ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Отец услышал об этом в клубе и вернулся домой в ярости, которая мало чем напоминала гнев, каким он разражался раньше. В тот момент Айрис подумала: «Интересно, вел ли он себя так же и по отношению к бывшей графине Лэнгли? Если так, то понятно, почему Анна сбежала в Вест-Индию с Теей».
Отец обзывал Айрис всякими ужасными словами и обвинял в чудовищных грехах. А потом объявил, что жалеет о том, что она – его дочь. Причем кричал он так громко, что его слова слышали все слуги.
Это больно ранило бы Айрис, если бы она могла что-то чувствовать, но, благодарение Богу, она не чувствовала ничего.
Мать же не кричала, но по-своему старалась уязвить дочь. Она как раз навещала знакомую, когда к той приехала леди Карлайл. Очевидно, мать упала в обморок, услышав ужасную новость, а потом пришла в себя и вернулась домой, но только для того, чтобы впасть в истерику. Она рыдала в носовой платок, называя Айрис «бессердечной дочерью».
– Я стольким пожертвовала ради твоего благополучия, а ты нанесла мне удар в спину. Как ты могла так поступить со мной?
Айрис пожала плечами:
– Полагаю, ты ничем не пожертвовала ради меня, мама. Вместо этого ты принесла меня в жертву, чтобы занять достойное место в высшем обществе. Папа никогда не женился бы на тебе, если бы ты не была беременна мною.
Тем более что отец был в то время женат на другой женщине.
Глаза леди Лэнгли округлились, а потом она вполне сносно изобразила обморок. Он случился слишком уж своевременно, чтобы быть настоящим. Наигранно вздохнув, словно драматическая актриса, мать осела на кушетку.
Но отец, казалось, не заметил притворства. Он гневно взглянул на Айрис:
– Как ты смеешь говорить с матерью в подобном тоне?! Она рисковала своей репутацией, чтобы дать тебе дом и мое имя. Твоя неблагодарность ужасна, как, впрочем, и твое распутное поведение.
Айрис молча выслушала обвинение. Она даже не попыталась защитить себя перед отцом. Он никогда ее не любил, а теперь откровенно ненавидел. Она не в силах была что-либо сказать или изменить.
– Что, тебе нечего сказать?
Айрис молча покачала головой. Молчание дочери лишь подлило масла в огонь, и Лэнгли взорвался.
– Я тебе покажу, как сидеть передо мной и молчать! – заорал он.
Лэнгли в ярости взмахнул рукой, и в тот же самый миг Айрис поняла, что он ее ударит. А потом его ладонь соприкоснулась с ее щекой, и удар сбил девушку на пол с обтянутого бархатом стула. Со стороны двери послышался какой-то похожий на рычание звук, но Айрис ничего не видела, так как перед глазами у нее роились крошечные мерцающие искорки, а звон в ушах не давал возможности понять, что происходит.
Но даже сквозь туман до сознания Айрис долетел глухой стук – это ударилось о стену тело ее отца. Девушка повернулась, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь сквозь звезды, мерцающие у нее перед глазами. Отец, понурившись, сидел у стены. А мамин обморок чудесным образом прошел, и она бросилась к мужу.
Очень медленно, чтобы не усилилась боль, пульсирующая в висках, Айрис снова повернулась, чтобы посмотреть, кто же нанес ее отцу столь сильный удар. В следующее мгновение она увидела пару высоких сапог, переходящих в штаны из кожи, и с огромной осторожностью подняла голову.
– Лукас?..
Граф опустился на одно колено рядом с Айрис, и в его глазах отразилась тревога.
– С вами все в порядке, милая?
– Да. – Щека у Айрис болела, но не так сильно, как сердце.
– Я бы убил его, если бы он не был вашим отцом, – угрюмо произнес Лукас.
И Айрис поверила.
– Он не хотел.
– Не хотел? – переспросил Лукас. Глаза его пылали яростью, но голос оставался спокойным и мягким.
– Папа сожалеет о том, что я – его дочь. Я всегда это знала, но раньше он никогда не высказывал этого открыто.
– Успокойтесь, моя милая. – Лукас одной рукой обнял девушку за плечи, а другой подхватил ее под колени и встал.
Ощущение его рук было необыкновенно успокаивающим. Но мысль о том, что она его потеряет, как только Лукас узнает о ее вызывающем поведении в парке, ранила в самое сердце. В первый и последний раз Эштон держал ее в своих объятиях.
Айрис не хотела терять ни одного драгоценного мгновения этой близости. Уткнувшись лицом в плечо любимого, она вдыхала его ни на что не похожий аромат. Она будет лелеять эти воспоминания до конца своей жизни, потому что они стоили саднящей боли в голове. Девушка не поняла, что они покидают гостиную. Не поняла до тех пор, пока до ее слуха не донесся срывающийся на рыдания голос матери:
– Куда вы несете ее, Эштон?
– К Дрейкам. Вы можете прислать туда ее одежду и какие-нибудь вещи. Она останется у своей сестры вплоть до нашей свадьбы.
Услышав подобное заявление, Айрис заставила себя пошевелиться. Ей ужасно хотелось увидеть Тею, хотелось оказаться в ее нежных заботливых руках, но сама мысль о том, что она появится в доме сестры сейчас, казалась невыносимой. Тея увидит синяк, который, должно быть, уже проступил у нее на лице. Айрис вздрогнула, подумав о том, что может сделать Дрейк, если узнает, что отец ее ударил. Дрейк обожал свою жену и непременно бросился бы защищать тех, кого она любила.
Если же она, Айрис, останется невестой Лукаса, беды можно избежать. Дрейк доверит ему защищать и оберегать ее, но Лукас непременно расторгнет помолвку, когда узнает, чем так расстроен ее отец. И как только у нее не станет защитника, эту обязанность возьмет на себя Дрейк.
– Пожалуйста, не надо к Tee. Не сейчас, – прошептала Айрис, едва не касаясь губами шеи Лукаса.
– Тогда куда же? Вы не можете оставаться здесь. Вы никогда больше не проведете ни дня под этой крышей.
За этим заявлением последовал громкий возглас матери, но Айрис не обратила на него никакого внимания. Но куда же она может поехать?
– Моя двоюродная бабушка леди Апуорт живет здесь, в Лондоне, – прошептала девушка.
– Вы слышали? – спросил Лукас, устремив взгляд куда-то поверх головы невесты.
– Да, – ответила мать голосом, хриплым от переполнявших ее эмоций – только Айрис не могла понять, каких именно. – Я пришлю вещи дочери.
Сердце Айрис сжалось от боли – слишком уж быстро мать согласилась от нее отделаться. Что ж, она ожидала чего-то подобного. Хотя, конечно, не такой жестокости со стороны отца. Слишком давно он не терял самообладания подобным образом. Но как бы то ни было, Айрис знала, что ни отец, ни мать не простят ее возмутительного поступка.
Лукас вынужден был подождать в холле, когда слуги подадут ко входу хозяйский экипаж. Он приехал верхом и не мог отвезти Айрис к ее бабушке на своем коне. Сегодняшних событий и так хватит для сплетен до конца сезона.
Прогулка Айрис с Клэрис в Гайд-парке уже вызвала пересуды, но и о ссоре в гостиной у Лэнгли станет повсеместно известно еще до конца дня. Лукас не надеялся, что слуги из Лэнгли-Холла станут держать языки за зубами. Но даже если они и сохранят произошедшее в тайне, слух о том, что Айрис переехала к своей родственнице, вскоре распространится и станет темой для сплетен.
Айрис лежала в объятиях Лукаса, все еще уткнувшись лицом в его плечо. Она молчала с тех самых пор, как попросила его не отвозить ее в дом сестры. Позже, когда она придет в себя, он непременно спросит, почему она не захотела ехать к Дрейкам, но сейчас это меньше всего его волновало. Граф все еще не мог справиться с яростью, охватившей его, когда он зашел в гостиную Лэнгли и увидел, как отец ударил свою дочь по лицу и сбил ее со стула. В тот момент Лукас стоял слишком далеко и не мог ему помешать. Граф до сих пор не мог отделаться от мысли, что если бы он приехал минутой раньше, то Айрис не испытывала бы сейчас чудовищную боль. Ему хотелось выместить весь свой гнев на отце Айрис, но он не мог. Сейчас для него важнее была невеста, а не сведение счетов с ее отцом.
– Экипаж подан, милорд.
Голос дворецкого вывел его из раздумий, и Лукас кивнул. Он уже направился к двери, когда Айрис заговорила:
– Лукас, я смогу идти сама.
– Нет. – Ему необходимо было держать ее на руках, чтобы знать, что с ней все в порядке. Кроме того, если он опустит ее на пол, искушение вернуться в гостиную и разделаться с Лэнгли станет непреодолимым.
Айрис попыталась освободиться, но тщетно.
– Лукас, пожалуйста… Сплетен и так будет достаточно. – Очень вовремя она вдруг вспомнила о приличиях.
– Я не отпущу вас, так что можете перестать сопротивляться, моя милая. Но имейте в виду: если вы не прекратите сопротивляться, кто-нибудь может подумать, что я вас похитил.
Айрис тотчас же перестала вырываться, и граф рассмеялся.
– Не вижу ничего смешного в сложившейся ситуации, Лукас.
Он еще крепче прижал девушку к груди.
– Знаю. Все будет хорошо, моя дорогая. Доверьтесь мне. – Собственные слова напомнили Лукасу, как мало Айрис доверяла ему в последнее время, и его пронзила боль, смешанная с яростью. А ее следующие слова лишь подтвердили это.
– Не будет. Я вообще не верю, что когда-нибудь все будет хорошо.
Лукас не закричал на невесту только потому, что она казалась ужасно несчастной. К тому же он понял, что на нее и так кричали слишком много за сегодняшний день – судя по тому, что он услышал в гостиной. Как бы это его ни раздражало, он потом поговорит с Айрис серьезно. Завтра у них будет для этого достаточно времени.
Солнце ярко освещало маленький ухоженный садик, примыкавший к дому бабушки Гарриет. Айрис сидела на пледе возле изгороди, наслаждаясь теплом весеннего солнца. Шаль, накинутая поверх ее малинового платья из муслина, соскользнула с плеч и теперь мягкими складками лежала у ног девушки. Прошло уже три дня после ее скандальной прогулки по парку и последующего бегства к бабушке. Бабушка Гарриет и Пэнси как могли баловали Айрис, но даже их нежность и забота не могли снять тяжкий груз с ее души. К тому же она скучала по Лукасу.
Она знала, что не должна скучать, но ничего не могла с собой поделать – так же как не могла забыть последних слов мисс де Брие: «Миледи, вы не станете слушать меня, если я попытаюсь рассказать вам о наших с Эштоном отношениях. Умоляю вас, спросите у него. У нас с ним не то, что вы думаете».
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики