науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Сам он привык к куда более мощным машинам. Это
все для него игрушки.
- И что он узнал?
- Похоже, ничего. Восьмиразрядная машина гораздо сложнее нейрона, но
все равно ни один компьютер не выдерживает сравнения с человеческим
мозгом. Если их вообще можно сопоставлять. Да, "Atari" сложнее нейрона, но
на самом деле их трудно сравнивать. Все равно, что направление с
расстоянием или цвет с массой. Они разные. Но есть одна общая черта.
- Какая?
- Связи. Опять же, тут все по-разному, но принцип тот же. Нейрон
связан со множеством других нейронов. Их триллионы, этих связей, и то, как
передаются по ним импульсы, определяет, кто мы такие, что мы думаем и что
помним. С помощью такого вот компьютера я тоже могу связаться с миллионами
других компьютеров. Эта информационная сеть обширнее человеческого мозга,
она содержит больше данных, чем все человечество в состоянии усвоить за
миллион лет. Она тянется от "Pioner-10", который сейчас где-то за орбитой
Плутона, до каждой квартиры, где есть телефон. С помощью этого компьютера
ты можешь получить тонны сведений, которые когда-то были собраны, но
некому было даже взглянуть на них, времени не хватало. И как раз это
интересовало Клюга. Старая идея "критической компьютерной массы", когда
компьютер обретает сознание, но он рассматривал эту идею под новым углом.
Может быть, считал он, важен не размер компьютеров, а их количество.
Когда-то компьютеры считали на тысячи, теперь - на миллионы. Их ставят уже
в автомобили и в наручные часы. В каждом доме их несколько: от
простенького таймера в микроволновой духовке до видеоигр и компьютерных
терминалов. Клюг пытался выяснить, возможно ли набрать критическую массу
таким путем.
- И к какому выводу он пришел?
- Не знаю. Он только начинал работу.
- Критическая масса... На что это может быть похоже? Мне кажется,
должен возникнуть колоссальный разум. Такой быстрый, такой всезнающий.
Всеобъемлющий. Почти богоподобный.
- Может быть.
- Но... не захватит ли он над нами власть? Кажется, я опять вернулся
к тому вопросу, с которого начал. Не превратимся ли мы в его рабов?
Она надолго задумалась.
- Я не думаю, что мы того стоим. Зачем ему это? И потом, откуда нам
знать, что ему будет нужно? Захочет ли он, чтобы его обожествляли?
Сомневаюсь. Это скорее из фантастического фильма пятидесятых годов. Можно
говорить о сознании, но что под этим термином понимать? Должно быть, амебы
что-то осознают, да и растения тоже. Возможно даже, у каждого нейрона есть
какой-то свой уровень сознания. Мы до сих пор не знаем, что такое наше
сознание, откуда оно берется и куда уходит, когда мы умираем. А уж
применять человеческие мерки к гипотетическому сознанию, которое
зародилось в глубинах компьютерной сети, так и вовсе глупо. Я, например,
не представляю, как оно может взаимодействовать с человеческим сознанием.
Не исключено, что оно просто не обратит на нас внимания, так же, как мы не
замечаем отдельных клеток собственного организма, или нейтрино,
пролетающих сквозь нас, или колебаний атомов в воздухе.
После этого ей пришлось объяснять мне, что такое нейтрино, и вскоре я
уже забыл про наш мифический гиперкомпьютер.

- А что это за капитан? - спросил я через некоторое время.
- Ты в самом деле хочешь узнать?
- Скажем так, я не боюсь узнать.
- Вообще-то он майор. Получил повышение. Тебе интересно, как его
зовут?
- Лиза, если не хочешь, то не рассказывай. Но если хочешь, тогда меня
интересует, как он с тобой поступил.
- Он не женился на мне. Ты это имел в виду, верно? Он предлагал,
когда понял, что умирает, но я его отговорила. Может быть, это был мой
самый благородный поступок в жизни. А может быть, самый глупый. Незадолго
до падения Сайгона я пыталась пробиться в американское посольство, но не
сумела. Про трудовые лагеря в Кампучии я тебе уже говорила. Потом я попала
в Таиланд, и, когда наконец добилась, чтобы американцы обратили на меня
внимание, оказалось, что мой майор все еще разыскивает меня. Он и устроил
мой переезд сюда. Я успела вовремя - он уже умирал от рака. Я провела с
ним всего два месяца, все время в больнице.
- Господи! - У меня возникла ужасная мысль. - Это из-за войны?
- Нет. Во всяком случае, не из-за вьетнамской. Он был из тех, кому
довелось увидеть атомные взрывы в Неваде с близкого расстояния. Он не
жаловался, но я думаю, он знал, что его убивает.

Осборн появился через неделю. Выглядел он как-то пришибленно и без
особого интереса слушал то, что Лиза решила ему рассказать. Взял
приготовленные для него распечатки и пообещал передать их в полицию.
Уходить не торопился.
- Полагаю, я должен сообщить это вам, Апфел, - сказал он наконец. -
Дело Гэвина закрыли.
Я не сразу сообразил, что Гэвин - настоящая фамилия Клюга.
- Медэксперт установил самоубийство уже давно, и если бы не мои
подозрения и ее слова, - он кивнул в сторону Лизы, - о предсмертной
записке, я бы закрыл дело раньше. Но никаких доказательств у меня нет.
- Это, должно быть, произошло очень быстро, - сказала Лиза. - Кто-то
заметил его, проследил, откуда он работает, - на этот раз Клюгу не
повезло, - и прикончил его в тот же день.
- Вы не верите в самоубийство? - спросил я Осборна.
- Нет. Но того, кто это сделал, даже не в чем обвинить, если не
появятся новые факты.
- Я сообщу вам, если кое-что всплывет, - пообещала Лиза.
- Тут есть одна загвоздка, - сказал Осборн. - Здесь вам работать уже
нельзя. Дом со всем имуществом поступил в распоряжение властей округа.
- На этот счет не беспокойтесь, - мягко произнесла Лиза.
Пока она вытряхивала сигарету из пачки (Лиза курила, когда очень
волновалась), все молчали. Она зажгла сигарету, затянулась, села,
откинувшись назад, рядом со мной и посмотрела на Осборна с совершенно
непроницаемым лицом. Осборн вздохнул.
- Не хотел бы я играть с вами в покер, леди, - сказал он. - Что
значит "на этот счет не беспокойтесь"?
- Я купила этот дом четыре дня назад. Со всем, что в нем есть. И если
я найду что-нибудь такое, что позволит вам вновь открыть дело об убийстве,
то непременно сообщу.
Осборн был настолько ошарашен, что даже не разозлился.
- Хотел бы я знать, как в это провернули.
- Ничего незаконного, можете проверить. За все уплачено. Власти
решили продать дом, я его купила.
- А что если я посажу на расследование этой сделки своих лучших
людей? Может быть, они откопают левые деньги? Или мошенничество? Что если
я обращусь в ФБР, чтобы они тоже этим занялись?
Лиза смотрела на него совершенно спокойно.
- Бога ради. Хотя, если честно, инспектор Осборн, я могла бы просто
украсть этот дом и впридачу парк Гриффит вместе с автострадой, и не думаю,
что вы сумели бы меня в чем-то уличить.
- Мне не нравится, что в ваших руках остаются все эти компьютерные
штучки, особенно после того, как вы рассказали мне об их возможностях.
- Я и не ожидала, что вам понравится. Но это теперь не по вашей
части, правильно? Дом был конфискован, местные власти не поняли, что у них
в руках, и продали все целиком.
- Может быть, я сумею направить сюда людей для конфискации
матобеспечения. Там есть доказательства нелегальных действий Клюга.
- Попытайтесь, - согласилась Лиза.
Довольно долго они смотрели друг на друга, не отводя глаз. Победила
Лиза. Осборн устало потер веки и кивнул, затем тяжело поднялся на ноги и
пошел к выходу. Лиза загасила сигарету, и мы продолжали сидеть,
присушиваясь к звуку шагов Осборна, доносившемуся из-за двери.
- Меня удивляет, что он сдался так легко, - сказал я. - Как
по-твоему, он будет добиваться конфискации?
- Маловероятно. Он знает расклад.
- Может, ты и меня просветишь?
- Ну, во-первых, это не его отдел, и он это понимает...
- Зачем ты купила дом?
- Тебе следует спросить, как я его купила.
Пристально посмотрев на нее, я заметил, что за непроницаемостью черт
в ее лице проглядывает какая-то веселость.
- Лиза, что ты еще вытворила?
- Это как раз тот вопрос, который Осборн задал себе. Он угадал
правильный ответ, потому что кое-что знает о машинах Клюга. И еще он
знает, как и что делается в этом мире. Конечно, власти не случайно решили
продать этот дом, и не случайно, что я оказалась единственным покупателем.
Я использовала одного члена муниципального совета, из тех, кого Клюг
приручил.
- Ты его подкупила?!
Она засмеялась и поцеловала меня.
- Кажется, наконец-то я вызвала у тебя возмущение. Вот где самое
большое различие между мной и американцами! В Америке средний гражданин
особенно много на взятки не тратит. В Сайгоне это делали все.
- Ты дала ему взятку?
- Не так прямо, конечно. Пришлось зайти с черного хода. Несколько
совершенно легальных перечислений на предвыборную компанию вдруг появилось
на счету одного сенатора, который упомянул некую ситуацию еще кое-кому,
кто мог вполне законно провернуть мое дельце. - Она посмотрела на меня
искоса. - Конечно, я подкупила его, Виктор. Ты бы удивился, узнав, как
дешево он мне обошелся. Тебя это беспокоит?
- Да, - признался я. - Мне не нравится это взяточничество.
- Ну а я отношусь к нему безразлично. Оно просто существует, как
гравитация. Восхищаться тут, конечно, нечем, но таким образом можно
сделать очень много и очень быстро.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики