ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Но это не помогло. – Айрис снова нахмурилась.
– К счастью для нас обоих, я раскрыл твой замысел. – Лукас провел пальцем по щеке девушки. – Признаю, я отчасти несу ответственность за твое безрассудное поведение, потому что утаил от тебя правду о Клэрис.
– Именно поэтому ты настаиваешь на свадьбе? – Айрис не сводила с Лукаса взгляда своих карих глаз. – Ты считаешь себя виноватым в том, что я запятнала свою репутацию?
– Я хочу жениться на тебе по многим причинам. – Лукас опустил руку, развернулся и направился к двери. Лишь достигнув ее, он снова обернулся. – Ты должна доверять мне, Айрис. Наш брак будет удачным.
– В самом деле?
– Да. У нас сходные интересы. Мы оба ценим свое место в обществе и понимаем ответственность, которую оно на нас налагает. Не будем вспоминать о твоем недавнем поступке. Он тебе несвойствен. Кроме того, после свадьбы ты поймешь, что мы питаем друг к другу страстное чувство, какое редко, испытывают представители высшего света.
Лукас верил, что этого вполне достаточно, но, внимательно посмотрев на Айрис, он понял: она его уверенности не разделяет.
Глава 11
Лукас ехал к дому управляющего. Он наслаждался видом сочных зеленых лугов, окружавших его поместье, и свежим ветром, лишенным запахов, загрязняющих воздух Лондона. Возвращаться в город не хотелось.
После свадьбы они с Айрис смогут уехать за город на год или на два без опасений прослыть затворниками. Ожидалось, что молодожены постараются побыстрее обзавестись наследником, которому можно будет передать титул. Граф знал, что с радостью уедет жить в поместье, однако он не повторит ошибки отца и не станет ограждать свою жену от города с его развлечениями.
Лукас хотел, чтобы Айрис была с ним счастлива. Но неужели для ее счастья необходим брак, основанный на взаимной любви?
Его отец считал любовь необязательной для брака и утверждал, что для счастливой семейной жизни достаточно честности и уважения. Айрис была кристально честным человеком, а ее уважение к нему даже не ставилось под сомнение – во всяком случае, теперь, когда она узнала, что Клэрис никогда не была его любовницей. И все же Лукасу казалось, что этих двух составляющих недостаточно для счастливого брака.
А почему, собственно, он всегда верил, что их достаточно?
Его родителей нельзя было назвать слишком веселыми и общительными людьми, но Лукас старался не думать о неприятных сторонах их брака. Когда он вспоминал о том, что его мать ступила на путь саморазрушения лишь после смерти мужа, неприятные стороны брака родителей казались ему незначительными. Его мать нельзя было назвать необыкновенно счастливой, но, связанная узами брака, она была по крайней мере жива.
Впервые за много лет, прошедших с момента ее смерти, Лукас задумался о том, стоила ли игра свеч. Отец не любил мать, поэтому отказаться от того образа жизни, который радовал бы ее, для него было проще всего. Лукас остановил своего мощного серого жеребца. Эти самые холмы и долины, столь дорогие сердцу его отца и самого Лукаса, стали тюрьмой для его веселой и беззаботной матери. Неужели именно отсутствие любви в браке толкнуло ее на поиски нового чувства после смерти мужа?
Мать Лукаса слишком часто произносила слово «любовь», порхая от одного возлюбленного к другому. Лукас не доверял этому призрачному чувству, а Айрис искренне верила в свою любовь к нему. Скорее всего это было правдой, иначе зачем она с таким упорством добивалась от него взаимности.
Лукас не мог себе представить, что любовь Айрис та же яркая, но быстро надоедающая игрушка, которой словно безумная упивалась его мать. Нет, это что-то совсем другое. Но что, если ее вообще не существует на свете?
Разумеется, это не безумная страсть к новому любовнику или любовнице. Ведь подобное чувство угасает так быстро. И право контролировать жизнь другого человека тоже нельзя назвать любовью. А ведь именно так вел себя отец Лукаса по отношению к его матери. Но в таком случае что же такое любовь?
Проще было спросить себя, какие чувства он питает к своей невесте.
Да, он хотел ее, как никакую другую женщину на свете, и его стремление обладать ею было для него важнее всего – состояния собственного комфорта, мнения света. Айрис принадлежала ему на каком-то подсознательном уровне, чего Лукас не мог постичь до конца. Он даже допускал, что это какая-то первобытная потребность, которую джентльмен, представитель высшего общества, не может носить в своей душе. При мысли о том, что он может потерять Айрис, Лукас чувствовал себя так, словно наглотался битого стекла.
Любовь ли это? Если он признается Айрис в любви, она не станет препятствовать их браку, Лукас был в этом уверен. Лишь врожденная честность помешала ему развернуть коня и отправиться на поиски невесты, чтобы сказать ей о своих переживаниях. Пока он окончательно не поймет, что буря эмоций, терзающих его душу, и есть любовь, он должен молчать.
В одном Лукас был уверен: он ни за что и никогда не отпустит от себя Айрис, будь его чувства любовью или просто страстью.
Без Айрис он не сможет жить.
Айрис пыталась читать лежащие перед ней бумаги. Она хотела сделать очередное капиталовложение, но ее почему-то не увлекал, как прежде, процесс сбора и сравнения информации, полученной из разных источников, чтобы вложить деньги как можно выгоднее. Вновь и вновь она возвращалась мыслями к Лукасу.
День свадьбы неумолимо приближался, и приготовления к ней шли полным ходом. Навещая Айрис в доме бабушки Гарриет, мать не забывала с досадой вспомнить о предстоящем предсвадебном завтраке. Траты на него она считала крайне неразумными, потому что после скандальной выходки Айрис ни один человек, уважающий нормы поведения в свете, на завтрак не приедет. Хотя она все же разослала приглашения и заказала невероятно дорогие блюда, которые готовил специально нанятый повар-француз.
Айрис поняла: если она расторгнет помолвку сейчас, мать никогда ей этого не простит. Их отношения не стали теплее после произошедшего на прошлой неделе, но леди Лэнгли вновь разговаривала с дочерью. Она смягчилась настолько, что завела с Айрис разговор, которого страшатся все матери, а большинство дочерей надеются избежать. Айрис не была исключением.
До этого момента она с нетерпением ждала замужества, не боясь его интимной стороны. Но леди Лэнгли, приняв невозмутимый вид, посоветовала дочери принести с собой в спальню перед первой брачной ночью что-нибудь, во что можно вонзать зубы, дабы без криков протеста впервые выполнить свою супружескую обязанность. И сердце Айрис дрогнуло.
Заметив ее состояние, мать заметила все с тем же невозмутимым видом, что иногда эта сторона замужества может быть весьма приятной. Но все же лучше приготовиться к худшему. Потом леди Лэнгли окончательно успокоила дочь, сообщив, что со временем интимные отношения налаживаются.
В конце своей тирады она посоветовала Айрис приготовиться к невероятной боли, сопровождающей начало супружеских отношений, и не досаждать мужу, обливаясь слезами по этому поводу.
Айрис была почти уверена, что Лукас никогда не причинит ей боли, но мать заявила, что мужчины не всегда могут себя контролировать. Впрочем, во время их последнего разговора Лукас произвел на Айрис именно такое впечатление.
Прежде чем уйти, мать заверила Айрис, что отец приедет на свадьбу, хотя он и не считает уместным посещать дочь в доме бабушки Гарриет.
В конце концов, это в любом случае его обязанность.
Сердце Айрис сжалось от боли при мысли, что ее отец появится на свадьбе только из чувства долга. По обязанности. Неужели он не испытывает к ней ни малейшей привязанности?
В библиотеку вошел лакей, прервав печальные размышления Айрис. Девушка подняла глаза от разложенных на столе бумаг.
– Да?
– Вам письмо, миледи. – Слуга передал молодой леди запечатанное послание из плотной белой пергаментной бумаги.
– Спасибо. – Она кивнула, отпуская слугу, а потом сломала печать и развернула конверт, из которого выпал единственный белый листок.
Айрис быстро пробежала глазами по строкам, после чего перечитала послание еще раз, чтобы удостовериться в том, что она правильно поняла содержание.
Леди Айрис!
Кое-кто может решить, что вас пора поздравить с предстоящим замужеством, но неужели вы всерьез полагаете, что мужчина с безупречной репутацией, коим считается Святой, может обрести счастье рядом с такой женщиной, как вы?
Вам удавалось дурачить все высшее общество на протяжении двадцати лет. Но вы ведь совсем не леди, не так ли? Безгрешный лорд Эштон будет потрясен, когда узнает, что вы всего-навсего незаконнорожденная дочь лорда Лэнгли. Все остальное общество будет потрясено не меньше.
Ваша прогулка по парку с бывшей актрисой – ничто по сравнению с известием о том, что бракосочетание ваших родителей состоялось всего четыре года назад, а не двадцать один, как все наивно полагали.
Если вы хотите сохранить тайну и оставить репутацию ваших родителей незапятнанной, вы расторгнете свою помолвку и исчезнете из жизни Святого.
Столь безупречный джентльмен не сможет быть счастлив рядом с такой женщиной.
Подписи не было. Да и кто решится подписаться под такими омерзительными и жестокими словами?
Первой мыслью Айрис было, что какая-то леди, имевшая виды на Лукаса, узнала ее секрет и с его помощью пытается избавиться от соперницы.
Могла ли мисс де Брие написать это письмо? Нет. Она собиралась выйти замуж и уехать во Францию. Вряд ли она попыталась бы расстроить свадьбу Лукаса. Кроме того, поездка по Гайд-парку, помнится, весьма расстроила ее. Если бы ей хотелось навредить Лукасу и расстроить его помолвку с Айрис, поведение бунтарки было бы ей только на руку.
Но среди представительниц высшего света были и другие леди, желающие выйти замуж за такого знатного и богатого жениха. Например, ее бывшая подруга Сесили Карлайл-Джонс. Ее супруг прожил всего год после их свадьбы, и намерение Сесили сделать выгодную партию ни для кого не являлось секретом.
Сесили испытывала неприязнь к Айрис и ее семье, но как она могла узнать правду о скандальном прошлом лорда и леди Лэнгли?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики