ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Вот так же однажды в детстве она играла и внезапно очутилась в неизвестном месте… с серым небом, камнями, плоской, безжизненной поверхностью. Она очень испугалась тогда. Но ей уже было лет семь, и про Медиану она знала. И смогла как-то вернуться.
Потом, на Комиссии говорили, что у нее очень высокое сродство к Медиане. Уникальное. Таких, как она - один человек на миллион.
Дана взглянула на келлог на руке, экранчик показывал время. В общем-то, ничего удивительного, что устали руки, она без передышки уже полчаса играет. Без единой паузы. И надо идти домой, обедать. Моника будет ждать. Дана вдруг вспомнила, о чем она играла. О чем думала, играя.
Думала она про скалу и про море. И это было очень тяжело, она опять дошла до самой высокой точки отчаяния, понимания, что так уже не будет НИКОГДА. Слово никогда в ее жизнь вошло, когда ей было восемь. До того Дана вообще не думала о смерти.
Девочка положила скрипку в футляр, выбралась на тропинку.
Играть дома у Ильша и Моники много нельзя. У них соседи - там с одной стороны старушка, с другой грудной ребенок и еще двое малышей бывают на выходных. Они столько музыки не выдержат. Тем более, когда Дана упражняется. Ей-то не надоедает пилить одно и то же хоть час. Пилишь, пилишь, повторяешь, пока не станет гладко, пока пальцы не запомнят все точно, а в голове в это время скользит что-нибудь - бездумное, легкое состояние, словами не передать. Дана вообще редко думала словами.
Но наверное, слушать это не очень приятно. Дана ходила играть в лес. Здесь она никому не мешала. И ей, что тоже немаловажно, никто не мешал и не лез под руку.
Дана пробиралась по лесной тропинке, бесшумно, издали ее невозможно было и разглядеть, в лес Дана всегда надевала форму, причем полевую, потому что удобнее, и Дефф на поясе. Мало ли что? Тут и лиганы бывают, и гигантские змеи, и курты - они безобидные, но у них бывает бешенство. Детей в лес одних и не отпускали. Дану отпускали с оружием.
Она вышла на проселочную дорогу. Музыкальное состояние вновь овладело ею - когда нет ни единой оформленной мысли в голове, лишь бродит то, что нельзя выразить словами. Одновременно Дана видела внутренним взором множество вещей. Ивик - недавно получила от нее письмо, соскучилась, скорее бы опять встретиться. Квенсен - и по квенсену уже соскучилась немного, хотя половину каникул там и прожила. А потом пригласили друзья отца погостить у них. Дэйма. Дана часто о нем думала. Не словами. Она не знала, как относится к нему. Дэйм просто БЫЛ. У него были очень крепкие руки, крупные ладони, и глаза, блестящие и черные. Он смущался сильно, когда оказывался рядом с ней. Еще он был братом Ашен, и по Ашен она тоже соскучилась. И еще Дана вспомнила то, что было в музыке. Скалу и море.
Обидно, что об отце так мало помнится. Вот как его не стало - это Дана помнила очень хорошо. Моника пришла за ней утром и увела к себе. Дана у нее играла. Потом Моника сказала: "Данни, твой папа уехал". Она плакала, не могла понять - куда уехал? Почему ничего ей не сказал? Потом ей объяснили, что папа умер, что его нет. Не будет больше. Дана еще не могла понять, если он умер, то почему его не хоронят? Похороны бывают с музыкой, торжественные, все идут на кладбище, священник служит над могилой. Потом уже ей кто-то объяснил… во дворе. Дана сначала не поверила, побежала к Монике, но та подтвердила. Да, это страшное слово - правда. Папа не просто умер. "Понимаешь, девочка, - сказала Моника, - в жизни случаются страшные вещи. Случаются ошибки". Она считала, что это ошибка. Кто-то по ошибке решил, что папа - враг Дейтроса. Поэтому его посадили в тюрьму, а потом, там уже, убили. Расстреляли. Дана никогда не произносила мысленно этого слова, оно было ей омерзительно, как скрежет железа о стекло.
А о папе она очень мало помнила. Но все хорошее. Скала особенно помнилась. Остальное - без подробностей. Вроде бы они много разговаривали, гуляли. Было хорошо. Кажется, папа с ней играл во что-то. А вот скала - это было на море, но Дана почти не помнила, как и почему. Они отдыхали там вместе? Или там была папина семинария, и он забрал ее на каникулы? Она помнила, как папа разбудил ее утром, и они куда-то шли. И потом лезли на скалу. Дана пыхтела, спотыкалась, а отец сзади страховал ее и поддерживал. И говорил: "Давай, еще немножко! Давай, ты сможешь!"
И потом вылезли наверх, на эту маленькую площадочку, и был свежий ветер, пахнущий солью, и море до горизонта. И красноватый диск солнца, зарево на полнеба. Отец положил руку Дане на плечо. И вдруг начал петь: "Славьте Господа, ибо Он благ, ибо вовек милость Его".
И вот этот миг Дане запомнился, потому что уж очень это было хорошо, необыкновенно хорошо, и этот миг никак не связывался со словом "никогда". Потому что он был противоположностью, он был "всегда". Дана даже не знала, где та скала. И отца уже давно не было в живых. А скала эта, и рассвет, и море - все осталось. Когда Дана думала об этом, ей казалось, она понимает, что такое Вечность.
Ильш работал врачом, хирургом в городской больнице. Возвращался поздно. Моника была переводчицей и много работала дома. Оба они - в касте медар, Моника еще преподавала триманские языки в академии. Она знала пять языков - дарайский и четыре триманских: английский, русский, немецкий, испанский. Их четверо детей давно выросли и работали в разных местах. Ильш и Моника были старше отца Даны, но дружили с ним, когда он был жив.
Дане нравилось бывать у них дома. Все у них было каким-то особенным. Как-то по-своему - тонкий черно-зеленый сервиз для чая, натюрморт на стене, сладковатый запах книжных корешков, три больших стеллажа с книгами в гостиной - половину этих книг, правда, Дана не могла понять, они были на других языках. Сейчас она с трудом разбирала дарайские тексты, об остальных пока и речи не было. Впрочем, может, особенное только мерещилось ей. У Даны ведь не было своего дома. Когда-то был, вернее, лет до пяти, но об этом она уж не помнила совсем ничего. И о маме - почти ничего. Так, что-то теплое, щемящее. Как дом, помнился вирсен, потом тоорсен, ряды аккуратно застеленных коек, вышитые покрывала, девчонки сами их вышивали. А вот такого дома - с соседями, с кипящим на кухне чайником, бельем на веревке, буфетом и рядами книг - у Даны никогда не было.
Это ее не расстраивало. Она привыкла.
А может, этот дом и правда был необычным. Таких, как Моника, ведь немного. Таких умных, образованных, много повидавших. Ильш тоже был хорошим врачом, но он редко бывал дома, весь был погружен в свою работу. Моника в молодости бывала в Дарайе, работала там - она не распространялась, кем и как. Но теперь Дана понимала, кем, ведь с Дарайей нет никаких отношений, торговли, научных или еще каких-нибудь связей. Дейтрин если и может оказаться в Дарайе - то либо нелегально, либо в плену. В плену Моника, к счастью, не была. Да из плена и не возвращаются.
Моника не то, что жила в Дарайе, внедрялась как агент, нет, конечно, но она бывала там. Делала что-то. И на Триме она бывала, и не в одной стране. Сейчас, конечно, ее никуда уже не посылали. Она сидела и переводила книги.
— Послушай только, Дана! - говорила она, оторвавшись от компьютера, - какой чудесный писатель! - и читала вслух что-нибудь из триманских авторов. Дана с удовольствием копалась в старых альбомах фотографий, в древних книжках, чуть ли не на Старом Дейтросе еще изданных. Однажды из нижнего отсека шкафа выпала яркая, глянцевая книжка, очень толстая, полная картинок. Книжка была дарайская. Все надписи - по-дарайски. Называлась она "Каталог рассылки. Фирма Источник".
Дана полистала каталог - там были изображены разные вещи, подписаны их названия и какие-то цифры. Спросила Монику, что это такое.
— А-а, да это я из Дарайи привезла. Надо же, ты откопала, а я думала, что уже выкинула это давно. В общем-то, это нехорошая вещь, ее нельзя привозить было. Это каталог, по которому они покупают вещи. Ну вроде как у нас на базе берут, только за деньги. Знаешь же, что такое деньги?
Конечно, Дана знала, что это такое. Деньги существовали в Дарайе, на Триме и еще на некоторых мирах. Они мешали и разобщали людей. Если у людей мало денег или нет совсем - никто им не даст еду, одежду, не станет лечить. Если много - будь ты хоть идиотом, все равно тебя все будут уважать. Это было несправедливо и нечестно.
Но каталог листать было очень интересно. Вещи там показались Дане необыкновенно красивыми. Можно было воображать всяких древних принцесс и королев, которые сидели на таких роскошных диванах, носили такие одежды… Дана вообще любила читать про старые времена, дохристианские, когда еще были на Дейтросе короли, вожди, дамы в длинных сверкающих платьях. Тогда все было очень красиво, не скучно, не так, как сейчас.
Дана попросила у Моники разрешения забрать этот каталог с собой - раз уж он Монике не нужен. Та согласилась, но велела никому его не показывать, потому что вряд ли в квенсене Дане разрешат держать такую вещь.
Ивик уныло смотрела на слепую поверхность оконного стекла, безжалостно заливаемую сплошным ливнем. Ливень не прекращался с утра. Да что там, он уже неделю не прекращался. После зарядки квиссаны возвращались мокрые насквозь, и надо было переодеваться очень быстро, времени не оставалось совсем, сушилки были забиты. Полевые занятия и кроссы тоже были мучением, земля скользила под ногами, кажется, дождь стремился слепить все, что есть в мире, в единый скользкий мокрый ком глины.
Сейчас они по крайней мере сидели в сухом помещении.
— Ивенна!
Она вскочила, осознавая, что совершенно не слышала последней фразы преподавательницы. Сердце сжалось от ужаса, страх был таким, что Ивик опять не расслышала слов Лайзы иль Нуш.
— Что? - спросила она машинально.
Сухонькая, претенциозно облаченная в ярко-алый костюм преподавательница, протянула руку с указкой, словно намереваясь нанести Ивик удар острием в лицо. Конечно, ничего подобного она делать не собиралась. Просто жесты у нее всегда были немножко слишком патетические.
— Потрясающая бездуховность и бездарность! Просто потрясающая!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики