ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Ни за что. Это в папке с телефоном Греты, и я никогда не открою ее простому смертному.
— Судя по вашему внешнему виду, вы тоже простой смертный.
Бардих поднялся.
— Я не обязан выслушивать это от вас.
— А как насчет этого? — сказал Римо, протягивая ему толстую пачку купюр.
Смитти держал его при деньгах. Не то, чтобы Римо было много нужно, но время от времени деньги могли пригодиться.
— Сколько здесь? — спросил Бардих. Глаза его горели.
— Посчитайте. Думаю, достаточно, чтобы вступить в Шангри-ла, если это то, о чем вы мечтаете. Дайте только мне посмотреть, что у вас есть об этом местечке.
— Но мне еще нужно иметь больше полумиллиона дохода в год, чтобы меня приняли, — захныкал Бардих.
— Скажите, что получили наследство. Папки!
— Думаю, это не повредит. Наследство, а? Может, они и поверят. Пересчитывая деньги, он вытащил ржавый ящик, а из него тонкую папочку. В ней был один-единственный листок, на котором от руки был нарисован план местности на северо-западе Пенсильвании. — Я сам набросал его на основе рассеянных разговоров, но он довольно точен, — сказал Бардих. — Я даже съездил туда, чтобы удостовериться в его правильности, но они не пустили меня. Он помахал перед собой пачкой долларов. — Теперь они это сделают.
— Я думал, что вам уже слишком поздно.
— Я покрашу волосы. Они примут меня. Я займу там свое место. Я стану одним из «Ка Элов». — Он упал на колени и схватил Римо за колени. — Спасибо! Храни вас Бог, — скрипел он, волочась за Римо до самой двери.
Такие вот дела, думал Римо. Если все, кто последними видели адмирала Ивса, были в Шангри-ла, — он отправлялся туда же. И это обошлось ему всего лишь в пять или шесть тысяч долларов наличными.
— Вы уверены, что вам не нужен телефон Греты? — прокричал Бардих вслед Римо.
Римо позвонил Смиту и рассказал о бесполезных встречах.
— Они что, все уехали?
— Практически. Они находятся в Пенсильвании, это клиника или что-то в этом роде, называется Шангри-ла. Последний болван, с которым я разговаривал, сказал, что они там молодеют.
— Это то, о чем объявляют все подобные заведения, — сказал Смит.
— Да, я знаю. Но похоже, что только это действительно помогает.
Он рассказал о несоответствии возраста гостей вечеринки их внешнему виду и о том, что Бардих говорил о докторе Фоксе.
— Многие люди в свои пятьдесят выглядят на двадцать лет моложе, — проговорил Смит, запуская свой компьютер. — Это такой возраст. Как вы сказали — Фокс?
— Феликс Фокс.
Некоторое время телефон молчал, слышно было только как работает компьютер.
— Странно, — сказал Смит, и снова погрузился в тишину, в то время как жужжание и писк компьютера в трубке нарастали.
— Между прочим на улице всего два градуса, а я стою в открытой телефонной будке, — сказал Римо.
— Очень странно, — опять пробормотал Смит. — У меня есть на экране Феликс Фокс, но у него слишком короткая биография, в основном из архивов ИРС — налоговой службы. Похоже, здесь нет даты рождения.
— Думаю, это означает, что его вообще не существует, — съязвил Римо.
— Возможно, — ответил Смит. Харолд Смит полностью доверял своим компьютерам. Они не могли, полагал он, давать неправильных ответов.
— Его показывают по телевидению, где он орет на всю страну, — пытался возразить Римо. — Его фотография на обложке журнала «Лица».
— И похоже, что его жизнь началась с публикации его книг, — сказал Смит. — Тогда, когда появляются первые сведения о нем в ИРС. А до этого — ни банковских счетов на его имя, ни кредитных карт — ничего. Как будто он материализовался всего год назад.
Римо вздохнул.
— Я просто звоню для того, чтобы узнать, что делать. Мне все равно, есть этот парень или его нет. Но если хотите, я поеду в Шангри-ла.
— Прекрасно. Я попробую свериться со своими данными.
— И еще одна вещь — мне понадобится немного денег.
Кислый голос на том конце измученно произнес:
— Я же только что перевел вам несколько тысяч долларов.
— Я отдал большинство из них одному парню для омоложения.
Телефонная трубка всхлипнула и линия отключилась.
Глава шестая
Патрульный полицейский Гари МакАрдл в двадцатый раз за сегодняшний день открыл выдвижной ящик своего стола и схватил спрятанный там маленький резиновый штемпель.
Это его спасение! Спасение от счетов на аренду квартиры, продукты. Спасение от тягот Рождества и Нового года, от истощения, в которое попал и без того его мизерный банковский счет. А штемпель, если он будет пользоваться им достаточно часто, поможет ему продержаться на плаву до очередного продвижения по службе и повышения зарплаты. Штемпель мог спасти его.
Он не думал о том, что это незаконно. Многие парни — даже совсем молодые желторотики, как и сам он, — брали взятки с уличных торговцев, которых они должны были арестовать, или собирали дань с публичных домов. Но МакАрдл играл честно. Он хотел быть полицейским, хорошим полицейским. И тем не менее, он понял, как хороший полицейский может оказаться выжатым после первого Рождества в жизни своего сына, когда в январе пришли счета. Поэтому МакАрдл каждую ночь оставался на сверхурочное дежурство, редко видел жену и сына, с ног валился от усталости, и теперь не имело большого значения — было это легально или, нет.
Хотя Герберт снизу уверял, что здесь нет ничего противозаконного. Он клялся ему в этом, здесь в приемной. Все, что требовалось от МакАрдла — это ставить штамп на любом донесении, где упоминается слово «фокс» — «лисица», и за это он получит правительственный чек на двадцать долларов. Чек без имени, названия отдела, без налога на прибыль. Чистые деньги. И Герберт тоже получит чек, только за то, что при занесении информации в компьютер, добавит в начале кода лишнюю цифру девять.
Оглядевшись по сторонам, чтобы убедиться, что его никто не видит, МакАрдл промокнул печать о штемпельную подушечку и оставил оттиск на клочке бумаги из своего стола. Это была серия номеров, начинавшихся с трех нулей.
Разве это могло быть незаконно? Никто кроме Герберта даже не увидит текст донесения до того, как он будет внесен в компьютер, а Герб тоже имел к этому отношение. А после всего, когда текст пройдет через компьютер и выйдет уже зарегистрированным и готовым к хранению, его также никто не увидит, ну разве что это будет что-то очень важное, да и в этом случае это будет кто-то из компьютерщиков.
— Но кто все-таки платит деньги? — спросил тогда в приемной МакАрдл Герберта.
Герб уже занимался подобными вещами раньше. Не с «лисами», но с другими ключевыми словами. Время от времени на протяжении нескольких лет Герб, который начинал свою карьеру за пределами дежурной части 37-го участка, получал телефонный звонок. Поначалу он думал, что кисло звучащий голос был каким-то чудачеством, но поскольку ему нечего было терять, он добавил девятку к нужному документу только для того, чтобы посмотреть, что случится. А случилось то, что он получил чеки за каждый документ, который он занес в компьютер с цифрой 9. Никаких концов. Никаких вопросов. Только деньги.
— Я не знаю, — ответил Герб. — Но точно, не мафия присылает нам чеки от правительства Соединенных штатов. Думаю, что это ЦРУ.
— Что? Ты что, сошел с ума? Зачем ЦРУ могли понадобиться лисицы?
— Откуда мне знать? — сказал Герб. — Может в Нью-Йорке развелись бешеные лисы и ЦРУ хочет их всех выловить. Все что мне известно, это то, что они очень спешат на этот раз, и не могут ждать, пока отчеты спустят сюда, в архив, обычным путем. Именно поэтому тебе придется помечать штемпелем всю информацию со словом «лисица» и самому приносить ее сюда. Понял?
МакАрдл был настроен скептически.
— Все равно я не могу понять, почему ЦРУ заинтересовалось нашим участком.
— Не терзай себя, детка, — сказал Герб. — У меня есть приятель в северной части города, у которого точно такой же штамп, как у тебя. Мы их сами сделали, так, как объяснил тот тип по телефону. А когда пришел первый чек, там даже была некоторая сумма на покрытие расходов по изготовлению этого штампа. И если это не правительство, то я не знаю кто.
Итак, Гари МакАрдл взял штемпель, и понес его с собой, и остался на службе сверхурочно, и поужинал на своем рабочем месте, на тот случай, если подвернутся какие-нибудь «лисьи» документы. Теперь он с грохотом захлопнул ящик стола, потому что дураку ясно, что на Манхэттене нет никаких лис.
И тут пришла Дорис Домбровски.
Это была рыжая неряха с таким количеством веснушек на лице, что можно было покрасить Гудзон в оранжевый цвет. Она завизжала на дежурного сержанта.
— Что это за безобразие, что за сборище?! Что все эти бездельники делают здесь вместо того, чтобы бороться с преступностью на улицах города, где вы и должны находиться?
— Полегче, — устало остановил ее дежурный сержант. Он тоже работал сверхурочно всю неделю. — Какие проблемы?
Рыжеволосая хлопнула ладонью по стойке.
— Проблема в том, что моя соседка уже десять дней как пропала, а вы, тунеядцы, болтаетесь здесь, как будто ждете, когда вам поднесут пиво.
— Вы подавали заявление об исчезновении? — спросил сержант.
— Да, я заполняла заявление об исчезновении, — передразнила она. — На прошлой неделе. Через день после того, как Ирма пропала. А вы даже не помните. Как могут налогоплательщики надеяться, что...
— В Нью-Йорке пропадает очень много людей, мэм, — произнес сержант. Он взял карандаш и начал записывать. — Имя?
— Чье?
— Ваше.
— Дорис Домбровски.
Сержант поднял глаза от бумаги.
— Да, я помню, вы — стриптизерша.
— Слушайте. Я исполнительница экзотических танцев.
Она отработанным движением взбила волосы.
— Верно, — заметил сержант. — В «Розовом котенке». А кто ваша подруга? Та, что потерялась?
— Ее зовут Ирма Шварц, точно так же, как и неделю назад, — сказала Дорис.
— О'кей, подождите секундочку, — он рассыпал по столу стопку бумаг. — Шварц. Шварц...
— Что это вы смотрите? — спросила Дорис.
— Убийства. Шварц... Ирма, — сержант вновь поднял глаза. — Мне очень жаль, мадам, но ее имя здесь.
Дорис уставилась на него открыв рот.
— Убийства?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики