ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Мы мгновенно оттуда выскочили. Лэнг сказал, что надо, мол, посмотреть, что она сделала с детьми, и велел отвести лошадей на дорогу, а то Бекки и их может прикончить. — Мэтью покачал головой и продолжал сдавленным голосом: — Я не хотел оставлять его одного. Не хотел, Этти! Но… но он отдал приказ, и я его должен был выполнить. А когда вернулся… Господи, я бежал со всех ног и совершенно выдохся… Потом я увидел их — Лэнга и миссис Макгенри. Оружия у нее не было, она просто стояла в дверях и кричала Лэнгу, чтобы он убирался. А Лэнг пытался ее успокоить. Сзади, в дверном проеме, стояли трое малышей, испуганных до смерти. Два мальчика и девочка. Все оборванные, худые и коротко остриженные. Издали казалось, что они лысые.
Миссис Макгенри выглядела не лучше. Она была еще молода, ей было не больше тридцати, и очень хорошенькая. Первое, о чем я подумал, поглядев на нее, вот, мол, какая красавица. Только очень худая. И дрожала она как осиновый лист. Не просто дрожала, Этти, — казалось, она сейчас рухнет на землю и начнет биться в истерике. А в ее глазах — голубых глазах — застыл ужас. Никогда я их не забуду. Она напоминала испуганного ребенка, который шарахается от любого шороха. Но кроме страха, я увидел и безумие. Оно ясно читалось на ее лице.
Лэнг говорил очень медленно, и она немного успокоилась. Я стал приближаться к ним — тоже очень медленно, и показал ей, что в руках у меня нет оружия. Мне оставалось пройти еще ярда два, но тут Лэнг велел мне остановиться и сказал: «Не делай лишних движений, малыш. Будь умницей».
К этому времени Бекки как будто успокоилась: Лэнг умел уговаривать людей. Он объяснил, что хочет побеседовать с ней, и только. Она, мол, может делать все, что ей заблагорассудится. Он сказал, что хотел бы зайти в дом и поговорить за чашечкой кофе, но можно и здесь, это не важно. Не важно…
Мэтью снова сжал руки Мариетты и еще ниже наклонил голову. Мариетта прикусила губу, боясь сказать что-нибудь некстати.
— Не знаю, как все это случилось. — Мэтью повысил голос. — Возле дверей лежала куча досок. И топорик. Бекки схватила его и начала орать.
— Мэтью.
— А я стоял. Просто… стоял, — говорил он глухим, придушенным голосом. Потом со стоном закрыл руками глаза.
— Все в порядке, — прошептала Мариетта. — Все хорошо.
— Он не сделал ничего! — вдруг с яростью закричал он. — Даже револьвер не вытащил. Просто стоял, расправив плечи, и смотрел… Смотрел, как она приближается.
Мэтью задыхался, а Мариетта ничем не могла ему помочь, только держала его за руки и плакала.
— Все произошло так быстро. Лэнг упал, а Бекки стояла и смотрела на меня. Она не кричала и не двигалась — просто смотрела. И я не помню, как в руках у меня оказался револьвер.
Он замолчал, не в силах выговорить ни слова. Его горячие слезы текли по пальцам Мариетты, а она целовала его склоненную голову и шептала:
— Мэтью… Мэтью…
Прошло много, очень много времени, прежде чем Мэтью успокоился и выровнялось его дыхание.
— Ребекка Макгенри. Это был первый человек, которого я убил. Прямо на глазах у ее маленьких детей. Я убил ее. А в доме еще был младенец. Совсем крошечная девочка, такая слабенькая и голодная… она даже не могла плакать. Братья и сестра не помнили, как ее зовут. — Он шмыгнул носом и поднял голову. — Она умерла на следующий день, в городе. Никто не смог ее спасти.
Мэтью вздохнул.
— Ну, а дальше, сама понимаешь, — продолжал он, вытирая мокрое лицо. — Кое-кто знал, как связаться с родителями Бекки, они приехали в Абилин и забрали детей домой, в Кентукки. Супругов Макгенри и младенца похоронили, а я отвез тело Лэнга в Абилин.
Мэтью встал, подошел к раковине, умылся и намочил чистое полотенце для Мариетты.
— Вот, милая, возьми. Тебе сразу станет лучше. Как только она взяла полотенце и вытерла слезы.
Мэтью снова сел за стол.
— В Абилине Лэнгу устроили пышные похороны. Весь город собрался. Старик, наверное, посмеялся бы над всем этим — особенно когда увидел бы огромную надгробную плиту на своей могиле.
— Что ты делал потом?
Мэтью с отсутствующим видом повертел в руке хрупкую фарфоровую чашечку.
— По-моему, я тогда немного двинулся. Носился по Нью-Мехико и Аризоне, ни с кем не общался и почти непрерывно пил. Не помню, как я попал домой. Когда увидел отца, Джимми и всех своих родных, сначала даже не сообразил, почему они здесь оказались. — Он улыбнулся. — Вид у меня был ужасный. Я не мылся и не брился месяца два, а может, и больше, и был худой, точно скелет. И лошадь моя выглядела не лучше. Но дома мне обрадовались. Отец чуть не расплакался. Джимми обнял так, что я едва цел остался. С тех пор, как я уехал, он очень повзрослел и изменился. Все изменились: и отец, и мама, и бабушка. Знаешь, Этти, до тех пор, пока мы с тобой не встретились, я думал, что никогда больше мне не будет так хорошо, как в тот день. Я снова был дома, в кругу своей семьи. Они приняли меня так, как будто забыли о прежних ссорах. И никто не спрашивал, что со мной произошло. Мне дали время прийти в себя.
Мэтью взглянул на Мариетту:
— Я никому об этом не рассказывал. Наверное, это и есть тот подарок, который я должен был тебе сделать, по мнению Элизабет. Только вот история вышла не очень романтичная, да?
Мариетта нежно погладила его по щеке.
— Более ценного подарка я никогда в жизни не получала. Спасибо тебе за доверие, Мэтью.
Он прижал ее ладонь к своим губам.
— Я люблю тебя, Этти.
— И я люблю тебя, Мэтью Кейган.
Он посмотрел на Мариетту, широко раскрыв глаза от удивления.
— Я люблю тебя, — повторила она и опустилась на колени рядом с Мэтью, положив руки ему на плечи. — Я давно люблю тебя. Никогда никого я так не любила.
— А про-профессора Колла? — спросил он хрипло, не сводя с нее растерянного взгляда.
— Я любила Дэвида, — тихо ответила Мариетта. — Он был добр ко мне, и я любила его как друга. Но тебя я люблю иначе. — Она заглянула ему в глаза. — Эта любовь так сильна, что пугает меня.
— Я чувствую то же, Этти.
— Вряд ли. — Мариетта улыбнулась. — Ты красивый, добрый, замечательный… Самый лучший мужчина из всех, каких я встречала. А я обыкновенная, невзрачная простушка.
Мэтью неожиданно подхватил ее и посадил себе на колени.
— Не смей больше так говорить, Этти! У меня сердце замирает от твоей красоты.
Всю свою страсть он вложил не только в слова, но и в поцелуй.
— Ты это серьезно сказала? — спросил он, оторвавшись наконец от Мариетты.
— Насчет того, что ты красивый? Конечно…
— Нет! — Мэтью скорчил гримасу. — Я о другом. Это действительно так?
— Люблю ли я тебя? — Мариетта улыбнулась. — Да, я люблю тебя, Мэтью Иезекия Кейган.
Мэтью смотрел на нее в полном изумлении.
— И ты хотела поехать в «Лос Роблес», чтобы признаться мне в любви?
— Да. — Мариетта вспыхнула. — А еще чтобы извиниться и объяснить, почему я все время тебе отказывала, и…
Он ласково закрыл ей рот рукой.
— Давай не будем, хорошо? Я всю ночь глаз не сомкнул, и, готов дать голову на отсечение, ты тоже. Нам обоим нужно выспаться, а потом уж обсуждать разные важные вопросы.
— Но… — начала было Мариетта, увернувшись от Мэтью, но он снова зажал ей рот ладонью.
— Сегодня я не буду спрашивать, выйдешь ли ты за меня замуж. Я сейчас даже думать об этом не в состоянии. Я приду завтра, и ты узнаешь, что я намерен делать дальше. Хорошо?
Мариетта кивнула.
— Тогда ты и расскажешь, что чувствуешь. Потом я задам тебе все вопросы, которые мучают меня уже недели три, а ты на них ответишь, да?
Они улыбнулись друг другу.
— Да, дорогая?
Мариетта звонко рассмеялась.
— О женщины! — воскликнул Мэтью, убрав руку. — Я еще вернусь к этой теме. Скоро. Но сейчас, — он встал, — я так устал, что готов заснуть прямо на полу в твоей гостиной.
— Пожалуйста, — разрешила Мариетта и была вознаграждена весьма красноречивым взглядом.
— Милая, ты не понимаешь, что говоришь. Это самое опасное предложение, какое мне когда-либо делали. — Мэтью взял со стола шляпу и надел ее. — Высплюсь в тюрьме. Там тихо. А в «Лос Роблес» я просто не доеду. Приду завтра, часа в три дня.
— Я буду ждать.
Он поцеловал Мариетту, зевнул и смущенно засмеялся:
— Да, что-то я совсем вымотался. Старею. Забавно. — Мэтью погладил волосы Мариетты, словно еще раз хотел убедиться, насколько они мягкие. — Еще никогда в жизни мне не было так хорошо. Наверное, мне приснится что-нибудь приятное.
— Надеюсь, что так, — сказала Мариетта, крепко обняв его. — Я люблю тебя, Мэтью.
— Я тоже тебя люблю! — Он поцеловал ее и шагнул к двери, потом остановился и добавил: — Будь добра, дай мне завтра правильный ответ. Значит, я красивый? — спросил Мэтью напоследок, потирая подбородок.
Мариетта расхохоталась.
— Мне это нравится, — сказал он, направляясь к выходу, — очень нравится.
Глава 25
— Замечательно! — пробормотала Мариетта, сняв крышку с ящика. Она вынула из груды оберточной бумаги большую тяжелую книгу. — Потрясающе.
Она положила книгу на колени и погладила шелковый зеленый переплет первого тома «Британской Энциклопедии» последнего издания.
— Детям это очень пригодится, — одобрительно сказала сама себе Мариетта, положив фолиант на пол, потом снова принялась рыться в ящике. — Да, конечно. — На первую книгу легла вторая, потом третья. — Все новое, современное. Отличный комплект для следующего учебного года.
Она посмотрела на два других ящика, в которых тоже лежали книги для школы. Ими также следовало бы заняться… Но уже первый час, скоро приедет Мэтью, и к его визиту надо подготовиться. А кроме того, чем дольше она здесь пробудет, тем длиннее будет нотация, которую ей прочитают Джас и Либерти, узнав, что их подопечная тайком ускользнула из дома. Как только они заметят ее исчезновение, то немедленно примчатся в школу, а потом отведут в Ханлан-Хаус. Книги никуда не денутся, зато сейчас у нее есть возможность побыть несколько часов одной и как следует все обдумать.
Отложив последний тяжелый том в сторону, Мариетта решила передохнуть и снова вернулась мыслями к мучившей ее проблеме. Мэтью любит ее. Любит.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики