науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Генри Винтерфельд
Детективы в тогах

Генри Винтерфельд
Детективы в тогах

НЕДОРАЗУМЕНИЕ С ФОНАРЕМ

Муций с удивлением поднял голову. Весь класс покатывался со смеху, а он не знал почему. Муций так сосредоточенно работал, что ничего не замечал вокруг. Теперь же он увидел, что Руф покинул свое место и стоял около стены, за спиной учителя Ксантиппа. Должно быть, он потихоньку прокрался мимо учителя, – довольно ловкий трюк, если, конечно, тебя не застукают на месте. На стене на большом гвозде висела карта Римской империи, и вот на этот самый гвоздь Руф повесил одну из своих навощенных табличек для письма. На ней он нацарапал большими корявыми буквами: «Кай – болван».
Шутка имела успех. Кай на самом деле был не очень сметлив. Тем временем Руф раскланивался, как актер на сцене. Ксантипп, который до этого момента был погружен в чтение, раздраженно взглянул на класс.
– Тихо! – раздался его громогласный приказ.
Мгновенно наступила тишина. Руф в панике втянул голову в плечи, а остальные притворно склонились над работой. Они должны были выучить наизусть греческие слова: ho georgos – земледелец, ho lukos – волк, ho tendron – дерево, ho hippos – лошадь и так далее. Потом им придется писать эти слова по памяти. Поэтому они снова обратились к своим табличкам.
Муций зашептал своему соседу Антонию:
– Руф дождется, что его накажут. Какая муха его укусила?
Антоний усмехнулся.
– Руф разозлился на Кая, – зашептал он в ответ. – Кай не давал ему заниматься: все время колол в спину стилем. Стиль-острая палочка для письма по воску. (Здесь и далее примечания переводчика.)


Муций нахмурился. Уже много раз он предупреждал Кая не мешать другим. Муций был старостой класса, и мальчишки подчинялись ему. Но не в характере Кая было слушаться кого-либо. Наверное, он считал, что послушание для него необязательно, раз его отец – могущественный сенатор Виниций.
Кай, физически сильный и грубоватый мальчишка, был не таким уж и вредным. А еще он питал слабость к розыгрышам. Беда только в том, что ему совсем не нравилось, если предметом шуток становился он сам. Поэтому, когда Руф вывесил свое изречение, лицо Кая стало ярко-красным. Через минуту он совершенно потерял над собой контроль.
– А ты – сын труса! – завопил он, обращаясь к Руфу.
Ксантипп снова вскинулся, ошеломленный.
– Я – сын труса? – нахмурившись, переспросил учитель. – Что ты хотел этим сказать?
Прежде чем Кай смог что-либо объяснить, весь класс пришел в смятение. Руф обожал своего отца, и обидные слова Кая задели его за живое: отец Руфа, Марк Претоний, был известнейшим полководцем, но совсем недавно он проиграл важное сражение где-то в Галлии, Галлия-в древности территория, охватывавшая современную Францию, Бельгию, Люксембург, часть Голландии, Швейцарию и север Италии.

и Руф почувствовал себя глубоко оскорбленным.
– Ты – врун! – с этим криком он набросился на Кая.
Кай опрокинулся на спину вместе со скамейкой, на которой сидел. Сцепившись, оба мальчика покатились по полу, а все остальные повскакивали со скамеек, чтобы лучше видеть потасовку. Она была ничуть не хуже любой битвы гладиаторов на арене.
Но победителем нежданно-негаданно стал Ксантипп. Он подошел к дерущимся, ухитрился растащить их и поднял за шиворот с пола. Тяжело дыша, Кай и Руф злобно уставились друг на друга. Туника Руфа порвалась у шеи, а тога Кая собрала почти всю грязь с пола. Что до Ксантиппа, то он рассвирепел.
– Муций! – строго произнес он, еле переводя дыхание от того, что ему пришлось разнимать вояк. – Как могло произойти такое безобразие в школе? Устроить драку! Позор!
Ксантипп был греком, и на самом деле его звали Ксанф. Но мальчишки прозвали его Ксантиппом, потому что он напоминал им Ксантиппу – жену знаменитого философа Сократа, которая, как известно, имела дурной нрав и постоянно пилила своего мужа. Мальчишки, в свою очередь, считали, что их учитель тоже ужасный придира и ворчун. Он все время твердил о трудолюбии и дисциплине. Однако, в отличие от прочих учителей, он никогда не бил мальчиков. Ксантипп знал другие способы добиться уважения. Ко всему прочему у него были и причуды: например, он никогда не позволял рабам, приводившим ребят в школу, оставаться на занятиях, как велел обычай. Ксантипп сделал так, что рабы уходили, а вечером возвращались за своими маленькими хозяевами. «Иначе, – утверждал он, – мальчики в присутствии посторонних не смогут сосредоточиться на занятиях».
Учитель обладал достаточным авторитетом, чтобы не допускать возражений в таких делах. Он был известным математиком и написал много книг об окружностях, треугольниках, диагоналях, параллелограммах и тому подобной болиголовной муре. Его школа, которую все называли школой Ксанфа, была одним из лучших частных учебных заведений в Риме. Отправлять в нее своих сыновей могли позволить себе только богатые патриции. Патриции-первоначально члены римской родовой общины, впоследствии родовая знать в Древнем Риме.

По этой причине классы у Ксантиппа были обычно малочисленными. Сейчас в школе учились только семь учеников: Муций, Кай, Руф, Публий, Юлий, Флавий и Антоний. Все они жили по соседству друг от друга в районе роскошных дворцов на Эсквилинском Эсквилин – самый большой и высокий из семи холмов Рима.

холме.
Ксантипп все еще ждал, что Муций объяснит причину драки.
– Что с тобой? – раздраженно спросил он. – Ты проглотил язык?
Муций взял себя в руки.
– Я не знаю, как это случилось, – неуверенно начал он. – Я записывал греческие слова и не очень-то смотрел по сторонам.
Тут Ксантипп не смог придраться, как бы того ни хотелось.
– Мы все были заняты делом, – поспешно добавил Антоний.
Ксантипп что-то заподозрил. Он перенес свою атаку на Руфа и приказал:
– Сейчас же покажи мне твой список греческих слов!
– Я… я не сделал его, – заикаясь, проговорил Руф.
– Почему же? – потребовал объяснений Ксантипп ледяным тоном.
– У меня от письма свело судорогой руку, – еле слышно пробормотал Руф.
Это было глупое объяснение, но товарищи Руфа посчитали, что он молодец, раз не выдал Кая. Ведь он мог бы сказать, что ничего не писал из-за приставаний Кая.
– В самом деле? Судорога от письма? – повторил Ксантипп с явным недоверием. Затем он обратился к Каю: – Ну, а ты что скажешь?
– Я? – Кай притворился удивленным.
– Да, ты! К кому я обращаюсь, к Ромулу и Рему, Ромул и Рем – по преданию, основатели Рима.

что ли? Где твой список слов?
– У меня его нет, – промямлил Кай, пожимая плечами.
– Почему нет?
– Просто я не вспомнил ни одного слова. – Кай вздохнул.
Он как будто даже обиделся, что Ксантипп мог так хорошо о нем подумать.
– Я преподам вам урок, который вы никогда не забудете! – презрительно бросил Ксантипп. – Учинить драку в школе вместо того, чтобы заниматься делом! Кто из вас начал первым?
Кай и Руф молчали.
– Все ясно! – промолвил Ксантипп. – Хотите быть героями? Вы вынуждаете меня прибегнуть к суровым мерам.
Он ткнул пальцем, точно кинжалом, в Руфа и хитро спросил:
– Ну, а что ты делал за моей спиной? Отвечай, Руф Марк Претоний!
Но Руф продолжал хранить молчание, только таращился вовсю на своего учителя. Ксантипп обернулся и окинул взглядом стену. Увидев табличку с каракулями «Кай – болван», он взорвался:
– А! Так вот что ты затеял! Вот какая у тебя судорога! Ну подожди, мой мальчик. Ты меня еще не знаешь. Вместо того, чтобы учить урок, ты валял дурака. Да тому же разбуянился в классе. И ко всему прочему, ты солгал мне. Немедленно собирай свои вещи и ступай прочь! Школа Ксанфа – это не борцовская арена для подрастающих римлян, не знающих, что такое дисциплина. Завтра я поговорю с твоей матерью и попрошу ее забрать тебя из школы. Деньги, которые она заплатила за твое обучение, я возвращу! Ты не стоишь того, что родители тратят на тебя.
После гневной тирады Ксанф приказал остальным разойтись по своим местам и продолжать заниматься. Не забыл он и о Кае.
– А что касается тебя, завтра ты принесешь все задание. Каждое слово из списка должно быть написано десять раз лучшим почерком, на какой ты способен! – строго заявил он. – И горе тебе, если сделаешь хоть одну ошибку!
Не сказав больше ни слова, Ксантипп вернулся за стол и вновь погрузился в чтение. Руфа он не удостоил ни единым взглядом. Кай сел на место, пылая от злости.
А Руф остался, оцепенев, посреди класса, не сводя с учителя глаз, полных ужаса. Остальные украдкой поглядывали на своего товарища. Руф всегда очень гордился, что учится в знаменитой школе Ксанфа. Родители возлагали на сына большие надежды. Высокая плата за обучение была для них тяжким бременем: отец Руфа был далеко не богач. Снаряжение его легионов стоило очень больших денег.
Внезапно Руф метнулся прямо к столу учителя и взмолился:
– Пожалуйста, не ходите завтра к моей маме! Накажите меня как-нибудь иначе, но только не так!
Ксантипп раздраженно отмахнулся.
– Твое раскаяние пришло слишком поздно, – проворчал он и даже не поднял глаз от книги. За развернутым свитком папируса виднелись только его растрепанные седые волосы и остроконечная бородка.
Медленно передвигая ноги, Руф побрел к своей скамье и собрал школьные принадлежности, которые рассыпались по полу во время драки с Каем. Из-за потасовки оказался на полу и фонарь Муция, а подобрать его Муций забыл. Это был красивый бронзовый фонарь с гравировкой «Муций Марий Домитий». Руф присоединил его к остальным вещам, не заметив, что его собственный фонарь закатился под другую скамью. Муций увидел ошибку, но не захотел в ту минуту беспокоить Руфа.
Сложив вещи, Руф медленно надел плащ. Он был из домотканой шерстяной ткани и немного коротковат мальчику. На левом плече плащ заштопали более темной ниткой длинными аккуратными стежками.
Руф последний раз умоляюще взглянул на Ксантиппа, но тот отказался замечать его. С удрученным видом мальчик шагнул за порог.
Школа Ксанфа располагалась на Главной улице – суматошной и шумной в дневное время.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики