все нормально будет.
— Это же все из-за меня.
— Ну да, уж конечно. Все это мы вместе. И не надо.
Они поговорили о чем-то нейтральном. О сене,о преподах. О новом спектакле к Рождеству. Больше Дана не заходила. И вообще никто не приходил к Ивик, и она была этому рада. Ей не хотелось никого видеть. Дана и Ашен хорошо к ней относились, этого достаточно. А остальные - да пропади они пропадом.
Ивик пролежала в изоляторе три недели - потому что были осенние каникулы, все разъехались, а ей так и пришлось остаться в квенсене. Но и домой сейчас совершенно не хотелось. Вообще смертельно не хотелось, чтобы мама узнала обо всей этой истории. Вроде бы родителей обещали не трогать, и ладно.
Она все время была одна. Медсестры таскали ей книги из библиотеки. Принесли чистую тетрадь. Лежа на животе, Ивик начала писать какую-то историю про снежных людей. Это ее развлекало.
Повязки сняли. Кожа на спине заживала и начала страшно чесаться. Однако чесать было нельзя. Ивик осторожно переворачивалась на спину и елозила по кровати, стараясь унять зуд. Она уже почти свободно могла двигать руками, наклоняться, ходить. Теперь, когда физические страдания уменьшились, ее стали мучить ночные кошмары. Ивик просыпалась от них в два или три часа ночи, и больше уже не могла сомкнуть глаз. Снилось все время одно и то же - ее снова будут бить… ее ведут в эту комнату. Привязывают к стене. Заставляют раздеться - во сне, в отличие от реальности, это было стыдно. До битья дело никогда не доходило. Но во сне она вела себя отвратительно, начинала плакать, умолять, даже кричать… А когда просыпалась, разные мысли лезли в голову, и было тошнотно и мерзко.
К окончанию каникул спина окончательно поджила. Ивик стала надевать майку, потом надела и форму. Она не знала, как будет тренироваться, двигаться уже можно было, но задеть спиной что-нибудь - искры сыпались из глаз. Но что делать? Нельзя пропускать слишком много. Ей и так отрабатывать десять дней, пересдавать зачеты, которые случились без нее.
Странно, но теперь ей была абсолютно безразлична Скеро, вся ее компания и все эти отношения в сене. И вообще все, что ее волновало раньше. Скеро тоже не замечала ее. Ивик заняла привычное место аутсайдера, вместе с Даной и Ашен, которая теперь больше обращала внимание на подруг. Она много училась, стараясь сдать все хвосты. Сжимая зубы и вытирая слезы, которые невольно выступали от боли, тренировалась в трайне. Постепенно боль становилась меньше. На спину, правда, смотреть было страшненько. Ивик и не смотрела. И никто не говорил с ней об этом. Всего этого будто не было - и это тоже было хорошо.
Однажды дежурная квисса передала ей приказ явиться в кабинет директора. В субботу после занятий - в субботу они были посвободнее. Ивик слегка испугалась, но что было делать? Пришлось идти.
Она не испытывала обиды на иль Роя. Как это ни странно. Не было ненависти или обиды. Хотя наверное, теоретически она должна быть. Ивик в последнее время плохо понимала себя.
Было только страшновато. Что, если на том все не закончилось? Дану не трогали, с самой Ивик все вели себя так, будто ничего не случилось - говорило о том, что все в порядке. Но может, ее все-таки хотят выгнать из квенсена? Ивик уже не знала, как относиться к этому. Ей хотелось покоя, а самым покойным сейчас было бы остаться здесь, и чтобы все было так, как есть.
Она постучалась, вошла и доложила о себе, как положено.
— Садитесь, Ивенна, - пригласил директор сухо. Она присела напротив него на краешек стула.
— Нет, сюда, - он похлопал по сиденью стула, стоявшего рядом с ним. Ивик робко подошла и села. Перед ними был большой новый монитор, на мониторе переливались сложные цветные стереометрические фигуры.
— Как ты? - вдруг спросил директор нормальным, даже сочувствующим человеческим тоном, - Болит еще?
— Немножко, - сказала она, - на тренировках.
Керш посмотрел на нее искоса.
— Я хочу провести с тобой несколько занятий, Ивенна. Индивидуальных. Касающихся истории и политики. По-видимому, ты очень опережаешь свой возраст в осмыслении социальных явлений и событий. Мы это просмотрели. Нам сложно работать, слишком много квиссанов, слишком обширные задачи. Мы с тобой будем заниматься по субботам, в это время. Начнем сегодня.
Керш коснулся панели управления, и на мониторе возникла картина - город с высоты птичьего полета.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики