науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

..
Для меня словно ветром задуло костер,
когда он не вернулся из боя.
........................................
Нам и места в землянке хватало вполне,
нам и время текло для обоих...
Все теперь одному, только кажется мне,
Это я не вернулся из боя.
На мой взгляд, песня "Oн не вернулся из боя" - одна из главных в
творчестве Высоцкого. В ней, помимо интонационной и психологической
достоверности, есть и ответ на вопрос: ПОЧЕМУ поэт, человек, который по
своему возрасту явно не мог принимать участия в войне, все-таки пишет о
ней, более того - не может не писать?
А все дело в судьбе. В твоей личной судьбе, которая начинается вовсе
не в момент рождения человека, а гораздо раньше. В личной человеческой
судьбе, которая не бывает чем-то отдельным, обособленным от других
людских судеб. Она, твоя судьба, - часть общей, огромной судьбы твоего
народа. И существуешь ты на земле, продолжая не только собственных
родителей, но и многих других людей. Тех, которые жили до тебя. Тех,
которые когда-то защитили твой первый вздох, первый крик, первый шаг по
земле.

2-1






Песни Высоцкого о войне - это, прежде всего, песни очень настоящих
людей. Людей из плоти и крови. Сильных, усталых, мужественных, добрых.
Таким людям можно доверить и собственную жизнь, и Родину. Такие не
подведут.
Сегодня не слышно биенья сердец.
Оно для аллей и беседок.
Я падаю, грудью хватая свинец,
подумать успев напоследок:
"На этот раз мне не вернуться.
Я ухожу - придет другой.
Мы не успели, не успели, не успели оглянуться,
а сыновья, а сыновья уходят в бой".
Именно так и продолжается жизнь, продолжается общая судьба и общее
дело людей. Именно так и переходят от родителей к детям самые значитель-
ные, самые высокие понятия...
У Владимира Высоцкого есть песни, которые чем-то похожи на роли. Роли
из никем не поставленных и - более того - никем еще не написанных пьес.
Пьесы с такими ролями, конечно, могли бы быть написаны, могли бы
появиться на сцене. Пусть не сегодня, так завтра, не завтра, так после-
завтра. Но дело в том, что ждать до завтра Высоцкий не хотел. Он хотел
играть эти роли сегодня, сейчас, немедленно! И поэтому сочинял их сам,
сам был режиссером и исполнителем.
Он торопился, примеряя на себя одежды, характеры и судьбы других
людей - смешных и серьезных, практичных и бесшабашных, реальных и выду-
манных. Он влезал в их заботы, проблемы, профессии и жизненные принципы,
демонстрировал их способ мыслить и манеру говорить. Он импровизировал,
увлекался, преувеличивал, был дерзок и насмешлив, дразнил и разоблачал,
одобрял и поддерживал.
Причем все это он делал так талантливо, так убедительно, что иные
слушатели даже путали его с теми персонажами, которых он изображал в
своих песнях. Путали и - восторгались. Путали и - недоумевали.
А Высоцкий вроде бы и не обращал на это никакого внимания. Он снова и
снова выходил на сцену, продолжая сочинять и петь свои - всегда неожи-
данные, разноплановые, злободневные - "песни-роли". И в общем-то это уже
были не роли, а, скорее,- целые пьесы со своими неповторимыми характера-
ми, непридуманными конфликтами, точно выстроенным сюжетом.
Исполняя их, Высоцкий мог быть таким грохочущим, таким штормовым и
бушующим, что людям, сидящим в зале, приходилось, будто от сильного
ветра, закрывать глаза и втягивать головы в плечи. И казалось: еще
секунда - и рухнет потолок, и взорвутся динамики, не выдержав напряже-
ния, а сам Высоцкий упадет, задохнется, умрет прямо на сцене... Каза-
лось: на таком нервном накале невозможно петь, нельзя дышать!
А он пел. Он дышал.
Зато следующая его песня могла быть потрясающе тихой. И от этого она
еще больше западала в душу. Высоцкий, который только что казался пульси-
рующим сгустком нервов, вдруг становился воплощением возвышенного спо-
койствия, становился человеком, постигшим все тайны бытия. И каждое
слово звучало по-особому трепетно:
Я поля влюбленным постелю,
пусть поют во сне и наяву!
Я дышу - и, значит, я люблю!
Я люблю - и, значит, я живу!
Высоцкий пробовал себя в различных интонациях, он искал для своих
"пьес" все новые и новые краски, новые детали, и поэтому его песни имеют
несколько авторских вариантов, изменений, сокращений. И в этом - тоже
он, Высоцкий,- его натура, его неудовлетворенность собой, его способ
творчества.
Можно сказать, что дверь в его "творческую лабораторию" была постоян-
но распахнута. Он был весь на виду. Со всеми своими удачами и неудачами,
находками и проколами, сомнениями и убежденностью.
Он написал много песен. И, конечно, не все они ровные.
Но это всегда - неровность дороги, ведущей к постижению истины, к
открытию людей и, значит, - к открытию самого себя...

2-2







Он никогда не пел свои песни свысока, никогда не стоял над зрителями,
над слушателями. И эстрада (впрочем, так же, как и сцена, и съемочная
площадка) была для него не пьедесталом, а местом, откуда его просто-
напросто лучше видно и лучше слышно. А еще она была местом его работы.
Работы - с полной самоотдачей. На износ. Всегда и во всем...
Много раз я слышал, как его песни исполняли другие - порою очень
хорошие - певцы. Не могу сказать, что эти певцы недостаточно старались.
Нет, они вкладывали в каждую песню все свое умение, весь свой темпера-
мент и опыт!
А песня все равно получалась какой-то другой, разученной, взятой
напрокат. Она - будто одежда с чужого плеча - то морщила на спине, то
жала в груди, а то вообще расползалась по швам.
И дело тут даже не в своеобразной исполнительской манере Высоцкого.
Ведь в конце концов любую манеру можно скопировать.
Манеру - можно, а душу - нельзя...
Он был невероятно популярен. Достать билет не его выступление было
намного труднее, чем "пробиться" летом в сочинскую или ялтинскую гости-
ницу.
Но если для нормальных людей Владимир Высоцкий был своим, был близ-
ким, необходимым и любимым актером, то для мещанствующих снобов он,
прежде всего, был "модным".
Я ненавижу публику так называемых "престижных" премьер.
Не всю, конечно, публику, а ее самодовольную (кстати, не такую уж и
малочисленную) - снобистскую часть. Ненавижу типов, которые появляются
на премьерах вовсе не потому, что в каждом первом спектакле (или концер-
те) есть, как в рождении ребенка, какая-то щемящая торжественность,
соединение боли и радости, достигнутого и недостижимого.
Нет, быть на премьере - для снобов не самое главное, для них главное
- ПОПАСТЬ туда! Попасть, чего бы это ни стоило, "отметиться", хотя бы
только для того, чтобы после обзвонить "не попавших": "Как, вы не были?!
Ну-у, много потеряли!.. Там была такая-то с таким-то... И этот был... И
та... Нет, честное слово, жалко, что вас не было! Мы, например, всегда
ходим..."
Именно такие мещанствующие снобы распускали о Высоцком нелепые, почти
фантастические сплетни и слухи, и в то же самое время заискивали и
лебезили перед ним. О, как им хотелось, чтобы он - Высоцкий - стал бы и
для них "своим в доску", "рубахой-парнем", закадычным "дружком-прияте-
лем"!
А он ненавидел мещан. И снобов - презирал. Любых.
Недаром есть у него горькая и злая песня, которая заканчивается
такими словами:
Не надо подходить к чужим столам
и отзываться, если окликают.
Однако когда Владимира Высоцкого окликали не снобы, а люди - просто
люди,- он поворачивался к ним охотно, поворачивался всем корпусом и
отзывался всем сердцем!
Вспомните, к примеру, его "сказочные песни". Те самые, которые он
писал для "Алисы в стране чудес", для кинофильма "Иван да Марья" и
просто так - для себя.
Дети, общаясь со взрослыми, моментально распознают, кто из взрослых с
ними - на равных, а кто только "прикидывается" ребенком. Так вот,
сочиняя свои "детские сказочные песни", Владимир Высоцкий ребенком ни-
когда не прикидывался. Он просто был им.
За хриплым напряженным голосом и жесткой манерой пения до поры до
времени скрывалась восторженная и добрая ребячья душа, прятался человек,
гораздый на выдумку и озорство, умеющий верить в чудо и создавать его...
Догонит ли в воздухе, или шалишь,
летучая кошка летучую мышь?
Собака летучая - кошку летучую?..
Эти "вечные вопросы" детства задает себе Алиса, и слезы ее текут

2-3






конечно же - в "Слезовитый океан"...
А вот как трогательно и вместе с тем категорично звучит серенада
влюбленного Соловья-Разбойника из другой - более взрослой - сказки:
Выходи, я тебе посвищу серенаду,
кто тебе серенаду еще посвистит?
Сутки кряду могу, до упаду,
если Муза меня посетит.
Я пока еще только шутю и шалю,
я пока на себя не похож,
я обиду стерплю,
но когда я вспылю,
я дворец подпалю,
подпилю,
развалю,
если ты на балкон не придешь...
Ну, кто, по-вашему, сможет устоять перед такими доводами влюбленного?
Да никто на свете!..
В одной из "сказочных песен" Высоцкий задает вопрос, удивительный по
своей "детскости" и мудрости:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики