ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Если так, любопытство Рене и его пристрастие к авантюрам могут заставить его в один прекрасный день забыть политику, отринуть всю повседневную суету и вывести «Созвездие Рыси» в море на поиск источника опасности. Я знаю Рьего. Если у кого и есть шанс на успех, то это у него…
– Значит, мы превратно истолковали слова предсказания…
– Полагаю, что да. В жизни герцога было, есть и, смею предположить, еще будет немало женщин, но никто из них не захватил его целиком, а сейчас уже поздно. Но мы и приехали. Вы в первый раз в Гелани?
– Да.
– Тогда не смею вас отвлекать. Этот город заслуживает того, чтоб рассмотреть его как следует.
Действительно, открывающийся вид завораживал. Когда-то, в стародавние времена, владыка Червонных Земель Стефан Старый подарил сыну к свадьбе новый город. Стефан был опытным воином и выбрал место, словно бы самой природой предназначенное для того, чтобы стать ключом в Червонные земли. Шло время, а городок Гелань превратился в столицу Таяны. Воин превратился в придворного и купца, но не разучился владеть мечом. Двойная стена с ощетинившимися пушками бастионами и ледяные воды Рысьвы надолго задержали бы любую армию, но этого таянским королям было мало. Над Геланью господствовала гора, на вершине которой красовалась грозная цитадель. Знаменитый Высокий Замок, гордость Таяны, жилище королей.
Однако путь кавалькады лежал к городской ратуше. Всадники чинно проехали по горбатым, извилистым улочкам, заполненным разряженными горожанами, и остановились на просторной квадратной площади. Окружавшие ее дома сплошь принадлежали людям богатым, способным платить налог за окна и надстройки сверх положенных двух этажей. Посреди площади возвышалось здание городской ратуши с высокой прямоугольной башней, украшенной шпилем с гербом города – вставшей на задние лапы рысью с мечом, обороняющей крепостные ворота. Такая же рысь красовалась и перед входом в ратушу. По углам площади звенели четыре фонтана, из которых состоятельные горожане набирали воду. Фонтаны венчали фигуры, символизирующие времена года, у ног которых по старой языческой привычке люди складывали незамысловатые приношения. Сейчас на площади царила Весна, изображение которой заботливо украсили ветками цветущего жасмина. Из окон, как разноцветные языки, свешивались дорогие ковры. Кажется, все, кто имел среди проживавших на площади друзей или знакомых, заняли места у окон, а на ступенях ратуши стояли отцы города.
Плотный седовласый эркард, завидев кавалькаду, медленно и торжественно прошествовал вниз по застеленной пурпурным ковром лестнице и встал у подножия каменной рыси так, что геральдический зверь словно бы благословлял его степенство. За спиной эркарда выстроились городские гласные – все двенадцать.
Почтенные мужи разоделись, явно стараясь перещеголять друг друга в роскошестве. Тяжелые, отороченные мехами одежды и начищенные до солнечного блеска массивные цепи придавали именитым горожанам вид знатнейших сановников, однако Роман искренне им посочувствовал – день выдался по-летнему жарким, и бархат, бобры и куницы причиняли встречающим страдания, о чем свидетельствовали красные, блестящие лица и затрудненное дыхание. Либр подавил ухмылку – этикет есть этикет, и перевел взгляд на Арроя. Рене ловко спрыгнул со своего цевца и быстрой пружинистой походкой направился к эркарду. Михай слегка замешкался, слезая с внезапно заупрямившегося коня, так что место рядом с Рене волей-неволей занял кардинал. Принц и принцесса, согласно традиции, оставались в седлах. Они считались не гостями, а людьми, состоящими на службе у вольного города Гелани, ибо первейший долг королей защищать своих подданных от всяческого урона и непотребства со стороны соседей. Впрочем, Рене от отсутствия Михая ничего не потерял. Даже наоборот. За всю свою бродячую жизнь Роман не видел девушек прелестнее, чем дочери города, вышедшие с традиционным приветствием к именитым гостям.
Статная красавица с толстыми каштановыми косами держала поднос, на котором красовались золотые кубки, инкрустированные яркими камнями, а рядом застыла совсем юная брюнетка в белом платье, не отрывающая от гостей огромных оленьих глаз.
2228 год от В. И. 12-й день месяца Медведя. Гелань.
Площадь ратуши.
Марита почувствовала, что земля уходит у нее из-под ног. Еще мгновение назад она беспокоилась о том, не забудет ли нужные слова и не развяжется ли в самый неподходящий момент вроде бы ослабшая лента на правой туфельке. Беспокоило девушку и то, что гости могут встать не так, как нужно, и ей придется пройти мимо герцога Тарски, чтобы подать Первую Чашу эландцу, что могло обидеть этого страшного человека.
От графа Шандера, мужа ее покойной сестры, Марита знала, что Михай Тарскийский – человек злопамятный и завистливый, от которого лучше держаться подальше, а если не получается, то оказывать ему всевозможные почести. Но и герцог Михай, и обувная лента имели значение лишь до тех пор, пока не послышались приветственные крики и из-за угла Собачьей улицы не потекла блестящая процессия. Марита сразу же отыскала седого человека с черно-зеленой цепью на груди, потом ее взгляд упал на золотоволосого рыцаря, ехавшего рядом с адмиралом, и все было кончено. Михай, Аррой, отец, подруги, все полетело в тартарары. В мире существовал только незнакомец на золотом черногривом коне. Люди суетились, толкались, переговаривались, бросали букеты весенних цветов, а Марита стояла как завороженная. К жизни ее вернул лишь ощутимый удар по ноге. Ее подруга Эвка, держащая поднос с кубками, недвусмысленно давала понять, что Марке пора браться за дело. Сделав немыслимое усилие и в глубине души безумно боясь, что рыцарь, стоит отвести от него взгляд, тут же исчезнет, Марита сняла первый попавшейся кубок, пригубила, как требовал обычай, терпкого прохладного вина и молча протянула непостижимым образом оказавшемуся перед ней седому нобилю со смеющимися голубыми глазами.
Аррой принял кубок, но пить не спешил. Он знал таянский обычай и ждал, что девушка произнесет положенное «Да будут путь твой долог, дом – полон, друг – честен, меч – верен, конь – послушен, а огонь – ясен».
Нужные слова, как назло, вылетели из прелестной головки, но эландец не растерялся. Чуть помедлив, он расцеловал девушку в обе щеки и громко и весело пожелал славному городу Гелани процветания, особо отметив несравненную красоту его обитательниц. Марита, вспыхнув до корней иссиня-черных волос и не смея вновь посмотреть на свиту герцога, торопливо схватила следующую чашу, предназначенную кардиналу. Его Преосвященство пить не стал и бестолково топтался с кубком, пока его не принял худенький, бледный служка. Следующий кубок Марита подала эркарду города – своему собственному отцу, не понимая, почему тот посмотрел на нее с таким укором. Тем не менее эркард, выпив ритуальное вино, разразился длиннющей витиеватой речью. В отличие от дочери, он не забыл ни словечка. Церемония пошла как по писаному. Горожане радостно кричали, в окна летели заранее припасенные букетики виллин[55] и атриолы[56], а адмирал весело махал всем рукой. На фоне закутанных в пышные мантии власных он в своем темном платье казался по-юношески легким и подвижным.
Марита изо всех сил старалась смотреть только на герцога и тем не менее не поняла, что эландец обращается именно к ней. Зато это понял эркард, взявший бестолковую дочь за руку и подведший к дорогому гостю. Девушка вздрогнула, когда в се руку вложили букет сапфировых атриол, усыпанных бриллиантовой росой. Подобного чуда в Таяне, известной своими ювелирами, видеть еще не приходилось, но Марита смогла подумать только о том, что каменные цветы того же цвета, что и плащ прекрасного кавалера. Сердце девушки то подскакивало к горлу, то проваливалось вниз. Многословную отцовскую благодарность она пропустила между ушей, из себя же смогла выдавить лишь жалкое «Благодарю».
– Не стоит! Доставить удовольствие такой красавице, о чем еще может желать эландский дворянин?! – Адмирал уже был в седле, и его вороной, красиво склонив голову перед геланскими гласными, повинуясь руке хозяина, стал пятиться назад к кавалькаде – Рене умел в случае необходимости красиво пустить пыль в глаза. Взгляд Мариты опередил герцогского иноходца и мгновенно достиг всадника в синем. Возможно, ей показалось, но незнакомец смотрел на нее, смотрел и улыбался.
– Милый обычай, не правда ли? – Заглядевшийся на прелестную таянку Роман поспешно обернулся – к нему обращался герцог Михай собственной персоной, причем лицо его источало мед, смешанный с патокой.
– Все обычаи по-своему милые, – не показал своего неудовольствия либр. – А что мне действительно понравилось, так это девушки…
– Это, насколько мне известно, родственницы эркарда. Дочь и, кажется, племянница. Я думаю, вы их еще увидите в Ночь Костров.
– Ну этого еще ждать и ждать.
– Не так долго, как вам кажется, или Роман Ясный куда-то спешит?
– Увы! Я благодарен герцогу Аррою за приглашение, меня всегда интересовала Таяна, но еще больше влекут Последние горы. Я не хотел бы терять лучшую часть лета даже ради столь изысканного общества.
– Я вас понимаю, более того, если вам понадобится помощь и проводники – мои люди к вашим услугам, меня ведь не зря называют «Горным Хозяином». Однако на несколько дней вы, надеюсь, все же задержитесь. Здешние дамы не отпустят вас без песен.
– Если они хотя бы вполовину столь хороши, как эти горожаночки, я к их услугам.
– Таяна славится красавицами. Как вы нашли принцессу?
– К сожалению, монсигнор, я не имею обыкновения смотреть на принцесс как на женщин. Это может принести неприятности и мне, и им.
– Да. Ваша репутация себя оправдывает, – залился хохотом владетель Тарски. – Красив, как эльф, хитер, как змея, и так же опасен. Как для женщин, так и для мужчин. О вашей шпаге ходит не меньше легенд, чем о вашей гитаре.
– О, вы преувеличиваете. Я никогда не нападаю. Первым. К тому же шпага герцога Арроя пользуется куда большей славой, причем заслуженной.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики