науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Без слез и горестных объятий. Таким манером и уходить гораздо легче. Вещички отдай! – громко попросил он. Из комнаты вылетел небольшой желтый рюкзак. Следом второй, светло-зеленый, туго набитый. – Термос! – в прыжке поймав большой рюкзак, крикнул Стахов. Нащупав в рюкзаке термос, усмехнулся и шагнул к выходу. Открыл дверь, остановился и сказал:
– Ты уж извини. Но не вздумай чего ляпнуть этому, который приходил. Он вечером обязательно нарисуется. Ты уж держись прежней версии, а то наживешь неприятностей.
– Сволочь! – крикнула Валентина, и из комнаты вылетела пустая бутылка.
– Уматывай!
– Узнаю Валюху. – Ногой пнув отколовшееся горлышко, Олег вышел.
Аккуратно прикрыв дверь, достал сигареты, закурил и пошел к калитке. – Так… – Выйдя на улицу и вздохнув, бросил быстрый взгляд на дом. – Теперь куда? – Посмотрел на часы, неторопливо пошел по асфальтированной улице. – Гобин, конечно, за прицеп получить хочет. Понятное дело. Вот скупердяй старый. А может, занырнуть к нему? – Стахов задумался. – А чего, если пошлет куда, вычтет за прицеп. Точно, – решил он. – Поеду к Гобину.
– Манька, – чуть слышно проговорила лежавшая на узкой деревянной кровати худая бледная старуха, – ты вовремя заявилася. Мне ужо помирать скоро.
Ежели доктора с больницы списали, значится, смертушка совсем рядом.
– Перестань. – Возле кровати села молодая симпатичная женщина с воспаленными от недосыпания глазами, в старом чистом халате. – Мы с тобой еще…
– Дом я на тебя оставила, – сказала старуха. – И все, что ни есть, твое. Светке, значится, ничего, окромя денег, не оставила. Ведь у ей все есть.
Но ты Светку все одно вызови. Похоронить поможет. И не серчай на нее, – со вздохом тихо попросила она. – Уж такая, видать, ейная доля. Я ведь, как только разузнала все, ей нагоняй дала. Но вы все едино сестры. Ты уж дай ей телеграмму. А то соседи судачить начнут. И так про тебя незнамо что мелют. – Мария осторожно сжала сухую ладонь матери, уткнулась в нее лицом и заплакала.
– Не нужно, дочка. – С трудом приподняв свободную руку, мать сумела погладить Марию по длинным светло-русым волосам. – Жизнь я неплохо прожила.
Сильно не грешна. Бывало, конечно, не все правильно. Но тяжких грехов не делала. Вас двоих на ноги поднять сумела. Ты вон санитаркой работаешь. Про Светку и говорить неча. Какими деньжищами ворочает! Ты уж помирилась бы с ней.
– Мама, – плача проговорила Мария, – я все сделаю, как ты хочешь. Ты только не умирай, мама! – Она умоляюще посмотрела на висящую в углу икону. – Господи, – прошептала она, – ну пожалуйста, не забирай маму. Я никогда тебя ни о чем не просила, сейчас умоляю. В монастырь пойду, всю жизнь о тебе молиться буду. Пусть мама живет. Господи. – Она опять прижалась лицом к материнской руке.
– Ты надолго? – войдя в комнату, спросила высокая, модно одетая женщина средних лет.
– Тебе-то что? – опустив на грудь книгу, недовольно спросил лежавший на диване плечистый мужчина.
– Я спрашиваю! – повысила она голос. – Надолго приехал?
– Завтра исчезну, – поднимаясь, бросил он. Выщелкнул из пачки сигарету, взял зажигалку. – Я бы еще вчера уехал, – добавил он. – Увидел бы Аленку и укатил. Ты сама…
– Дочь ты не увидишь, – сухо проговорила женщина, – ей этого не нужно.
Дочь стыдится такого папу. – Она насмешливо взглянула на мужчину. – Ты приперся одетый, как…
– Я в рейсе был! – раздраженно перебил он. – Тебе же деньги зарабатывал! А ты…
– Не мне, – спокойно поправила его женщина, – а дочери. Но видеть ее тебе совсем необязательно. Деньги ты должен ей привозить. Я не стала подавать на алименты. Поверила, что будешь сам присылать. Правда, те суммы, которые ты привозишь, деньгами можно назвать только условно. А так…
– Давай прекратим, – попросил он.
– Кури на балконе, – помахав перед лицом ладонью, – сказала она.
Подойдя к балконной двери, открыла ее.
Вздохнув, он прошлепал босыми ногами по полу и вышел на балкон.
– Тебя Гобин спрашивал, – вспомнила она.
– Ты сказала, что я здесь? – заволновался он.
– Я даже не сказала, что видела тебя.
– И на том спасибо.
– Что-то случилось? – испытующе взглянула на него женщина.
– Ничего особенного, – стараясь говорить безразлично, бросил он.
– Впрочем, я узнаю у Якова, – ответила женщина и вышла.
– Змея подколодная, – глядя ей вслед, с ненавистью прошептал он, – всю жизнь на обочину спустила. Ты-то мне, Элька, на хрен не упала. Аленку жалко.
Ведь сделает ее такой же стервозой. Но что делать-то? – безнадежно спросил он себя. – И Гобин этот… Сколько запросит?
– Значит, не видел ты их, Алик, – сказал толстый мужчина, обращаясь к тому человеку, который спрашивал у Валентины об Олеге. Вытерев потный лоб носовым платком, толстяк чертыхнулся. – Даже воздух горячий, – обреченно пробормотал он и посмотрел на тихо жужжащий в углу вентилятор.
– Яков Юрьевич, Валька рассказала, что не видела Олега, – проговорил Алик.
– И ты поверил? – усмехнулся Яков Юрьевич. – Ага, – кивнул тот. – Вела она себя так, что…
– Валька еще та стерва, – тяжело вздохнул Яков Юрьевич, платком провел по волосатой потной груди.
– Какая бы она ни была, – улыбнулся Алик, – в присутствии мужика, который спит с ней, она себя так не вела бы. К тому же вечером я точно узнаю, видела ли она Олега.
– В гости напросился? – взглянул на него Яков Юрьевич. Алик засмеялся.
– Ловелас ты, Алик, и бабник. И не боишься, ведь сейчас запросто можно подхватить заразу. Вон передавали, – толстяк кивнул на телевизор, – сифилиса полно кругом.
– Яков Юрьевич, – засмеялся Алик, – береженого Бог бережет. К тому же, сами знаете, Валька – баба аккуратная. Олег у нее часто бывал. Да и работа у нее такая, что проверяют на все эти дела.
– Смотри, Алик, – погрозил ему пальцем Яков Юрьевич, – дошляешься, оторвет тебе яйца какая-нибудь красотуля. Или муж чей-нибудь подловит и башку открутит. Ведь ты похаживаешь и по бабам новых русских. Смотри, если на меня надеешься, то зря. Я за такие дела сам всех блудливых котов за яйца подвешивал бы.
– Все нормально, – сказал Алик.
– Ну смотри, – буркнул Яков Юрьевич. – Ты вот что, – вернулся он к делам, – разыщи обоих. Ведь договаривались, да? – Он взглянул на лежавшие на столе бумаги. – В случае поломки двигателя ремонт за мой счет. Ежели что-то с корпусом и нет справки от ГАИ о том, что виноват другой, ремонтируют сами. А тут как сговорились. У обоих прицепы повреждены. Стахов, конечно, лихач, но договор есть договор. Так что найди его и пусть съездит до Харькова. С суммы, за которую договоримся, я и вычту за ремонт и покраску. И с Рудаковым так же. Я его в Питер пошлю. Заказ есть, и платят неплохо. Да, кстати, с белгородскими разобрались?
– Конечно, – кивнул Алик, – там только один делец три машины в Рязань посылал. Я ему популярно объяснял, что нехорошо дорогу переходить. Он понял.
– Яков Юрьевич, – в приоткрытую дверь заглянула молодая девушка в мини, – к вам Элеонора Борисовна.
– Немедленно пригласи. – Встрепенувшись, толстяк вскочил. – И сколько раз можно говорить, – подойдя к двери, упрекнул он секретаршу. – Ведь есть список людей, которых…
– Перестань, Яшка, – засмеялась вошедшая женщина. – Я могла позвонить.
Просто твой офис по дороге, вот и заглянула. Какие у тебя претензии к Семену? – Она пристально взглянула на Якова Юрьевича.
– Да особо никаких, просто он где-то прицеп слегка помял.
– Странно. – Она недоверчиво покачала головой. – Он из-за такой мелочи волноваться так не стал бы. Ему в удовольствие все эти ремонты, – насмешливо добавила она. – Может, все-таки скажешь мне так, как есть?
– Честное слово, только прицеп. Может, чего по дороге случилось. Он сразу, как приехал, поставил машину в гараж, деньги получил и ушел. Я его уже два дня разыскиваю. Ведь согласись, – вздохнул Яков Юрьевич, – что делать ремонт…
– Гобин, – прервала его женщина, – скажи, сколько стоит, и я отдам тебе деньги. Семена не трогай.
– Так я хотел, – поспешно проговорил Яков Юрьевич, – рейс ему до Питера предложить. Он сам заработает неплохо, ну и рассчитался бы.
– Вот что, – вздохнула Элеонора Борисовна, – работу ему дай. За ремонт я рассчитаюсь. Я достаточно ясно сказала?
– Конечно, – кивнул Гобин.
Не прощаясь, она вышла. «Крутая баба, – мысленно усмехнулся по-прежнему стоявший у двери Алик. – Яшка перед ней на полусогнутых ходит. Но чего она так за Семена переживает? Наладила его сама, а теперь, видите ли, в ней чувства проснулись».
– Видал, – довольно улыбаясь, кивнул на дверь Гобин, – как Элька за Семку переживает? Он ей в подметки не годится. Она сама свое дело создала. У нее филиалы во многих городах имеются. А партнеров… – Он завистливо вздохнул.
– И люди все солидные.
– С чего это ей вдруг Семена жалко стало? – задал мучивший его вопрос Алик.
– Черт ее знает, – равнодушно отмахнулся Яков Юрьевич. – Баба – она вечная загадка природы. И с Семкой Элька уже года три не живет. Развелась лет пять назад. Два года его как лакея при себе держала. Точнее, жил он в ее коттедже. Дочь ихняя, Аленка, говорят, любит отца, но сейчас подросла, и Элька, видать, хочет отучить ее от папани. Семка просто работяга. Всю жизнь под машинами пролежал да за рулем отсидел. Ему скоро сорок стукнет, а в кармане вошь на аркане. Но водитель он, конечно, опытный. Считай, весь Союз бывший исколесил. Когда Элька в гору пошла, он вроде приревновал ее. Ну и все. Она его в суд – и развелась. Потом у нее роман с каким-то москвичом был, но недолго.
Сейчас, кажется, одна осталась. Хотя хрен ее на самом деле знает, – усмехнулся Гобин. – Баба молодая, в теле. Наверняка с кем-то встречается. Просто аккуратничает. Ведь ее модели скоро куда-то за рубеж поедут. А была просто заведующей ателье. Поймала момент и выбилась.
– Я слышал, у нее покровитель высокий был, – сказал Алик.
– Так без этого сейчас невозможно, – согласился Гобин, – сразу слопают.
Крыша всем нужна, начинающим особенно. Ладно. – Он посмотрел на часы. – Пора перекусить. Ты теперь Рудакова не ищи. Элька просто так не обещает. А вот Стахова разыщи.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики