ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Тем более что теперь она вспоминала о них разве что по праздникам.
По воскресеньям в маленькой церквушке в центре Джубили собиралось достаточно народу, и Джошуа мог с гордостью продемонстрировать дружбу между белыми поселенцами и индейцами, коренными жителями окрестных мест реки Кутенэ, возникшую благодаря его стараниям.
Высокий, светловолосый и довольно привлекательный Джошуа был сравнительно молод. Всего тридцать девять лет. Спартанский образ жизни только заострил его черты. Он пришел в дикую страну с Библией в одной руке и медицинским скальпелем в другой. Изучив основы медицины и хирургии, помогал людям и в физическом, и в духовном плане. Три года прошли незаметно в этом диком нехоженом царстве природы, где деревья такие высокие, что кажется, будто они касаются неба, а горные озера кристально чистые и ледяные круглый год. Конечно, оно того стоило, и порой, глядя с высокого горного хребта на залитую солнцем долину или верхушки деревьев внизу, Джошуа чувствовал себя к Господу ближе, чем в построенной человеческими руками церкви, со стенами и потолком, скрывавшими просторы.
Сейчас он стоял на ступенях церкви, высокий смуглый мужчина с широкой добродушной улыбкой, наблюдая за своим приходом, и сердце Ханны внезапно забилось от переполнившей ее любви к отцу. Его радостное восприятие жизни было слишком очевидным для всех, кого он знал. Он очень любил детей, которые шли мимо церкви в школу и махали ему в знак приветствия.
Едва наступившее утро вселяло надежду на счастливый, полный радости день, и Ханна вернулась к своему делу: она несла питьевую воду в классную комнату. Деревянная бадья была тяжелой, но девушка умудрялась нести ее легко и даже не расплескала воды по дороге, не замочила свою длинную юбку. Ханна казалась хрупкой и маленькой. Но внешность бывает обманчива. Фарфоровая куколка с тонкими чертами и овалом лица в форме сердечка, с синими глазами под длинными ресницами, имеющими обыкновение менять цвет от небесно-голубого до изумрудно-зеленого, а иногда и почти черного, Ханна на самом деле обладала железной волей и сильным характером, выработанным нелегкой жизнью. Тяжелые корзины приходилось таскать довольно часто, не говоря уже о сборе урожая и посадке растений, а также преподавании в школе.
«Сила у тебя внутри», – любил говаривать Джошуа, и Ханна не возражала. Если же, бывало, она терялась, то просила отца о поддержке.
Ханна отбросила прядь волос со лба. На рассвете, еще до восхода солнца, когда его первые лучи едва позолотили вершины гор, окаймлявших широкую долину, Ханна заплела свои густые волосы в тугую косу, блестевшую на солнце, словно медь. Но за время работы коса растрепалась, и теперь длинные пряди спускались шелковыми волнами по гладкой коже хрупкой шеи. Лишенная тщеславия, Ханна и представить себе не могла, как потрясающе сейчас выглядит. Думала лишь о том, что не пристало девушке ходить с распущенными волосами.
Интересно, как отреагировал бы ее отец, распусти она волосы, как женщины кутенэ, поселившиеся в их деревеньке, мелькнула крамольная мысль, и слабая улыбка тронула губы девушки. Она поставила бадью на землю и убрала непослушные пряди на место.
В этот момент она услышала лай собак. Подняла голову и увидела трех всадников, направлявшихся к поселению, в широких шляпах, с винтовками в руках. Они ехали прогулочным шагом, осторожно прокладывая себе путь сквозь заросли деревьев и кустов прямо к центру поселка. Тут они остановились, но не спешились и стали оглядываться по сторонам, видимо, в поисках убежища.
Ханна, не отрывая глаз, смотрела на них. Остальные тоже приостановили работу. Кузнец прищурился, подозрительно глядя на чужаков, вооруженных винтовками, и напрягся.
Джошуа Магуайр сошел со ступеней церкви, немного постоял и направился к мужчинам.
– Добрый день! Благослови вас Господь, – приветствовал он всадников. – Можем ли мы чем-нибудь помочь вам, братья?
Злобная усмешка исказила лицо одного из пришельцев. Сняв шляпу, он произнес:
– Для начала, святоша, ты задашь нашим лошадкам жратвы, да побольше. Да и мы не очень-то сыты. Джошуа кивнул:
– Конечно. Все Божьи дети находятся под непрестанной заботой Господа нашего, и, хотя в это время года наши запасы не слишком велики, у нас достаточно продовольствия, чтобы накормить голодных. Будьте добры, – добавил он, указывая на одну из бревенчатых хижин, – пожалуйте в мое скромное жилище. Мы вам рады.
Обменявшись насмешливыми взглядами, всадники спешились, но винтовок не опустили. Ханне это не понравилось. Тяжело вздохнув, она в волнении закусила губу: уж слишком доверчив ее отец, а у всадников явно недобрые намерения. Это написано на их лицах. Она заметила, что под плащами у них поблескивают ножи.
Их предводитель, высокий, с резкими тяжелыми чертами лица и близко посаженными глазами, выглядел настоящим бандитом. Впрочем, как и его спутники. У одного из них лицо пересекал свежий шрам. Взгляд Ханны остановился на самом молодом из этой троицы. Длинные орехового цвета волосы и на удивление гладкая кожа лица. Он тоже посмотрел на нее, облизнув губы и улыбнувшись. Девушка содрогнулась, прошла вперед и взяла отца под руку.
– Они опасны, – проговорила она полушепотом, но Джошуа лишь успокаивающе похлопал ее по руке.
– Они нас не обидят, – сказал он. – Не приготовишь ли для странников обед, доченька? А я пока задам корму этим чудесным животным. Да попроси их о небольшом пожертвовании на церковь, хорошо? – добавил он уже потише.
Ханна хорошо знала, что спорить с отцом бесполезно. Раз уж отец решил оказать гостеприимство этим чужакам, она ничего не сможет изменить.
– Эй, погоди-ка, дядя, – остановил Джошуа их предводитель. Он снял с седла мешки, закинул на плечо, затем взял еще одну винтовку.
Джошуа наблюдал за его действиями со спокойным интересом:
– Вряд ли вам понадобится оружие в нашем мирном поселке, сэр. Вам не угрожает опасность. Парень усмехнулся:
– Я просто хочу положить ее в более надежное место, пастор, вот и все. И потом, никогда не знаешь, что случится в следующее мгновение.
– Верь в Божий промысел, юноша, и Господь сохранит тебя, – смиренно ответил Джошуа.
– Ха! Я верю только в Нейта Стилмена, я сам себе защитник, – пробурчал парень, стукнув себя кулаком в грудь. – Нейт Стилмен – это я. Слышали обо мне?
– Нет, мистер Стилмен, пока нет. А вы знакомы с нашим Господом и Спасителем? – в ответ спросил Джошуа. Стилмен фыркнул:
– О, я частенько разговаривал с Ним, когда был сопливым мальцом, но я бы не хотел встретиться с Ним теперь, когда вырос и обнаружил, какова на самом деле наша жизнь. Так что можешь оставить свои проповеди для детей и дураков, священник.
Джошуа улыбнулся:
– Думаю, мы с вами еще обсудим этот вопрос, мистер Стилмен, после того как я покормлю лошадей и помою их. Будьте добры, идите с моей дочерью, а я вскоре присоединюсь к вам.
Ханна подняла свою бадью с водой, крепче прижала к себе и, едва взглянув в сторону мужчин, прошла вперед, указывая путь. Она шла с гордо поднятой головой, уверенной походкой, но в душе не одобряла отца. От этих парней исходила опасность. Девушка ощущала ее всем своим существом. Она очень надеялась, что они поедят и продолжат свой путь. Остальные тоже на это надеялись, бросили работу и внимательно наблюдали за чужаками.
Открыв дверь хижины, Ханна указала мужчинам стол и стулья. Она кожей чувствовала на себе их взгляды, и от этого ей стало не по себе. Тем не менее она продолжала держаться прямо и уверенно, а тон ее был прохладно-вежливым.
– Все, что у нас есть, – это холодная оленина, бобы, сыр и свежий хлеб, – сказала она, не поворачиваясь к ним. Она стояла у шкафа с посудой.
– Замечательный обед, – пробурчал один из незнакомцев. – А виски у вас есть, дорогая леди?
Вырезанные из дерева тарелочки глухо стукнулись одна о другую, когда Ханна вынимала их из соснового буфета. Девушка замерла.
– Нет. – Ответ ее был краток. Она заметила острый нож, лежавший рядом с сыром. – У нас есть холодная вода. Я только что принесла ее в ведерке. Оно стоит у двери. – Ханна положила сыр на резную деревянную тарелку, рядом – кусочки хлеба. Затем помешала бобы, варившиеся в чугуне, висевшем над огнем, взяла нож и пошла к запасной двери за олениной.
Огромная потная фигура преградила ей дорогу.
– Куда же вы направились, дорогая леди? – спросил мужчина.
По спине Ханны заструился холодный пот.
– За мясом, – ответила она ледяным тоном, глядя ему прямо в глаза. – Пожалуйста, сэр, мне надо пройти.
Что-то в ее взгляде поколебало его решимость, и, кивнув в ответ, он пропустил ее под дружный хохот товарищей.
Из комнатки, где висели кусочки оленины, девушка слышала их разговор, она не знала, возвращаться ей прямо сейчас или немного подождать, и так и стояла, сжимая в руке нож.
– Хорошая кобылка, не правда ли, Труитт? А ты, Роупер, согласен со мной?
Роупер усмехнулся, и его изуродованное шрамом лицо стало еще безобразнее.
– Ты прав, Стилмен, Труитт выбрал себе неплохую телочку, а? Вы только посмотрите, как он впился в нее глазами, как облизывал пересохшие губы…
Труитт недовольно заворчал и выхватил нож из-под плаща. Взгляд его не предвещал ничего хорошего.
– Заткнитесь! – прорычал он, вспыхнув от гнева. – Она… Да она настоящая леди, вот и все.
– «Леди»? – эхом отозвался Стилмен. – Она прежде всего женщина, Труитт, и это все решает, если, конечно, ты не дурак!
– Как-как ты меня назвал? Дураком? – спросил Труитт нарочито спокойным тоном.
Стилмен бросил на него неодобрительный пристальный взгляд и, выдержав паузу, чтобы Труитт успокоился, ответил:
– Я не называл тебя дураком, Труитт. Но она все же женщина. Просто женщина.
– Да, конечно, – уже более мягко ответил Труитт, – но она все-таки леди.
Грязно усмехнувшись, Стилмен ответил:
– Как хочешь, Труитт, как хочешь.
Труитт успокоился и уселся на табуретку у стола. Секунду поколебавшись, Ханна взяла большой кусок оленины, разрезала на три части, разложила по тарелкам, на другие тарелки положила бобы, сыр и хлеб и отнесла все это непрошеным гостям.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики