науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Чуть опустил ствол и выстрелил. Пуля, вспоров кожу на правой руке Арсентия, ушла дальше. Вскрикнув от боли, он выронил пистолет, петляя, бросился к машине и мгновенно умчался.
Губа увидел спрыгнувшего со второго этажа рыжего, вытащил из-за ремня один из пистолетов, взятых у убитых парней, нажал на курок. Рыжеволосый с криком упал. Перевернувшись на спину, поднял руку с пистолетом и выпустил всю обойму. Достал другую, но заменить не успел. Губа выстрелил, рыжеволосый застыл. Губа достал сотовый телефон. Набрал номер. Услышав женский голос, быстро сказал:
– Дача сейчас загорится. Ты на ней не была с неделю. – Отключив телефон, вытащил из стоявшего в углу большого сейфа черный чемоданчик. Потом достал пачки долларов. Из нижнего отделения взял небольшую пластмассовую коробку с циферблатом. Посмотрел на наручные часы и перевел стрелки на циферблате на три ноль пять. Нажав кнопку в левом углу, поставил затикавшую коробку под газовый обогреватель и зажег газ. Осмотрелся и с чемоданчиком в одной руке и карабином в другой неторопливо вышел.
– Подставил, сука! – зло проговорил Арсентий. – Ну, я тебя, падла, урою! – Перед выездом на шоссе сбавил скорость, потом включил поворотник и остановил машину.
– Мне нужно! – зло повторила Екатерина.
– Извините, – с сожалением проговорил стоявший перед дверью парень, – не могу отпустить вас. Арсен сказал…
– Ты думаешь, что говоришь? – разозлилась она. – Я тебя…
– Успокойтесь, – негромко сказал вышедший из туалета рослый охранник. – Вы никуда не пойдете, пока Арсен не даст «добро». И не надо истерик, – улыбнулся он. – Вам это все равно не поможет.
– Сволочи! – крикнула Екатерина и, войдя в свою комнату, громко хлопнула дверью.
Остановив «семерку», Губа посмотрел на часы. Услышав грохот взрыва, повернулся назад. Увидел поднимавшийся густой черный дым и тронул машину.
– Значит, ничего сказать вы не можете? – спросил лежавшего на кровати Доцента оперативник.
– Мне нечего сказать. Я и не помню ничего. На площадке второго этажа меня что-то ударило в плечо. – Он дотронулся до повязки. – Я начал падать и почувствовал сильную боль здесь. – Он коснулся накрытого простыней правого бедра. – Наверное, потерял сознание. Потом почувствовал, что меня несут. Сын и Тамара, моя родственница, подняли меня в квартиру. Да… – Оперативник чуть дернулся вперед. – Наверху кто-то кричал. По-моему, звали на помощь. – В глазах оперативника появилось разочарование. Стоявший у кровати Игорь улыбнулся, посмотрел на часы.
– Больше ничего не хотите сказать?
– Все, что мог, – посмотрел на него Иван, – я сказал. Большего, увы, – он вздохнул, – не знаю. А придумывать ни к чему. Я считаю, что в вашей работе точность нужна, как нигде. Только если разве в медицине.
– Вы судимы? – спросил оперативник.
– Бог миловал.
– Странно, – покачал головой Игорь. – Это, наверное, от ранения, – усмехнулся он.
– Что вы имеете в виду? – насторожился Доцент.
– В вас стреляли четыре раза, – сказал капитан. – Из разных пистолетов.
Пули от одного нашли в двери квартиры. Вторая оставила след на стене и отрикошетила на ступеньки. Неужели вы и этого не помните? – насмешливо спросил он.
– Может, это не в меня? – удивленно посмотрел на него Доцент. – Я бы такое наверняка запомнил.
Капитан, вздохнув, снова посмотрел на часы.
– Распишитесь, – протянул Доценту лист бумаги и ручку.
– Извините, – взглянул на него Доцент, – но подписывать я ничего не буду. Время, сами знаете, какое. Так что увольте.
– Но ведь вас ранили, – немного раздраженно проговорил оперативник.
– Я это понял, – насмешливо согласился Иван. – И именно поэтому не буду подписывать. А то вдруг не повезет и попадут в голову или в сердце.
– Пойдем, – позвал вспыхнувшего оперативника Игорь.
– Вот из-за таких, – сдерживая себя, сказал оперативник, – преступники остаются безнаказанными. «Не видел, не помню. А разве в меня стреляли?» – передразнил он Ивана. – Вы не понимаете…
– Это вы не понимаете, – перебил его Доцент, – что подставлять свою голову под бандитские пули – ваша профессия. Это опасно, но вы сами выбрали такую работу. Я же обыкновенный обыватель. Хочу жить спокойно. Не боясь, что этот бандюга, узнав о моих показаниях, будет охотиться за мной. Я вышел из того возраста, когда играют в сыщиков-разбойников. Я хочу жить. – Увидев, что оперативник хочет что-то сказать, заговорил снова:
– Пусть, по-вашему, я трус.
И я, черт возьми, – не выдержал Иван спокойного тона, – имею право бояться за свою жизнь. Хотя бы потому, что она у меня одна.
– А на другие жизни, – сказал Игорь, – вам, значит, наплевать.
– Почему же? Если человек будет тонуть или, не дай Бог, загорится квартира, я постараюсь помочь. Даже зная, что мне угрожает опасность. Утопающий может увлечь под воду, я не очень хорошо плаваю. Про пожар и говорить нечего. В огне всякое может случиться. Но я попробую помочь. В этом же случае помочь просто не могу. А если говорить честно – боюсь.
– С этого бы и начинал, – недовольно буркнул оперативник.
Игорь, сказав «До свидания», дернул оперативника за рукав и направился к выходу.
– Будьте здоровы, – подчеркнуто вежливо попрощался тот и вышел следом за капитаном.
– Почему ты не сказал им, – взволнованно спросила Тамара, – что…
– Давай не будем об этом, – прервал ее Доцент. Удивившись – он' никогда ранее не был резок, – Тамара ушла на кухню.
– Папа, – подошел к кровати Андрей. – Это были те?..
– Сынок, – вздохнул Иван, – я просил тебя и повторяю: забудь о том, что произошло. Надеюсь, что ты поймешь меня правильно.
– Ладно, – кивнул сын. – Я никогда больше не буду говорить об этом.
– Ты у меня молодец, – улыбнулся Доцент.
– Папа, – несмело взглянул на него сын, – ты научишь меня… – Не договорив, вздохнул.
– Чему?
– Приемам.
– Чуть позже, – кивнул Доцент. – Сейчас, сам понимаешь…
– Судя по всему, – проговорил худощавый полковник милиции, – трое подъехали на «мерседесе», отпечатки шин у ворот, и есть свидетели, которые утверждают, что машина была «мерседес». На даче их ждали двое. Не знаю, что произошло в доме, но двое убиты. Кто они, установить не удалось: сильно обгорели. Оружия рядом с ними не обнаружено. У черного хода найден обожженный труп молодого человека. В руке пистолет. Убит ударом ножа в шею. Еще один лежал в двенадцати метрах от дачи. Пулевое ранение правой ноги. Стреляли сзади. Судя по всему, он стрелял в находившихся в доме. Магазин расстрелян полностью.
Найдена машина старшего лейтенанта Сурикова. У забора с двумя пулями в спине обнаружен его стажер, старший сержант Галов. На площадке – труп неизвестного мужчины с «ПМ» в руке. Скорее всего это и есть участковый. Видимо…
– Давайте не строить догадок, – резковато перебил его подошедший мужчина в темно-сером костюме, – а исходить из того, что есть. Участковому позвонил неизвестный и сообщил, что на даче находятся молодые люди. Суриков вместе с Галовым выехали сюда. Об этом сообщила жена Сурикова. Чья дача, установили? – строго спросил он.
– Норковой Елены Викторовны.
– Немедленно отправьте к ней людей, – сказал штатский. Взглянув на подошедшего мужчину в резиновых перчатках, спросил:
– Чем порадуете?
– Отпечатки есть, – кивнул тот. – Расплывчатые, слабые, но попробуем что-нибудь определить.
– Да уж попробуйте, – сказал штатский.
– Валентин Иванович, – обратился к нему подошедший парень в белых джинсах, – парень с девушкой видели, как двое милиционеров перелезали через забор. Через некоторое время услышали выстрелы. Сначала испугались, но любопытство пересилило страх, и они притаились. С дерева спрыгнул мужчина и, немного подождав, полез через забор…
– Они смогут описать его хотя бы приблизительно? – спросил Валентин Иванович.
– Они видели его со спины, – с сожалением ответил парень, – и говорят по-разному. Она – что волосы длинные, он – средние. В общем…
– Ясно, – кивнул Валентин Иванович. – Ну что же, будем работать.
Женщина средних лет надевала платье из серебряной парчи. С трудом застегнув молнию сзади, улыбнулась.
– Даже в этом без мужчины не обойдешься. Но звонок Губы… – прошептала она. – Что бы это значило?
Вздохнув, взяла сумочку, проверила содержимое и, повесив ремешок на плечо, пошла в прихожую. И в это время в дверь позвонили.
– Кто? – спросила она.
– Милиция, – ответил мужской голос. По поводу пожара на вашей даче.
– Ах да. – Недовольно вздохнув, она открыла дверь. В прихожую вошли двое. Прозвонил сотовый телефон. – Извините, – улыбнулась женщина, – но работа на первом месте. – Покачивая бедрами, ушла в комнату.
– Какая дама, – подмигнул капитан плечистому молодому оперативнику. Тот усмехнулся, хотел что-то сказать, но замер. Они услышали звук падающего тела.
Оперативник, выхватывая пистолет, рванулся туда. Капитан дергал тугую застежку на кобуре. Чертыхнувшись, все-таки сумел расстегнуть кобуру, выхватил пистолет и вбежал в комнату.
Оперативник, опустившись на колени перед лежавшей лицом вниз женщиной, пытался нащупать пульс. Капитан бросился к окну. Осторожно выглянув, выругался.
Оперативник вскинул голову. Капитан пальцем погладил небольшую дырочку в стекле. Взглянув на парня, покачал головой:
– Такого я не помню. Мы – в двери, хозяйка встречает, отходит поговорить по телефону, и ей через окно всаживают пулю.
Оперативник, осторожно перевернув женщину, увидел у нее на лбу кровавую точку. Покачав головой, вытащил передатчик.
– Сука! – услышала Екатерина разъяренный голос Арсентия. – Я с него, шакала, шкуру спущу! Своими руками.
Екатерина, испуганно оглянувшись, отступила к стене и подхватила лежавшие на столе ножницы. В комнату вошел Арсентий. Увидев у него на руке окровавленную повязку, она обеспокоенно спросила:
– Ты ранен?
– Пустяк, – буркнул он, шагнул к холодильнику, достал бутылку водки.
Сорвав пробку зубами, сделал несколько глотков.
– Что с тобой? – несмело спросила Екатерина.
– Со мной? – усмехнулся он. – Да ничего особенного. Просто у меня никогда не было такого желания убивать. – И снова приложился к бутылке.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики