ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Из переплета прямо в Римо вылетело шесть пуль. Он увернулся, но со стороны Халаффы это был лишь отвлекающий маневр. Стоило Римо поддаться на его уловку, как увешанные полками стены разошлись и комнату наполнили свирепые воины местных кочевых племен. Их сабли рассекали воздух, словно лазерные лучи.
— А вот теперь атака по внутренней линии, — скомандовал Чиун.
Летали сабли, по замысловатым узорам ковра ручьями текла кровь. Крики раненых эхом разносились по каменным лестницам и пустынным коридорам. И вот все стихло.
Римо, Чиун и Руомид Халаффа молча глядели друг на друга. Одежды Халаффа были забрызганы кровью. В его безумных глазах застыли обреченность и страх. На мгновение он замер, озираясь в поисках путей отступления.
Но отступать было некуда. Только окошко-бойница связывало его с остальным миром, но оно находилось на высоте нескольких этажей. На грязной улице внизу копошились люди. Они спешили по своим делам, молча перешагивая через облепленный мухами собачий скелет, валявшийся возле лотка торговца дынями. Город уже проснулся, лениво копошась под ослепительными лучами южного солнца.
Халаффа не сводил глаз со своих противников.
— Нет, вам не взять меня голыми руками! — вдруг крикнул он и принялся карабкаться на подоконник. — Вас настигнет праведный гнев моего народа! Он разделается с вами, подлые убийцы! Он отомстит вашей никчемной стране!
Несколько собравшихся внизу зевак посмотрели вверх и увидели, как их диктатор собирается совершить прыжок. Он что-то кричал — диктаторы всегда что-то кричат. Принц Анатоль тоже перед смертью что-то кричал. И следующий будет кричать точно так же. Зеваки отвернулись и отправились по своим делам.
— Граждане Заднии! — призывал Халаффа. — Враги нации сеют разрушение и бедствия в нашей стране! Поднимитесь и сразитесь с ними! Боритесь, с ними на прекрасных городских улицах, которые я вам дал! И в ваших уютных домах, моем вам подарке! Штурмуйте дворец и убейте тех, кто осмелился посягнуть на жизнь вашего вождя! Убейте! Убейте! Убейте!
— Хватит болтать, — раздраженно сказал Римо. — Будут они штурмовать дворец или нет?
— Идите сюда и спасите мою жизнь, вы, жалкие кретины! — вопил Халаффа — Во имя славы... славы... — Он замахал руками, стараясь удержать равновесие — Зад... — выкрикнул он, падая из окна.
С глухим стуком тело упало вниз, как раз возле лотка с дынями, рядом с трупом пса. Видя, как на его товар брызнула кровь, торговец визгливо заорал на Халаффу. Мухи оставили собачий труп и немедленно перекочевали на новый, отдав должное неожиданно появившемуся деликатесу. Теперь прохожие без лишних слов перешагивали сразу через два трупа.
— Так умирает могучая скала, — философски заметил Чиун. — Рассыпается в прах и теряется среди забытых песков.
Римо вскинул на него глаза.
— Неплохо сказано.
— Такова корейская мудрость. — Аккуратно обходя разбросанные по комнате трупы, Чиун подошел к стене и снял большой портрет Халаффы в богато украшенной резьбой золотой рамке. — Это как нельзя лучше подойдет.
— Тебе что, нужен его портрет?
— Ни в коем случае.
Ногтем большого пальца Чиун вырезал портрет из рамки и протянул рамку Римо.
Тот с удивлением уставился на странный подарок.
— Спасибо, конечно, но, честно говоря...
— Прекрасная рама для портрета Читы Чинг.
Римо застонал.
— В корейском национальном костюме, — добавил Чиун.
Глава двадцатая
Харолд В.Смит сидел у себя в кабинете и казался еще более кислым, чем всегда. Перед ним лежала куча бело-зеленых полосатых компьютерных распечаток.
— Где Римо?
— Скоро придет, — ответил Чиун.
Смит потряс перед носом Чиуна пачкой бумаг.
— Сегодня утром в Черных горах, штат Южная Дакота, были обнаружены тела пятнадцати солдат, одетых в военную форму времен второй мировой войны. Все они умерли от старости. Вам что-нибудь известно об этом?
— Откуда? — невинно спросил Чиун.
— Они умерли от старости, — повторил Смит.
— Все мы не вечны, — пожал плечами Чиун.
— Ведь это и есть та самая Команда? — прошипел директор КЮРЕ. — Команда Фокса. Римо их не убил. У них был приказ совершить покушение на президента США, а этот негодяй оставил их в живых! Я прав?
Чиун вздохнул.
— Что я могу знать? — грустно произнес он. — Я всего лишь старый человек на закате своих дней, мечтающий лишь о том, чтобы слабый лучик прекрасного озарил беспросветную тьму моей жизни. Я просил тебя, о могущественный император, лишь о маленькой фотографии прекрасной Читы Чинг в бессмертном одеянии ее родной страны, но, увы, даже в этой скромной просьбе мне было отказано. И я принял отказ. Я всего лишь недостойный раб, наемный убийца, душа которого никому не нужна. Жалкая песчинка среди больших камней на берегу жизни...
— О, давайте не будем об этом! — устало попросил Смит.
* * *
— Черт побери, хотела бы я видеть, как ты будешь поджариваться на медленном огне! — прорычала Чита Чинг, наблюдая, как Римо связывает ей руки, закрепляя веревку аккуратным морским узлом.
Ноги ее уже были привязаны к стулу, выполненному в стиле раннего Гестапо, как и вся остальная мебель в комнате. Все тело у Римо было в синяках. По тому, как она брыкалась, Римо заключил, что она проходила журналистскую практику во Вьетконге.
После долгой борьбы ему все же удалось нарядить ее в ниспадающие красно-желтые атласные одежды, взятые напрокат. Она уже трижды сбрасывала их с себя, так что когда ему удалось надежно привязать телеведущую к стулу, наряд представлял из себя сплошные лохмотья, скрепленные клейкой лентой.
— Я же сказал: мне нужна только фотография, — объяснил Римо.
— Тогда свяжитесь с моим агентом, идиот! Из тюрьмы. Незаконное вторжение в частную квартиру в этом штате считается преступлением, болван.
— Хорошо, хорошо, приношу свои извинения, — говорил Римо, наводя фотоаппарат. — Но я просил вас по-хорошему. И обращался к вашему агенту, но вы мне отказали.
— Вы правы, черт вас побери! — завопила Чита. — Какой-то извращенец просит меня позировать в этом дурацком наряде, словно взятом из какой-то мыльной оперы. Так чего же вы ожидали?
— Фотографии, — терпеливо повторил Римо.
— Полагаю, потом вы захотите меня изнасиловать.
— Ошибаетесь, — успокоил Римо. — Улыбочка!
— Я знаю, что на уме у людей вроде вас. Стоит вам увидеть симпатичную девчонку, как вы уже готовы на все, лишь бы ее заполучить.
— Если мне когда-нибудь доведется увидеть симпатичную девушку, я уж стану решать на месте, как с ней поступить. Так что не говорите ерунды.
— Знаете, кто вы такой? — вскипела Чита.
Римо вздохнул, переводя кадр. Он собирался отснять целую пленку этой гарпии во всей красе, чтобы Чиун мог сам выбрать наилучший ракурс этого отвратительного женского существа. Возвращаться сюда Римо не собирался.
— Нет. Расскажите.
— Сексуальный маньяк, капиталист, империалист, раздувающая военную истерию свинья, — сообщила Чита с торжествующей улыбкой.
— Великолепно. — Римо как раз успел отснять два кадра. Старику понравится, что Чита улыбнулась. — А еще?
— Что еще?
— Скажите, что еще вы обо мне думаете.
На мгновение Чита задумалась.
— Грязный, омерзительный, отвратительный дегенерат? — осторожно спросила она.
— Отлично, просто прекрасно! — воскликнул Римо, щелкая фотоаппаратом. Это выражение лица будет числиться как «безмятежные думы». — А еще несносный, нахальный, порочный, бесчеловечный зверь?
Чита просияла, ее лицо озарила невинная радость.
— А что, неплохо. Честно, неплохо. Вам нужно заняться подготовкой теленовостей — там масса возможностей для настоящего творчества.
— Я уже заметил. Лучше назовите меня империалистическим милитаристом, вам это больше идет.
— Как вы смеете разговаривать со мной в таком тоне, вы, мерзкий, вонючий, безмозглый ублюдок!
— Потрясающе! — Римо сделал еще два кадра. — Мерзкий — это хорошо. Напоминает улыбку.
— Сравнили Божий дар с яичницей, — ухмыльнулась Чита.
Римо снова нажал на кнопку.
— Я такой, — ласково улыбнулся он. — И вы мне очень симпатичны.
Чита испустила воинственный клич.
— Вы грязный слизняк, тошнотворный паразит, вшивый ниггер и вонючий засранец! — взвизгнула она.
Римо закончил пленку.
— Ну, вот и все. Вы держались очень естественно. Вашу бы фотографию да на разворот иллюстрированного журнала. Вами мог бы заинтересоваться «Солдат удачи». Они любят печатать фотографии танков. Было приятно познакомиться.
Пытаясь сбросить веревки, Чита прыгала на стуле так, что он отрывался от земли.
— Эй, вы не смеете так уйти! Развяжите меня!
— Я позову консьержа.
* * *
Чиун поставил фотографию на самое почетное место — прямо на окно. Она полностью закрыла собой свет.
— Если мы обратимся сюда в поисках солнца, то найдем его в лучистых глазах Читы Чинг, — сказал он.
— Великолепно, — ответил Римо, поднимая глаза от книги, которую тщетно пытался читать. — Хотя она лучше смотрится в темноте.
Он вновь обратился к книге. Там рассказывалось о кинозвездах тридцатых годов. Страницы, посвященные Пози Понзелли, были порваны и замусолены В который уж раз Римо смотрел на ее портрет — здесь она выглядела такой, какой он ее помнил.
— Да, порадовал ты меня, сынок.
— Я рад, папочка, — тихо ответил Римо.
Пози уже не вернешь. Может, так оно и лучше? Она сама говорила, что есть кое-что пострашнее старости, а уж она знала, что говорит. Но он очень скучал по ней и ничего не мог с собою поделать.
— Сердце мое почти исполнено счастья, — гнул свое Чиун.
— Хорошо.
— Я говорю «почти», потому что недостает еще одной детали, одной мелочи, которое сделала бы мое счастье полным.
Римо промолчал.
— Я сказал, недостает одной мелочи, — возвысил голос Чиун. Римо с негодованием посмотрел на него. — Конечно, если тебе безразлично счастье старика на закате дней... — Римо снова попытался читать. — У меня такая маленькая, скромная просьба, — продолжал Чиун. — Сущий пустяк. Мелочь из мелочей...
— Что еще, черт побери? — воскликнул Римо, захлопывая книгу.
Лицо корейца осветилось предвкушением чего-то очень приятного.
— Просто я подумал, — сказал он, так и подпрыгивая на месте, — как было бы мило, если бы мы могли сфотографироваться вместе:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики