науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Саймон Браун
Рождение империи


Хроники Кидана Ц 1



Саймон Браун
Рождение империи

Сестрам Смит посвящается – Кэри, Линди и Тане. Чудесам нет конца.
Посвящается Калебу, пришедшему в этот мир совсем недавно.
А также Джулианне, самой лучшей и самой смелой из нас.


Выражаю сердечную признательность Элисон Токли за ее долготерпение и опыт; Таре Уинн за ее проницательность и настойчивость; а также Кейт Паттерсон, Брианне Танниклиф и Джулии Стайлз за их веру в меня, понимание и мудрые предложения. Спасибо всем вам.

ПРОЛОГ

Впоследствии Полома Мальвара пытался вспомнить, на что были похожи эти звуки. Дребезжание, словно кто-то швырнул, пригоршню гвоздей в железное ведро. Потрескивание, как будто па огне плавится жир.
Где-то недалеко, но и не совсем близко… Возможно, звуки напоминали о дожде, барабанящем по терракотовой крыше, или о звоне монет, брошенных на жестяной поднос, или о треске разрываемых льняных простыней.
В действительности Полома всего лишь впервые услышал ружейные залпы. Потом был свист пуль и влажные хлопки – когда пули попадали в человеческую плоть.
Память никогда не позволяла ему забыть увиденное; это было подобно перелистыванию иллюстрированных манускриптов, хранившихся в базиликах Кидана. На первой странице – Великий Квадрант Кидана на фоне внушительного здания Законодательного Собрания: вот толпятся члены городского совета в нарядных одеждах самых разнообразных оттенков – синего, как крыло жука, алого, подобного зимнему закату, желтого, как свежевзбитое масло, зеленого, как листва в весенний день. На следующей странице – та же самая площадь, но уже за мутноватой завесой порохового дыма. Яркие краски смешаны с грязью; безжизненные тела валяются на серой мостовой. Первая сцена сменилась второй через промежуток времени не больший, чем дюжина ударов сердца – ровно столько потребовалось двум шеренгам ривальдийской пехоты, чтобы расстрелять толпу. Каждая пуля нашла свою жертву. Так порыв ветра разметает во все стороны кучу листьев.
В то утро Полома вместе с остальными членами совета стоял перед массивными деревянными и медными дверьми, ожидая открытия первого летнего заседания парламента. Он с гордостью и восторгом смотрел на своих коллег. Киданцы были сильными и энергичными людьми, преимущественно крепкого телосложения, хотя изредка, в качестве исключения, попадались и худощавые вроде Поломы – со смуглой кожей, темными вьющимися волосами и открытым выражением лица. В своих разноцветных одеяниях они напоминали стаю мудрых и красивых птиц.
Он находился в самой середине людской массы и потому не видел и не слышал, как ривальдийская пехота строевым шагом вошла на площадь с северной стороны. Когда прогремел первый залп, толпа содрогнулась, словно была единым организмом. Полома услышал, как что-то со свистом пронеслось буквально в нескольких миллиметрах от его головы, и краем глаза заметил, что стоящая позади него советница внезапно начала оседать на землю. Мальвара машинально схватил ее за руку, желая помочь, но женщина все же упала. Он повернулся, чтобы посмотреть, что с ней, и тут заметил, что толпа заметно поредела, словно некоторые члены совета просто-напросто исчезли. Прямо к нему через площадь двигалась тонкая завеса черного дыма. Полома ощутил во рту солоновато-горький привкус пороха.
Теперь, когда от толпы практически ничего не осталось, он увидел пехотинцев в бело-голубых мундирах; солдаты выстроились в две шеренги, и первая начала опускаться на колено. Вторая шеренга подняла огнестрелы, и Поломе почудилось, будто все стволы нацелены прямо ему в лицо. В воздух взвились искры и языки пламени; именно тогда он и услышал звук, подобный стуку гвоздей в железном ведре или потрескиванию жира на огне. Затем он увидел советницу, которой пытался помочь подняться на ноги, и заметил в ее щеке пулевое отверстие. Вокруг головы убитой растекалась лужа крови.
До сознания Мальвары стал доходить смысл происходящего, он понял, что пехота стреляет по ним. Полома знал об оружии ривальдийцев, но даже представить себе не мог, какой разрушительной силой оно обладает. Ему всегда казалось, что нули подобны небольшим стрелам…
Утренний воздух содрогнулся от нового залпа. Советник поднял голову. Сейчас стреляла первая шеренга, вторая торопливо перезаряжала огнестрелы. Площадь была уже почти пyстa.
До него донеслись стоны; они становились все громче и громче, пока не превратились в общий гул страдания и боли, и впервые после начала стрельбы он полностью осознал смысл происходящего. По спине пробежал холодок, и Полома замер на месте. Те из советников, кому посчастливилось остаться в живых, разбегались во все стороны, а Мальвара просто стоял и смотрел им вслед.
Сквозь стоны раненых он услышал, как кто-то из нападавших прорычал приказ по-ривальдийски. Смысла сказанного Полома не понял. Вторая шеренга стрелков вышла вперед и подняла оружие. Полома осознал, что плачет. С его губ сорвался крик.
Неожиданно откуда-то справа донесся шум. Мальвара повернул голову.
Со стороны Цитадели на площадь выдвигались киданские поиска. Пикинеры увидели ривальдийцев, бросились вперед и с ходу ударили им во фланг: противник не успел перестроиться, чтобы открыть огонь, и моментально был смят атакующими.
Полома почувствовал, что вот-вот закричит от радости. Затем он увидел Кевлерена. Мальвара сразу понял, кто это такой. До Кидана доходили истории о людях из далеких заморских стран, которые практиковали магию Сефида.
У Кевлерена была необычно бледная кожа и волосы цвета воронова крыла. Он стоял позади ривальдийских пехотинцев в окружении личных телохранителей, наблюдая за бойней на площади. Когда появились киданские солдаты, Кевлерен схватил за шею стоявшую рядом с ним молодую женщину. Полома увидел, как та широко раскрыла глаза от боли. Из-под пальцев Кевлерена потекла кровь.
Под воздействием невидимой энергии у Поломы все внутри похолодело; воздух между ривальдийскими шеренгами и атакующими их пикинерами затрепетал. Все это было похоже на какое-то сизое марево над раскаленной жаровней. Со стволов огнестрелов срывались голубые языки пламени…
Полома не мог отвести взгляда от женщины, которую Кевлерен держал за горло. Жизнь медленно покидала ее тело, одежда пропиталась кровью. Мальвара не сразу увидел, как передние ряды киданцев внезапно охватило яркое пламя, но слышал крики умирающих и стук падающих на землю копий.
Серые облака вот уже десять дней висели над Вардарскими горами. Они разразились дождем над Омеральтом как раз в тот момент, когда похоронная процессия императрицы Хетты вышла из огромных желтых крепостных ворот столицы. Процессия растянулась на две мили; Кевлерены, их ближайшие домочадцы и наперсники – Акскевлерены, – и прочие важнейшие подданные Хамилайской империи направлялись к мавзолею, расположенному в ущелье в восточной части Хэссоули, ближайшего отрога Вардарских гор. Людям, наблюдавшим с городских стен, казалось, что плакальщики в черных одеяниях и паланкины буквально растворились под проливным дождем.
Во втором паланкине находился Третий Принц Мэддин Кевлерен, который с несчастным видом выглядывал из-за занавески, надеясь увидеть снаружи хоть что-то, что могло бы вывести его из уныния. Нельзя сказать, чтобы он испытывал глубокую скорбь по поводу кончины императрицы – она, конечно, помогла ему сделать карьеру, но в остальном мало обращала на него внимания, – однако настроение у принца было мерзким – как раз под стать холодному серому дню.
Мэддин почувствовал себя виноватым из-за того, что именно сегодня испытывает жалость к самому себе. Помогала лишь мысль о том, что он все же опечален смертью Хетты не меньше, чем кто-либо еще. Тем не менее, какой бы мудрой, справедливой и щедрой императрицей ни была Хетта, ее дочь Лерена станет править не хуже – а может, даже и лучше. Старая императрица прожила долгую спокойную жизнь и заслужила уважение подданных; чего еще желать монарху?..
Носильщики с трудом несли паланкины по скользкой дороге, которая становилась все круче. Принцу захотелось выйти и помочь им – не из сострадания к промокшим до нитки слугам, а просто потому, что он терпеть не мог бездействия. С тех пор, когда ему приказали вернуться в Омеральт с ривальдийской границы, в его жизни не было никаких приключений.
Да, никакого разнообразия.
Его руки касалась нежная прохладная ладонь. Мэддин взглянул на герцогиню Юнару Кевлерен. От ее красоты у него по-прежнему перехватывало дыхание, и он понял, что обманывает сам себя.
Юнара, сестра новой императрицы Лерены, была любовницей Мэддина, а заодно его троюродной сестрой. Она привнесла и жизнь принца достаточно приключений и разнообразия…
Это была типичная представительница рода Кевлеренов: высокая, белокожая, с черными волосами и темными глазами. Юнара выглядела решительной, властной и зачастую внушала страх окружающим; ей хотелось, чтобы все об этом знали, включая саму Лерену.
Сейчас, когда процессия направлялась к месту погребения императрицы, Мэддину показалось, что в сердце Юнары найдется место хоть какому-то подобию человеческих эмоций. Принцу пришло в голову, что ему, наверное, следовало бы встревожиться: самое близкое к любви чувство, которое могла испытывать Юнара – по крайней мере любви в общепринятом понимании этого слова, – это страх потерять любовь.
По щеке молодой женщины прокатилась серебристая слеза, которая тут же замерзла на стылом зимнем воздухе. Отчасти из сострадания, отчасти по привычке принц накрыл ладонью ее пальцы. Юнара взглянула на него, но, как обычно, ему было трудно понять выражение ее взгляда. Она никогда не открывала душу посторонним. Мэддин вспомнил, что эта скрытность поначалу его привлекала, а теперь – по какой-то странной иронии судьбы – начинала отталкивать.
– Сколько еще осталось ехать? – спросила Юнара у своего Избранного – самого главного Акскевлерена из ее слуг, который сидел напротив.
Как почти все Избранные, внешне Нетаргер был похож на свою госпожу: такой же стройный, бледный и темноволосый.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики