ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Она резко повернулась к Римо.
— Так что не стоит терять время и соблазнять меня. Больше вы ничего не узнаете.
— А вы довольно сообразительная.
Она присела рядом с ним, глаза с красными веками глядели мрачно. Постепенно в них появились искорки улыбки.
— Было довольно смешно, когда вы изображали, что я вам нравлюсь.
— Простите меня, Цецилия, — сказал Римо.
— Да ничего. Такое уже случалось раньше. Но моя гордость вовсе не сдерживает меня, — мягко рассмеялась она. — Какая гордость, если я готова принять все, что только возможно. Но не больше. Торнтон Ивс, был для меня чем-то большим, чем мимолетное увлечение. Хотя я должна заметить, что вы ужасно хорошо это делали.
Римо улыбнулся.
— Думаете, я ненормальная, да?
— Нет, — мягко произнес он. — Я так не думаю. Мне даже кажется, что вы более нормальная, чем ваша мать. И что у вас гораздо больше гордости, чем вам самой кажется.
Цецилия достала из кармана несвежий платок и высморкалась.
— А вы тоже ничего. Жаль только, что вы репортер.
— Раз и навсегда: я не репортер. Я не могу вам сказать, на кого я работаю. Все, что я могу сказать, это то, что этим делом не занимается полиция, и поэтому если вы не поможете мне, все мы потеряем массу времени. То, что Ивс мертв — ужасно, но, к сожалению, мы имеем дело не с единственным убийством.
— С двумя, — сказала Цецилия. — Вчера ухлопали командующего Военно-воздушными силами.
— О'кей. А вы позвонили в ФБР вместо полиции просто потому, что не могли вспомнить номер «9-1-1».
Она посмотрела на Римо долгим взглядом:
— Вы точно на нашей стороне?
— Да. Вы мне поможете?
Она пожала плечами:
— Если смогу. А что вы хотите?
— Список гостей. Со вчерашней вечеринки.
— Он в библиотеке. Сейчас я принесу.
В списке было сто с лишним имен:
— Как вы думаете, откуда стоит начать?
— В любом случае это не займет много времени. Большинство людей из этого списка вы все равно не застанете дома. Они все сейчас там же, где мои мать и папа, на жироферме.
— Где это?
— Не знаю точно. Меня никогда не приглашали туда. Да это и не важно. Просто какая-то клиника в Пенсильвании, точно такая же, как в Швейцарии, только ближе. Грязевые ванны, тоник, морковь на обед, — такого типа. Так мне мать рассказывала.
— А как насчет остальных? Мог ли кто-нибудь хотеть убить адмирала Ивса?
— Конечно, — ответила Цецилия. — Русские, ливанцы, ООП, Красные бригады, Баадер-Мейнхоф, красные китайцы, — можете продолжить. Вы же знаете, он был командующим Военно-морским флотом.
— Никак не можете обойтись без сарказма, — сказал Римо, — Мне этого дома хватает.
— А, вы тоже живете с матерью?
— Почти.
Она проводила его к двери и распахнула ее с хрюканьем.
— Спасибо, — сказал Римо. — Вы очень расстроитесь, если я поцелую вас на прощанье?
Она улыбнулась.
— Попробуйте.
Он легко прикоснулся к ее губам. Она покраснела.
— Вы не собираетесь сейчас вновь заняться моей левой мочкой?
Глава четвертая
Первых восемнадцати человек из списка гостей Спанглеров в городе не оказалось. Когда Римо прозвонил все номера из Вашингтона, Вирджинии и Мэриленда, он решил заняться нью-йоркскими адресами.
Под номером девятнадцать в списке значился некто Бобби Джей, имя, знакомое Римо по телевизионным передачам, которые смотрел Чиун, в то время, когда Римо занимался гимнастикой. Судя по телевизионной рекламе, Бобби Джей обладал одним из выдающихся в мире голосов, известным раньше только утонченным вкусам европейцев, а теперь, благодаря телевидению, ставшим доступным и американцам. Судя по рекламе, его пластинки не продавались в магазинах, факт благосклонно принимаемый миллионами, поскольку у Бобби Джея в сущности, абсолютно отсутствовал слух.
Только что вернувшись из Атлантик-сити со званого ужина в ресторане «Стик Хаус Фила», Боби Джей сам отправился открывать дверь своей квартиры в мансарде дорогого дома на Манхэттене. Ему было около тридцати, у него были красиво уложенные волосы и немного детское, без морщин лицо, выказывавшее отрицание всего, мало-мальски предполагавшего умную мысль.
— Привет, красавчик, как твой мерзавчик? — пропел он в приветствии, щелкая пальцами в такт.
Судя по обстановке гостиной, состоявшей из скульптуры, картин, вышивок и других художественных средств, изображающих обнаженные мужские задницы, Римо отчетливо понял, что через секунду Бобби Джей взорвется потоком сюсюканья.
Он оказался прав.
— Сладкий мой, ты из службы сопровождения?
— Я странник, — сказал Римо, — и хотел бы им остаться.
Глаза Бобби Джея просканировали мускулистую фигуру молодого мужчины, стоявшего перед ним, одетого в джинсы и черную футболку.
— Вы хотите сказать, что явились сюда не для того, чтобы отвезти меня в аэропорт? — спросил он.
— Только не говорите, что вы тоже уезжаете из города.
— Всякий и каждый, мой дорогой. О, черт! Где этот парень? Я так раздражен, что сейчас закиплю. — Его лепет сменился на легкий присвист. Он плюхнулся на гигантскую белую софу, стоявшую в обрамлении свежесрезанных лилий. — Проходи, присядь рядом. Мне станет немного легче.
— Слушай приятель, если я расположусь здесь рядом с тобой, могу гарантировать, что легче тебе не станет.
— Ладно, похоже, мне лучше уже не будет. Ну все-таки, кто ты такой? Грабитель или что-то в этом роде? В такой тонкой футболочке... Между прочим, сейчас январь.
— Я не грабитель. Мне нужно задать вам несколько вопросов о вчерашней вечеринке.
— По поводу кого, Элвуда? Ничего особенного не было. Это была одна из тех встреч... — пропел он.
— Я о приеме в доме Спанглера.
— ...одна из веселеньких встреч...
Римо поймал руку Бобби Джея своей железной рукой.
— Ах ты, огромное животное, — сказал Бобби, захлопав ресницами.
— Мне нужен разговор, а не песни.
— Боже, какой натиск! А какие красивые у него руки. Такие широкие и непослушные. Хорошо. О чем тебе надо поговорить со мной, кареглазый? Хочешь узнать о том, как я стал звездой? В буквальном смысле, я проснулся знаменитым.
— Я хочу поговорить об адмирале Торнтоне Ивсе, командующем Военно-морским флотом.
— Вы знали его?
Бобби Джей захихикал:
— Не в Библейском смысле.
Римо схватил его за воротник:
— Если ты не будешь прямо отвечать на мои вопросы, я тебя пришибу.
— Мне так нравится, когда ты изображаешь из себя грубияна.
Римо заставил себя сосчитать до десяти.
— О'кей, давай с начала. В каких отношениях вы были с адмиралом Ивсом?
— Ой, я тебя умоляю. С этим стариком? У меня не может быть никаких отношений с шестидесятилетним матросом. Что я по-твоему, такой приставучий? Я лучше утону в море слоновьей мочи. Слушай, а я никогда об том не задумывался — слоновья моча — как изысканно звучит. Как думаешь?
— Думаю, что ты тянешь время. Твои друзья имели дела с адмиралом?
— О, Господи, нет. Он не был в группе.
— В какой группе?
Бобби Джей похотливо улыбнулся и пододвинулся к Римо.
— В группе посвященных, разумеется. В группе бомонда. «Ка Элов». В группе тех, кто причастен.
— Как, например, кто?
— Как все. Миссис Спанглер и сам сенатор — они в группе. Пози Понзелли — актриса...
— Пози Понзелли? Я думал, что она умерла.
— О небо, конечно нет! Она до сих пор привлекательна. Для женщин, конечно. Хотя ей должно быть уже лет сто, — злобно добавил он. — Но это наша Шангри-ла. Ой, я кажется, не должен был этого говорить. Так трудно хранить секреты от мужчины своей мечты.
— Шангри-ла?
— Ага. Знаешь: «Твои поцелуи уносят меня...»
— Я знаю мелодию, спасибо.
Бобби Джей погладил его руку:
— Это оздоровительная клиника.
— В Пенсильвании?
— Да. Ты там был?
— Нет, — сказал Римо. — Туда собиралась миссис Спанглер, когда я с ней разговаривал. И что клиника?
— Теперь я правда ничего не могу говорить. Они все просто взорвутся, если узнают, что я рассказал о нас чужому. Ты ведь понимаешь, правда? Если все узнают о Шангри-ла, тогда все нищие толстяки со всего света будут штурмовать эту клинику.
— Конечно, — сказал Римо — Вам не захочется чтобы чужие, нехорошие люди находились там с вами, такими как вы и остальные «ка эмы».
— Ка Элы, — поправил Бобби. — Сокращение от слов «Красивые Люди».
Он еще плотнее прижался к Римо.
— Похоже, ты считаешь красивым человека с черными глазами и сломанным носом?
Бобби Джей отпрянул, презрительно фыркнув.
— Плебей. А я чуть не спросил тебя, не хочешь ли ты присоединиться. Да ты все равно не можешь. Я тебе скажу, ты не достаточно богат. На твоей футболке даже нет какого-нибудь имени.
Римо вытащил список гостей, который дала ему Цецилия Спанглер. Имя Пози Понзелли было в списке среди тех, кого Римо не застал на месте. Она тоже уехала из города.
— Просмотри эти имена, — попросил Римо. Бобби прочел и вернул бумагу.
— Да?
— Ты сказал, что сенатор и миссис Спанглер отправились в это местечко Шангри-ла? Несомненно, что Пози Понзелли отправилась туда же, да и ты собираешься по тому же адресу. Есть ли в этом списке другие члены вашего клуба?
— Ну конечно же, красивый мой. Большинство.
— Где это место?
— Ой-ой-ой, я же говорил тебе, что не могу больше открывать секретов. Если только ты не думаешь присоединиться.
— В таком случае, я присоединяюсь.
Бобби рассмеялся.
— Это не так просто. Вступительный взнос составляет три тысячи долларов, а твой годовой доход должен быть не меньше полумиллиона.
— Полмиллиона? А ты-то как туда попал?
— У меня сосед работает в налоговой инспекции, — сказал Бобби.
— Ничего себе клуб. А что происходит на ваших встречах?
— Этого я точно не могу сказать. Мы все поклялись хранить тайну.
— Я надеюсь, скажешь, — сказал Римо, скрутив ухо Бобби пока лицо певца не исказилось от боли.
— О-о-о, — простонал он. — Еще пожалуйста. Так приятно болит!
Римо остановился. Это было бесполезно. Может быть он вообще пошел не по тому пути? Ведь адмирал Ивс не был членом группы посвященных «Ка Элов». Придется начать все с начала.
— Забудь об этом, — сказал он.
— Ни за что, — вздохнул Бобби. — Это было замечательно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики