ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

Писать о большинстве операций ещё рано, потому что в таких делах утечка информации может повлечь непоправимые последствия.
Гласность в криминальной сфере специфична и предполагает определённые ограничения. В западных странах, например, недопустимо разглашение данных о внедрённых в мафиозные структуры агентах, важных свидетелях. Опасаясь за жизнь людей, им меняют фамилии, документы, возмещают расходы по смене места жительства. Жёсткий запрет на разглашение оперативной информации существует и у нас в стране. Если бы не смерть Музафарова, не упомянули бы и его фамилию, рассказывая об оперативных мероприятиях 1984 г. Но и при этом, читатели, конечно, обратили внимание, мы не указываем ни номер камеры, где Ибрагим встречался с источником информации, ни фамилию этого уголовника. Поскольку понимаем: достаточно лишнего намёка, и где-нибудь далеко от Москвы могут забиться в предсмертных судорогах либо этот человек, либо другой платный агент, без которых не обходится ни одно государство мира в борьбе с преступностью, тем более с мафией. Поэтому должны пройти десятилетия, прежде чем обстоятельства той или иной оперативной комбинации могут быть преданы гласности. И тем не менее, об одной из таких прямо-таки детективных историй сегодня уже можно рассказать.
Сокровище Бабура
Ранним утром 4 мая 1984 г. в следственной части прокуратура СССР зазвонил телефон.
– Салом алейкум.
– Ваалейкум ассалам.
После витееватых приветствий стало ясно, что незнакомец представляет хорошо знакомый нам среднеазиатский регион, а знаки внимания на узбекском языке – часть атрибутики, призванной подчеркнуть, что разговор идёт со «своим».
– Тельман-ака, вся пресса Советского Союза пишет о том, сколько золота и бриллиантов вы отобрали у наших баев. Это хорошо. Но, согласитесь, что у вашей следственной группы всё-таки узкая специализация и масштабы не те. Вы роете тысячи тонн грунта, и находите каких-нибудь несколько центнеров золотых побрякушек.
– Что вы хотите этим сказать?
– Я ничего не хочу сказать, я хочу предложить.
– А именно?
– Трон Бабура.
– Не понял.
– А что тут понимать, историю надо знать. Я имею в виду того самого моего земляка по имени Бабур, который после долгих преследований у себя на родине оказался на чужбине и в средние века стал владыкой Индии с её несметными богатствами. Вот трон я вам и предлагаю. Вещь-то, как вы понимаете, дорогая. Ваши следователи за пятилетку не выкопают столько золота, сколько стоит эта реликвия. Если это вас интересует, то я к вашим услугам.
– Хорошо приходите ровно через час.
Как только в телефонной трубке затикали первые сигналы отбоя, в голове сами по себе стали выстраиваться версии по поводу только что полученной довольно любопытной информации. Самым естественным было бы предположить, что это либо авантюра, либо тот самый его величество случай. Расследуя громкое и беспрецедентное дело, мы привыкли быть осторожными во всём, чтобы не дать спровоцировать себя и не поставить под удар интересы расследования. Какой-то внутренний тормоз автоматически сработал и на сей раз: не поддаваться эмоциям. Но в то же время, даже по нормам уголовно-процессуального права, мы не можем отбрасывать любую информацию, всё должны досконально проверить и дать юридическую оценку каждому факту. Есть, кстати, у этой процессуальной медали и обратная, человеческая сторона, на которой начертано: «Чем чёрт не шутит».
Пропуск оформлен был на имя Салиева Мухамаджона Салиевича. И вот он в кабинете № 403, который благодаря прессе уже получил известность как место юридического диссидентства в правоохранительных органах Советского государства, своеобразный штаб, куда каждодневно стекались сведения об имперских, княжеских, ханских и байских взятках, хищениях и других должностных преступлениях из пяти среднеазиатских республик, республик Закавказья, Северного Кавказа, Молдавии, Украины, России и белокаменной Москвы.
В кабинете – гость из далёкого, но уже ставшего нам близким и даже чем-то родным Узбекистана. О чём он собирался рассказать? И какая может быть связь между средневековьем и нашей эпохой перестройки? Между империей на Индостанском полуострове и советской империей?
Не терпелось поподробнее расспросить обо всём. Но за пять лет работы в Узбекистане мы уже неплохо ориентировались в дебрях азиатской дипломатии. Перейти сразу к сути дела – сразу проиграть его. В Азии спешат, но медленно, и поэтому плохо воспринимают тот тип людей, которые, не удостоив элементарного внимания собеседника, норовят, как говорится, взять быка за рога. В соответствии с вековой традицией прежде чем перейти к основной теме разговора, стороны долго, порой невыносимо нудно расспрашивают друг друга о здоровье, семье, детях, близких и родных, порой даже о живности в хозяйстве. Весь этот набор однотипных, заученных сызмальства слов произносится во время медленного чаепития. Кстати, в Узбекистане нас научили одному хорошему, древнему правилу: одна заварка – одно чаепитие. Считается дурным тоном использовать одну заварку дважды или трижды. В суматошной Москве мы, конечно, постепенно забыли эту отличную восточную традицию.
Итак, мы, как и положено, минут 30-40 потратили на взаимный обмен любезностями, постепенно приближаясь к основной теме нашей беседы – трону Бабура.
ПРОТОКОЛ ДОПРОСА СВИДЕТЕЛЯ
г. Москва 04 мая 1988г.
Следователь следственной группы Прокуратуры СССР старший советник юстиции Мысловский Е. Н. в помещении следственной части прокуратуры СССР допросил в качестве свидетеля гр-на Салиева Мухамаджока Салиевича, 19.07.38 г. рождения, уроженца г. Андижана, узбека, б/п, временно не работающего, проживающего: Узб. ССР, г. Андижан, 2-ой микрорайон, д. 49, кв. 2. Об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и отказ от дачи показаний по ст. 181-182 УК РСФСР предупреждён:
Салиев (подпись)

Перед началом допроса свидетель Салиев заявил, что русским языком владеет хорошо и показания желает давать на русском языке.
Салиев (подпись)

По существу дела свидетель пояснил:
В следственную группу Прокуратуры СССР, возглавляемую старшим следователем по особо важным делам Т. Гдляном, я решил обратиться в связи с появившимися в центральных газетах сообщениями о том, что именно его следственная группа ведёт борьбу с организованной преступностью в Узбекистане. Я считаю, что к таким преступным группам относятся враждующие в течении многих лет между собой группировки Насреддиновой и Рашидова. Судьба столкнула меня с этими группировками, и я хочу предотвратить совершаемые ими преступления. Дело в том, что я являюсь младшим сыном Якубова Салиджана. По семейному преданию наш род относится к знатным родам Узбекистана. Мой дед служил военным министром у Кокандского хана, а мой отец и его братья после революции сражались за Советскую власть. Младшего брата отца повесили басмачи в 20-х годах. Наш род относится к древним родам, и по преданию именно у нас находится на хранении историческая и культурная ценность, реликвия мусульман Павлиний трон Бабура. Последним хранителем этой реликвии был мой отец. По установившемуся порядку в роду обычно выбирался человек, который и становился хранителем. У нас в семье несколько братьев. Старшие братья от одной матери, я – от другой. Отец часто говорил, что человек не должен потерять свою основу, что сейчас не оставляют детям фабрики и заводы, но дают образование. Из разговора с отцом я чувствовал, что он готовит меня к чему-то, но прямого разговора о хранении трона Бабура у нас не было. В 1958 году я поступил в медицинский институт… В 1964 году я освободился из мест заключения и вернулся домой. Отец был тяжело болен и лежал при смерти. Вот тогда, незадолго до смерти, он урывками объяснил мне, что является хранителем трона, и назвал примерно место хранения схемы с расположением тайника с троном. Дней через десять-двенадцать после моего освобождения отец умер. Впоследствии, размышляя над причинами всего происшедшего в моей семье, я пришёл к твёрдому убеждению, что всеми этими событиями руководила какая-то мощная рука. Я стал искать причины и сейчас уверен, что всё это было подстроено руками Насреддиновой, действовавшей через своих людей в Андижане. У них была главная цель – любой ценой развалить наш род и добраться до трона.
Протокол мною прочитан, записано с моих слов правильно.
Салиев (подпись)
Следователь (подпись)
После первого дня общения с Салиевым возникли некоторые нестыковки, разночтения одного и того же текста. Но приступать сразу к официальной проверке было рискованно. Опасались, и не без оснований, утечки полученной от свидетеля информации, неординарной, противоречивой и секретной одновременно. Предстояло действовать осторожно и максимально скрытно. По нашему заданию работники милиции провели ряд оперативных мероприятий и сообщили: Салиев устроился в гостиницу «Северная», по утрам за ним приезжает автомобиль марки «Вольво», в своём номере встречается с рядом лиц азиатского региона. Он же в беседе с нами утверждал, что в Москве ни с кем не поддерживает контактов, кроме следствия, и что о его приезде в столицу никто ничего не знает. Естественно, сразу возник вопрос: если Салиев, как он утверждает, искренен и «не держит камень за пазухой», то с какой целью отрицает всё то, что стало нам известно?
ПРОТОКОЛ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ДОПРОСА СВИДЕТЕЛЯ САЛИЕВА М. С.
г. Москва 05 мая 1988 г .
Допрос начат в 17 час. 20 мин.
Допрос окончен в 19 час. 10 мин.
Вопрос: Что вы можете пояснить относительно исторической или материальной ценности трона Бабура?
Ответ: Я сам этого трона не видел и могу судить о нём только по тем разговорам, которые когда-то происходили в окружении моего отца. Поскольку трон считался реликвией мусульман, то о нём часто вели разговоры собеседники моего отца. В то время я не придавал значения этим разговорам. По преданию, этот трон был изготовлен шахом Джаханом, внуком Бабура. Материальную ценность его не могу назвать, но, видимо, он должен быть украшен драгоценными камнями, поскольку являлся троном восточного владыки, а на Востоке все любили украшать вещи драгоценными камнями.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики