науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Классный мужик, – констатировал Колобок.
– Наконец-то, – сердито сказал Гобин поднимаясь из-за стола, – Но ты же мне сам дал пять дней отгула, – улыбнулся вошедший в кабинет Хват.
– Ты что наделал? – Гобин подошел к нему вплотную и, задрав голову, уставился на него. – Скотина, – негромко бросил он и наотмашь хлестнул слабой ладонью Хвата по щеке.
– Ты чего?! – воскликнул тот. Взмахнул крепко сжатым кулаком, оскалился. – Я ж тебя одним ударом…
– Если Ромку посадят, – по-прежнему глядя ему в глаза проговорил Гобин, – тебя зарежут в камере. Никаких денег не пожалею. Понял? – Хват заметно растерялся. – Зачем ты втянул в это Романа? – тихо спросил Гобин.
– Значит, заявила? – опустив голову, спросил Хват.
– Чуть не заявила! – закричал Яков Юрьевич. – Хорошо, я вовремя узнал об этом. Сволочь! – Он быстро вернулся назад и ударил Хвата на этот раз кулаком в нос. Хват только головой тряхнул. – Зачем тебе это нужно было? Ведь ты знаешь, что такое для меня Ромка. А ты… – Не договорив, тяжело вздохнул. – Убирайся. – Он махнул рукой на дверь. – Видеть тебя больше не хочу. Да и не могу!
– Яков Юрьевич, – не поднимая головы, заговорил Хват, – сам не пойму, как случилось. Но обещаю – в любом случае Роман сидеть не будет. – Сказав это, он вышел.
– Смотри-ка, как заговорил, – удивленно посмотрел ему вслед Гобин. – Ну дай-то Бог, чтобы это были не просто слова. – Вздохнув, подошел к столу и взял сотовый телефон. Набрав номер, немного подумал и отключил телефон. – Посмотрим, что он будет делать. Там видно будет. Вмешаться я всегда успею.
– Что слышно про нее? – оглядываясь на дверь кабинета, тихо спросил Хват.
– Стахова освободили, – тоже негромко ответила сидевшая за столом Зина.
– Тут Русый заходил. Его Яков Юрьевич вызвал. По-моему, они о Вальке говорили.
Как я поняла, Русый к ней в больницу ездил.
– Понятно, – кивнул Хват. Поморщившись, шагнул к выходу. И тут же вернулся назад. – С кем из моих он, – Хват кивнул на дверь, – разговаривал?
– С сыном.
– А до него? Из моих? Вспомни, Зинуля, – я умею быть благодарным.
– Если я скажу об этом Якову Юрьевичу, – улыбнулась Зина, – то он тоже будет очень благодарен.
– Стерва, – прошипел Хват и быстро вышел.
– Так, – остановившись у выхода, нервно подумал он. – За своего придурка сынулю Гобин может сделать мне веселую жизнь. У него есть бабки, а с ними сейчас любого в порошок стереть можно. Надо к этой сучке зайти. К Роману сейчас нырять бесполезно. Эта стерва Розочка вместо сторожевой собаки. Хорошо еще, она ничего не знает, а то бы меня прямо в Туле завалили. Ведь сам Гобин только понты корявые ломает. Все, что у него есть, принадлежит Розке. С ней надо быть поосторожнее. А если Розка знает? – Он нервно оглянулся на дверь. – Вот тварина. Завела меня, и до свидания, – зло вспомнил он Валентину. – Ну, меня и заклинило, – словно оправдываясь, буркнул он. – Парней я, конечно, зря позвал, да еще этого Ромку. – Хват быстро пошел к своей машине. – Домой, – резко бросил он.
– Не знаю я никого, – говорила Валентина. – Не знаю.
– Но, Валентина Андреевна, – вздохнул Себостьянов, – ведь не могли вы не запомнить хоть одного. Поймите, ваши показания очень важны. Вы подверглись унижению, я понимаю. – Он смущенно опустил голову. – Но постарайтесь понять и вы: если мы не задержим насильников, могут пострадать еще женщины. Им попадется молоденькая девочка – они поступят с ней так же. Да в конце концов, – не выдержав, он повысил голос, – неужели вам просто не хочется отомстить?!
Всхлипнув, Валентина отвернулась и уткнулась в подушку.
– Извините, – пробормотал Себостьянов. – Я не знаю, как и что говорить.
Вы подонков покрываете, – вздохнул он. – Может, я не так говорю, но поймите: всякое зло, а тем более такое, должно наказываться.
– Не помню я их! – воскликнула Валентина. – Нечего мне вам сказать!
Себостьянов, поднявшись, некоторое время молча смотрел на нее. Затем шагнул к выходу из палаты. Дверь открылась. Себостьянов увидел входившую в палату Либертович. Она бросила быстрый взгляд на отвернувшуюся к стене Резкову.
– Здравствуйте, Раиса Борисовна, – поздоровался Василий.
– Добрый день, – кивнула она. – Вы пытаетесь затянуть нам курс лечения?
– немного нервно спросила она.
– Разумеется, нет. Я выполняю свою работу. Поэтому…
– Я запрещаю вам, – строго проговорила Либертович, – разговаривать с больной в отсутствие врача.
– Ну что же, – вздохнул Себостьянов, – я сообщу об этом начальству. А сейчас извините. До свидания.
Когда он вышел, Либертович некоторое время смотрела ему вслед. Затем резко обернулась и осторожно закрыла дверь. Шагнула к кровати, схватила Валентину за плечо и повернула на спину. Женщина плакала.
– Что ты ему сказала? – сердито спросила Либертович.
– Ничего. Оставь меня в покое, – Натянув легкое одеяло до глаз, заплакала.
– Смотри, – резко проговорила Раиса Борисовна, – если что-то сказала…
– Она быстро вышла.
– Господи, – всхлипнула Валентина, – почему так? За что меня? – Она рывком перевернулась на живот и зарыдала.
– Кто лечащий врач Резковой? – спросил Себостьянов у уже знакомой ему веснушчатой медсестры.
– Раиса Борисовна, – не глядя на него, ответила девушка. Он хотел сказать еще что-то, но, краем глаза увидев, как открывается дверь палаты Резковой, рванулся и успел забежать за угол лестничной площадки, прежде чем Либертович смогла его увидеть. Медсестра проводила его благодарным взглядом.
"Что-то ты, Раиса Борисовна, мудришь, – спускаясь по лестнице, думал Василий. Наверное, тебе кто-то заплатил за «покой» больной. Конечно, отдельная комфортабельная палата, дорогие лекарства, все на высшем уровне. А главное – разобраться по-настоящему не дают. Сверху на расследовании особо не настаивают.
Но почему молчит Резкова? – уже не в первый раз спросил себя Василий. – Подкупили? Не похожа она на тех, кого можно купить. Запугали?" Вздохнул и стал быстро спускаться по лестнице.
– Он вышел, – сказал в переговорное устройство сидевший у окна мужчина в камуфляже. На правом рукаве у него была какая-то эмблема, а на груди справа – маленькая пластинка с посеребренными буквами «Охрана клиники».
– Значит, мусорок настырный попался, – положив телефонную трубку, усмехнулся Русый. – Видать, не терпится ему медаль посмертно заработать. Или сейчас за просто так посмертно не дают? – спросил он себя и захохотал. Тут же прекратил смеяться, зло блеснул глазами. – Лады, мусорок. Сделаю я тебя героем.
– Как он? – войдя в прихожую, спросил Гобин невысокую худую женщину в длинном халате.
– Сидит в своей комнате, – тихо ответила она, – и не выходит. Ему даже кушать туда носят.
– Он тебе что-нибудь говорил?
Женщина молча покачала головой и, всхлипнув, тихо заплакала.
– Я не могу поверить, – сквозь плач проговорила она, – что мой мальчик виновен в таком ужасном преступлении. Не в силах договорить, закрыла лицо руками и ушла в комнату. Тяжело вздохнув, Гобин сунул ноги в шлепанцы и медленно двинулся за женой.
– Роза, – негромко позвал он, – я могу что-нибудь поесть?
– Маня уже ушла, – услышал он ее плачущий голос. – Разогрей сам. Суп в холодильнике.
– Дорогая, – вздохнул он, – может, выпьешь немного легкого вина?
Говорят, очень хорошо успокаивает нервную систему. Я из Франции привез чудесное…
– Нет!.. – рыдала Роза.
– Мама, – негромко позвал вышедший из своей комнаты Роман, – что с тобой?
– Смотри, щенок, – шагнув к нему, разъяренно прошипел Гобин, – что с матерью сделал! Смерти нашей хочешь, ирод!
– Да! – легко оторвав его руки от своих плеч, воскликнул Роман. – Хочу!
Потому что вы не видите во мне мужчину! Да! Я изнасиловал эту бабу! Знаете почему? – поочередно посмотрел он на отца и вышедшую из комнаты мать. – Чтобы доказать себе и вам, что я тоже имею право на жизнь. Слышите? Мне надоело все время прятаться за вашей спиной. Только и слышишь: «Ромик, то не делай, это плохо. Даже от армии меня через больницу отмазали!»
– Вот ты как заговорил, – неожиданно спокойно сказал Гобин. – Значит, ты ненавидишь нас и желаешь быть настоящим мужиком? Отлично, – не слыша ответа от удивленного сына, кивнул он. – Я дам тебе такую возможность. Что предпочитаешь? – Он достал сотовый телефон. – Армию или тюрьму?
– Яша, – попросила Роза, – перестань.
– Ну почему же? – не отводя взгляда от уставившегося на него сына, улыбнулся Гобин. – Он нас ненавидит, мы ему мешаем жить. Ну что же, чего не сделаешь ради любимого единственного чада. Так куда для закалки характера вы желаете, Роман Яковлевич, в тюрьму или все-таки предпочитаете армию? – Не услышав ответа, набрал номер на сотовом телефоне. – Алло, – негромко сказал он.
– Это следственный отдел? Мне, пожалуйста, следователя Себостьянова. Что, он следователь прокуратуры? Спасибо. Извините. Вы не сообщите номер его домашнего телефона? – Видимо, ему отказали, потому что он сказал:
– Извините, если можно, служебный телефон следователя Себостьянова. Секунду. Я сейчас запишу. – Достав из кармана пиджака маленькую записную книжку и ручку, приготовился писать.
Роман, рванувшись вперед, упал на колени.
– Папа, – со слезами проговорил он, – прости, я прошу тебя, прости меня. – Наклонившись, начал целовать отцовские шлепанцы.
– Яков! – возмущенно воскликнула Роза. – Что ты вытворяешь?!
– Ради Бога, Роза! – резко прикрикнул на нее Яков Юрьевич. – Замолчи!
Неужели ты не слышала, что он говорил? Не думаю, что мы с тобой заслужили подобное. Этот подлец…
– Папа! – уткнувшись лбом в пол, закричал Роман. – Прости! Милый мой папочка! Прости! – Из его глаз, оставляя грязные полосы, обильно текли слезы. – Папа, – мычал сын, – ну, пожалуйста, прости меня.
Вздохнув, Гобин отключил телефон.
– Иди к себе, – сказал он, – и подумай над своими словами. Лично я тебе их простить не смогу никогда. Самый страшный грех, когда ребенок, для которого родители делали все, говорит им о своей ненависти.
– Прости, папочка!.. – в голос плакал Роман.
– Почему ты не сходишь к этой женщине? – спросил Викинг сидевшего рядом Олега.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики