ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  полная теория гражданских войн
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И монгол поднял золотую статуэтку, знакомую всем, кто наблюдал раздачу призов Академией.– Это тот самый идол, о котором говорил бунджи-лама! – вскричал Чиун. – Тот самый!– В самом деле? – удивилась Скуирелли.– Это ваш идол? – строго спросил Лобсанг.– Да, конечно, мой.– Им была подперта дверь, ведущая в комнату с колодцем. Как будто это какая-нибудь ненужная вещь.– Да, я подпирала этой статуэткой дверь. А что делать бедной девочке, когда у нее столько идолов!– Он не похож на Будду, – заметил Лобсанг – Как его зовут?– «Оскар».– «Ос-кар»? Как он оказался в ваших руках?– Да он у меня уже миллион лет.И тут все вдруг заметили дым.– Откуда этот дымок? – спросил Чиун.– Из сундука старого бунджи-ламы! – воскликнул Кула. – Видишь? Бунджи-лама требует нашего внимания.– Проклятие! – выругался Римо.Монгол откинул крышку сундука. Изнутри вырвался столб вонючего дыма. Запах был такой, будто горит высохшая навозная куча.– Что ты хочешь нам открыть, О Свет Угасший? – спросил Лобсанг у сморщенной мумии.Но старый бунджи-лама, окутанный дымом, по-прежнему молча сидел. И вдруг его расшитое золотом одеяние вспыхнуло ярким пламенем.– Старый бунджи-лама весь пылает! – воскликнул Лобсанг. – Он покидает нас. Что это может значить?– Это значит, – сухо отозвался Римо, – что он горит.Прямо у всех на глазах мумия почернела, съежилась и превратилась в груду закоптившихся костей и пепла.Взорам присутствующих вдруг открылась золотая статуэтка без лица, с мечом в соединенных вместе руках.– Смотрите! – закричал Кула. – Еще один идол без лица. Точно такой же, как и первый!– Это знак, – изрек Чиун. – Бунджи-лама подтвердил, что идол истинный, магическим образом явив другого, точно такого же.– Это правда? – поинтересовался Лобсанг у Скуирелли.– По-моему, весьма убедительно, – усмехнулась та в ответ.При этих словах Лобсанг Дром и монгол Кула простерлись ниц перед Скуирелли Чикейн.– Мы твои слуги, о Свет, наконец-то Воссиявший! – воскликнули они.Скуирелли Чикейн радостно завопила:– Я – бунджи-лама! Я – бунджи-лама! Я так и знала, у меня такая потрясающая карма. Это даже лучше, чем выиграть в «Колесе фортуны».– Она бунджи-лама, – недовольно хмыкнул Римо.Актриса от радости танцевала по всей комнате.– Вот будет новость для моих друзей. Вот будет новость для моей матери. Я бунджи-лама. И буду такой бунджи-ламой, какой свет не видывал!– Вот уж поистине чудо, – прорычал Кула, смахивая с глаз слезу.Приблизившись к мастеру Синанджу, Римо шепнул:– Не хотелось бы нарушать всеобщее ликование, но это я спрятал «Оскара» в сундуке.– Я знаю.– Откуда?!– Потому что заметил, как вытянулось твое бледное лицо, когда ты увидел статуэтку.– Погоди минуточку. Ты хочешь сказать, что вывел всех из комнаты, потому что знал, что я спрячу статуэтку?– Да.– Почему же ты не указал на нее сам?– Потому что я указал на все остальные знаки. Пора было выступить кому-нибудь другому.– А как насчет второй статуэтки?Чиун пожал плечами.– Иногда боги улыбаются дважды за один день.– Прекрасно. Выходит, я помогаю тебе в твоих обманах.– Никто ни к чему тебя не принуждал.– Что будем делать раньше?– Праздновать великое событие. Наши буддийские друзья наконец-то нашли свою затерявшуюся верховную жрицу, – произнес Чиун.– Похоже, верховная жрица уже празднует свою великую удачу. – Римо кивнул на Скуирелли Чикейн. Присев на корточки, она, как стареющий битник, отбивала барабанную дробь по лысой голове Лобсанга Дрома; тот, впрочем, не жаловался. * * * – Итак, – начала актриса, удобно устраиваясь на диване, – расскажите мне о бунджи-ламе. Какова я была? Кто были мои возлюбленные? Любила ли я тогда вишни в шоколаде?Все сели на полу в кружок, в позу лотоса. Служанка подала им тофу Тофу – кушанье, приготовляемое из соевого молока.

и морковный сок. Скуирелли уплетала за обе щеки замороженный персиковый йогурт.Римо отсел в сторонку, потому что ему не нравилось, как на него поглядывает актриса. Если бы за похотливый взгляд давали срок, она получила бы на полную катушку.– Не важно, кем вы были, – произнес Лобсанг. – Важно, кем вы отныне станете.– Да?– Вы бунджи-лама.– Вы хотите сказать, что я была бунджи-ламой? Но ведь лама – это животное. – Скуирелли хмуро взглянула на свой йогурт. – Я видела целое стадо, когда в последний раз была в Перу От этих животных пахло еще противнее, чем от мокрых овец.– О Свет Воссиявший! Вы были бунджи-ламой во времена минувшие и теперь вновь возродились. Вы всегда были бунджи-ламой и всегда будете бунджи-ламой, пока наконец не обретете духовное совершенство и круг ваших перерождений не замкнется.Проглотив йогурт, женщина покачала головой:– Я вас не понимаю. Как я, Скуирелли Чикейн, могу быть бунджи-ламой?– Теперь вы уже не Скуирелли Чикейн, – объяснил Лобсанг, – а бунджи-лама.– О'кей, – задумчиво протянула Скуирелли. – Допустим, я бунджи-лама. К этому делу надо отнестись серьезно. Прежде всего я должна знать, как одевается бунджи-лама.Лобсанг Дром растерянно захлопал глазами.– Как одевается?– Да. Каков должен быть мой гардероб? Ведь должен же быть у меня гардероб!– Конечно. Я захватил с собой ваше одеяние для медитации.– Римо, – скомандовал Чиун, – принеси новой бунджи-ламе одеяние для медитации.Римо поднялся.– Иди помедленнее, Римо! – крикнула ему вслед Скуирелли. – Я хочу помедитировать на твои ягодицы.Римо с убитым видом, пятясь, вышел из комнаты.Через несколько мгновений он вернулся с сундучком из эбенового дерева. Лобсанг Дром, поставив его перед собой, с благоговением открыл. Достав оттуда свернутое шелковое одеяние, он с церемонным поклоном протянул его Чикейн.Женщина взяла балахон, развернула, и ее стареющее лицо гамена разочарованно перекосилось.– Оранжевая мантия? Но это же не мой цвет! А ничего цвета бургунднского вина у вас нет?Лобсанг вздрогнул.– Она получила плохое воспитание, – тотчас нашелся Чиун. – Совершенно очевидно, что новая бунджи-лама, затерявшись вдали от Тибета, страдает амнезией.Лобсанг кивнул.– Она действительно страдает от потери памяти.– Я?– Она должна получить новое воспитание и образование, – настаивал Чиун.– Вы буддистка? – спросил Лобсанг у Скуирелли.– Баптистка.– Это одно и то же.– Тут сам черт не разберется, – вмешался Римо.– По-моему, мы не представились друг другу как следует. – Женщина покосилась на Уильямса. – Я Скуирелли Чикейн.– Римо Буттафуоко, – отозвался Уильямс.– Какой-нибудь родственник?– Он моя сестра.– Сестра?– Да. Но это пока еще не открылось.Скуирелли с озадаченным видом посмотрела не него.– Знаете, я подозревала это.– Весьма проницательно с вашей стороны.– Вы знаете сутры? – спросил Лобсанг.Женщина оторвала взгляд от пустой чашки из-под йогурта.– Сутры?– Ну да, учили вы их в детстве?– У меня есть «Камасутра». – Она сладко улыбнулась Римо. – Я знаю эту книгу наизусть. Практика позволяет достичь совершенства.– С этого дня, – изрек Лобсанг, – вам надлежит соблюдать обет целомудрия.– Обет целомудрия?!– Да. Вам не следует есть мяса и яиц, и вы должны ежедневно заниматься медитацией.– Я уже придерживаюсь всех этих принципов.– Вот доказательство, что она истинная буддистка, хотя и сбилась с праведного пути.– Послушайте, я сделаю все что нужно, только бы стать бунджи-ламой!– Вы пожалеете об этом.– Ш-ш-ш, – зашипел на него Чиун.– Интересно почему? – насторожилась Скуирелли.– Потому что я уже участвовал в затеях Чиуна. Все они кончаются одинаково: вокруг одно дерьмо. Он же выходит сухим из воды.– Я вижу, вы неплохо просвещены.– Во всяком случае, не внушаю себе, будто бы уже некогда жил.– Но ведь так оно и было, – тряхнула головой Скуирелли. – Будьте, как и я, человеком открытым.– Если вы человек открытый, то только потому, что у вас дыры в голове.– Римо и в самом деле жил в прошлом, – мягко сказал Чиун.– Ни хрена подобного!– Ты был Лу Обесчещенным. Корейцем и мастером Синанджу.– Это верно, Белый Тигр? – спросил Кула. – Ты и в самом деле был корейцем в своей прежней жизни?Все вопросительно и весьма благожелательно посмотрели на Римо. Он чувствовал себя пьяницей, явившимся на свое первое антиалкогольное собрание.– Я не хочу об этом говорить, – буркнул он и поспешно выскочил из дома. * * * Римо понуро брел по берегу, то и дело хмуря брови и ощущая противное посасывание под ложечкой. Тем не менее, следов за ним на песке не оставалось. Ходить вкрадчиво, как кошка, вошло у него в привычку, и теперь он даже не сознавал этого.Смеркалось. Прибой что-то бормотал на своем древнем языке, вода расстилалась по песку холодным пенным покрывалом, и она непременно смыла бы все следы, если бы даже Римо умудрился их оставить.Уильямса воспитали католиком. Он также изучил западную физику, утверждающую, что человек не может обогнать мчащийся автомобиль, влезать по плоской стене высокого здания, увернуться от летящей пули и загнать палец в стальную плиту. Однако под наставничеством Чиуна Римо научился подобным премудростям. И вот после того как мастер Синанджу разрушил его иллюзорные представления об этом мире и своем в нем месте, он бросил вызов и его религиозным верованиям.Когда Харолд В. Смит нанимал Чиуна, чтобы тренировать Римо, он всего лишь хотел иметь хорошо обученного убийцу, владеющего боевым искусством Синанджу, для проведения необходимых американцам операций. Однако белый человек, отобранный для этой цели Смитом, все сильнее и сильнее ощущал себя продолжателем длинного рода мастеров Синанджу.Двадцать лет назад Уильямс не чувствовал никаких неудобств, живя представлениями сразу о двух мирах, он как-то смирился с этим, все еще сохраняя верность своей стране. Но какая-то часть его души тянулась к унылой корейской деревушке в Западно-Корейском заливе, где возник род Синанджу, который еще за много столетий до рождения Христова служил тронам старого мира. По мнению Римо, он не был связан с корейцами кровными узами. Но долг, традиции и честь объединяли его со всеми предшественниками-мастерами. Мастера Синанджу появлялись всего один-два раза в столетие. А он был первым белым человеком в их клане и мог по праву гордиться этим.Много лет назад, во время выполнения одного из их первых заданий, Чиун поведал своему ученику о прорицании Синанджу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   схема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииэтническая структура Русского мира и  национальная идея для русского народа
загрузка...

Рубрики

Рубрики