ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  прогноз для России на 2020-е годы 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Что до бунджи-ламы, то Чиун собственноручно взгромоздил его на переднее пассажирское сиденье.Уильямс обнаружил это, лишь сев за руль. Он поспешно открыл все окна и через зеркало заднего вида зло сверкнул глазами на мастера Синанджу.Чиун сиял простосердечной доброжелательностью.Римо завел машину, и вскоре они уже катили по юго-восточной скоростной автостраде, к северу от Логанского аэропорта. Обычно это шоссе называли «автострадальной дорогой», но в это утро движение было довольно спокойным.По внутреннему переговорному устройству послышался раскатистый голос Кулы:– Почему в холодильнике нет кумыса?– Напомните, чтобы, когда мы вернемся, я устроил им в конторе разнос по этому поводу. Да это просто возмутительно: нет кумыса! – отозвался Римо.– Ты живешь в совершенно нецивилизованной стране, Белый Тигр.– Кто бы спорил, только не я.– Не расстраивайся. В моем личном воздушном корабле кумыса хоть залейся.Римо заморгал.– У тебя личный самолет?– А как, ты думаешь, я сюда прибыл, на кобыле?И все дружно рассмеялись над белым придурком, которого мастер Синанджу так радушно принял под свое крыло в надежде превратить если не в корейца, то уж в человека, хоть немного его напоминающего.Самолет оказался чистого небесного цвета с серебряными полосами вдоль бортов. Этот «Боинг-747» принадлежал какой-то экзотической авиакомпании, имени которой, впрочем, на фюзеляже не значилось, только на хвосте виднелся силуэт тяжелого колеса, водруженного на древко с девятью конскими хвостами. Римо знал, что таков был бунчук Чингисхана.По обеим сторонам люка навытяжку стояли первый и второй пилоты, одетые в традиционные халаты – дэлы – монгольских кочевников. Стоило только мастеру Синанджу, Куле и Лобсангу Дрому покинуть лимузин, как они низко поклонились.Римо принялся таскать сундуки, и оба пилота разом закричали, чтобы он пошевеливался.– Заткнитесь, – тихо буркнул Уильямс, укладывая сундуки Чиуна в открытое багажное отделение. – А то я вам хвосты прищемлю.Последний сундук – с бунджи-ламой – он отнес прямо в кабину к пилотам.В салоне была тьма кромешная. Все вокруг, включая и окна, было завешено пестроцветными монгольскими коврами, даже на полу вместо кресел только груды ковров. Лишь кое-где стояли низкие табуреты и сундуки.Римо уже приходилось бывать в войлочных монгольских юртах. Убранство салона напоминало ему эти кочевые жилища: только юрты обычно круглые и просторные, в самом центре стоит очаг, и от него к открытому отверстию в крыше ведет труба.Здесь очага не было, никакой дыры в потолке не зияло, но впечатление было такое, что он находится в очень длинном гере.– Поставь сундук с бунджи-ламой на почетное место! – крикнул Кула, кивнув на великолепный восточный ковер.– И закрой за собой дверь, – вмешался пилот.Выполнив все, что ему велели, Римо расположился на полу.– Приятно сознавать, что все это богатство не испортило тебя, Кула, – польстил он монголу.Кула просиял:– Тебе понравился мой воздушный корабль? Здесь есть все современные удобства: микроволновая печь, комната с колодцем.– А где же стюардессы?Кула непонимающе уставился на Римо.– Он имеет в виду рабынь, – пояснил Чиун.Кула нахмурился:– Мы не разрешаем монгольским женщинам летать. Не то у них будут рождаться двухголовые уродцы. Летать разрешается только воинам.– А американские женщины летают? – полюбопытствовал Лобсанг Дром.– Постоянно, – ответил Римо.– А как же поступают с детьми, которые рождаются с двумя головами?– Мать выбирает, какая голова ей больше нравится, и отпиливает лишнюю, – выпалил Уильямс.– Американки очень умные, – сказал Кула.– Может, американская женщина с огненными волосами и в самом деле бунджи-лама? – пробормотал Лобсанг Дром как раз в тот момент, когда заработали реактивные двигатели и увешанный коврами фюзеляж затрясся.Через минуту-другую они оказались в воздухе.Лобсанг Дром закрыл глаза и стал медленно и тягуче повторять священный звук «Ом».В руке он крутил что-то похожее на коробку из-под кошачьей еды на палке. Усыпанный бирюзовыми камнями деревянный ящик все вертелся и вертелся, издавая легкое поскрипывание.– И как долго это будет продолжаться? – поинтересовался Римо.– Молитвенное колесо, – пояснил Кула. – Туда кладут листок бумаги с записанной на нем молитвой. С каждым оборотом колеса молитва обретает все большую силу.– Но нам предстоит долгий полет, – простонал Римо.Кула растерянно моргнул.– Сколько переходов до этой земли, которая называется Калифорния?– Переходов?– Меньше пяти часов, – объявил Чиун.– Если ехать на коне?– Самолетом.Лобсанг Дром мгновенно широко открыл глаза. Они с Кулой обменялись удивленными взглядами.– Такое большое расстояние?– Это огромная страна, – кивнул Чиун. – Хотя и с отсталой культурой.Кула, нахмурившись, откинул ковер и расплющил свой и без того плоский нос о стекло иллюминатора.– Но я не вижу стад яков!– У них нет яков, – ответил Чиун.– Ни одного?– Ну, может, несколько полуголодных буйволов.– Оккупационная армия не сможет здесь раздобыть себе достаточно пропитания, – вставил Римо.Лицо Кулы потемнело.– Тогда мы приведем с собой яков. Как наш мирный дар. Чтобы усыпить бдительность белых людей. Пусть думают, что мы несем с собой мир.– Я вижу, вы не скрываете своих захватнических планов, – покосился на монгола Римо. – Вы намереваетесь доскакать на конях от внешней Монголии до самого Лос-Анджелеса и там объявить о переходе власти в ваши руки?Кула отпрянул от окна.– Конечно же, нет!– А как вы думаете провернуть это дело?– Очень просто. Япония закупила в Америке и других так называемых цивилизованных странах много земель и предприятий.– Верно.– Когда они скупят почти весь мир, мы захватим Японию. Остальные так испугаются, что не посмеют даже оказать сопротивление.– Похоже, у вас разработан долгосрочный проект.– Рим не за один день был захвачен, – беззаботно произнес Кула.– Ты хочешь сказать, что Рим не за один день был построен, – поправил Римо.– А что, думаешь, за один день можно захватить империю?– Должен тебя предупредить, что американский народ окажет сопротивление.– Я тебе кое-что покажу, – отозвался Кула, вынимая из изукрашенного ларца толстую книгу в кожаном переплете. Он нашел какую-то определенную страницу и передал фолиант Римо. Пробежав глазами строчки, тот увидел, что речь там идет о Чингисхане. Толстый палец Кулы указал на последний абзац. В былые времена критически настроенные персидские, китайские и арабские писатели клеймили Чингисхана как жестокого, безжалостного разрушителя, но его терроризм, в сущности, представлял собой тщательно рассчитанный вид психологической войны. Он никогда не ставил своей целью истребление людей вообще, как Гитлер, или какого-то общественного класса в частности, как Сталин и Мао. Несмотря на то что Чингисхан и разрушил несколько культурных центров, как правитель он проявлял терпимость к разным религиям и этническим меньшинствам. Сегодня Китай относится к нему сочувственно, Россия – осуждающе, тогда как в Монголии его почитают как символ монгольской государственности...
– Что за идиот накатал такую чушь? – спросил монгола Римо.– Это отрывок из знаменитой мудрой американской книги, которая называется «Энциклопедия», – гордо ответил тот.В руках Римо и в самом деле держал энциклопедию. Ту самую энциклопедию, которую можно найти во всех школьных и университетских библиотеках.– Это открывает нам новые глубины падения политических взглядов, – пробурчал он, возвращая том.Кула так и лучился улыбкой.– Болдбатор Хан хорошо изучил западный образ мышления. Если мы станем убивать и грабить, не обращая внимания на национальную принадлежность, религию и цвет кожи, нас никто не осудит. К тому же мы, разумеется, проявим милосердие в своих завоевательных походах. Если какой-нибудь город, к примеру, сдастся без сопротивления, будут истреблены только мужчины.– Как вы добры к бедным отсталым американцам! – саркастически пролепетал Римо.– Будущее за царством мира, принесенного Монголией! – по-прежнему сияя, провозгласил Кула.– Будет очень хорошо, – одобрил Чиун, – если вы принесете восточную культуру в эту прозябающую во мраке невежества страну.Посмотрев на учителя, Римо спросил:– Значит, когда монгольская кавалерия вторгнется в нашу страну, ты будешь молчаливо наблюдать со стороны? Но ведь Америка платит тебе золотом!– Император Смит нанимает мастера Синанджу с одной-единственной целью: чтобы по его приказу он расправлялся с врагами Америки, – сказал Чиун. – Предотвращение каких-либо вторжений не входит в мои обязанности. Если император объявит Болдбатора Хана врагом Америки, я его убью. С сожалением, конечно, – добавил он, чтобы хоть как-то ублаготворить Кулу.– А если ты убьешь моего Хана, я вынужден буду отрубить твою прославленную голову, – парировал Кула. – Хотя и буду очень огорчен.– Какая смертная рука может остановить события, – вмешался Лобсанг Дром, – может предотвратить события, предопределенные Колесом Судьбы?– Но ведь мы все равно возродимся! – засмеялся Кула. – Все, кроме Белого Тигра, который, как христианин, лишен такой возможности.– А я и не хочу возрождаться, – заявил Римо. – Так-то вот!– Римо хочет сказать, что не желает возрождаться христианином, – поддел его Чиун.– Чушь собачья! – выпалил Уильямс и отправился в туалет, чтобы набрать воды из-под крана. Когда он вернулся, Кула и Лобсанг с нескрываемым ужасом уставились на бумажный стаканчик в его руке.– В чем дело? – удивился Римо.– Неужели ты собираешься пить воду, предназначенную для мытья рук? – спросил монгол.Белый придурок, с удовольствием осушив бумажный стаканчик, ответил:– Колодезная вода вредна для моего здоровья. Глава 7 Утром, в шестидесятый день своего рождения, Скуирелли Чикейн проснулась, ожидая просветления.Она сбросила прикрывавшую лицо маску и часто заморгала голубыми глазами, глядя на струящийся из окон солнечный свет. Тихий океан снаружи катил свои волны на ее частный пляж.– Мне шестьдесят! – воскликнула она, садясь на постели. И цветом, и текстурой волосы ее походили на морковные очистки. – Это как раз тот возраст, когда женщины обретают мудрость.Однако в солнечном сиянии не чувствовалось никакой мудрости. Только глазам стало больно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   принципы идеальной Конституциисхема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииполная теория гражданских войн и  национальная идея для русского народа
загрузка...

Рубрики

Рубрики