ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  полная теория гражданских войн
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Смиту так и не удалось выяснить, что это такое.Смит глотнул еще минеральной и продолжил – строчку за строчкой – изучение расходов.В карточке на имя Римо Буттафуоко он заметил два обратных авиабилета. Уильямс и Чиун куда-то летали, интересно куда? В следующей графе значилась сумма, уплаченная за взятый напрокат в Лос-Анджелесе автомобиль. Автомобиль был нанят на два дня. Обслуживался он в Малибу.Смит нахмурился. Малибу, Малибу? Почему это место вызывает у него какое-то беспокойство?И тут он вспомнил. За три дня до этого на Скуирелли Чикейн было совершено покушение в Малибу. Именно там волны вынесли на берег несколько убитых китайцев.Какого дьявола они там?..Смит подошел к компьютеру и стал внимательно просматривать файл на бунджи.Всего шесть тел. Просматривая последние донесения, он понял, что китайцы были убиты обычными методами, используемыми в таких случаях Римо и Чиуном. Мастер, очевидно, выпотрошил их своими сверхтвердыми ногтями. Те же, чьи лица были превращены в бесформенное месиво, а глотки передавлены, пали, по всей видимости, жертвами Римо. Помрачнев, Смит подосадовал, что не догадался раньше, чьих это рук дело.Он снял трубку и набрал контактный номер Уильямса.– Меня нет дома, – ответил сонный голос. – Катись ко всем чертям!– Римо, это Смит.– Смитти, что новенького? Вернее, что плохого?– Римо, – сухо произнес Смит. – Я в курсе, что вы с Чиуном несете ответственность за китайцев, убитых в Малибу.– О'кей, – признался Римо. – Сейчас слишком рано, чтобы врать. Там действительно без нас не обошлось.– Пожалуйста, объясните мне, как все это произошло, – холодно проговорил Смит. – Это была несанкционированная операция.– Поговорите лучше с Чиуном. Вообще-то это его операция.– Я хотел бы вначале услышать твою версию.Голос Римо отдалился, затем зазвучал громче:– Эй, Чиун! С тобой хочет поговорить Смитти...– Римо, я же просил...– Чиун, ты проснулся?Молчание на том конце провода затянулось. Наконец в трубке вновь послышался голос Уильямса:– Проклятие! Подождите у телефона, Смитти.Крепко прижав трубку к уху, Смит слышал, как скрипели, открывались и закрывались двери, затем донеслись чьи-то шаги.– Его нет, – удивленно произнес Римо.– Я хочу выслушать ваше объяснение.– Вы не поняли, Смитти, Чиун и в самом деле исчез. Исчезли и два наших сундука, правда, все это долбаное золото пока на месте.– Золото?! Какое золото?– Долбаное золото, которое он получил от монголов.– Монголов?! Каких монголов? Давайте выкладывайте все с самого начала.– Попробую изложить по порядку, а там уже как получится, – усмехнулся Римо.– Ну!– Вы знаете историю о тибетском монахе, который заявился в дом Скуирелли Чикейн и объявил ее бунджи-ламой?– Да.– Так вот сперва он заявился ко мне. Вместе с этим монголом Кулой. Помните его по войне в Персидском заливе?– Продолжайте.– Они попросили Чиуна отыскать им бунджи-ламу.– Отыскать? Вы хотите сказать...– Да, Чиун отвел их прямо к Скуирелли. Проделал какие-то фокусы-покусы, пустил пыль в глаза и в конце концов просто включил телик с «Шоу Пупи Серебряной Рыбки». Тут-то она и объявилась!– Пупи Серебряная Рыбка?– Да нет же, Скуирелли Чикейн! Она вырядилась так, будто жила в какой-то другой жизни, и Лобсанг сразу же заглотил приманку.– Лобсанг – тибетский монах?– Точно!– А вы-то тут при чем, Римо?– Я? Можно сказать, сбоку припека. Таскал их вещи, а за это мне мылили затылок. Когда китайцы вознамерились убить Скуирелли Чикейн, мы с Чиуном вовремя оказались на месте и прикончили их. Если была какая-то польза от нашей поездки, то, видимо, выразилась только в этом.– Не согласен с вами, – холодно произнес Смит. – Уж лучше бы Скуирелли убили, чем она возымела это нелепое намерение стать тибетской ламой.– Думаю, Чиун полностью поддержал ее начинание. Недаром же он поехал за ней в Тибет.– Думаю, вы недалеки от истины, Римо, – согласился Смит. – Вчера мастер позвонил мне и попросил очередной отпуск.– Он сказал, куда едет?– Насколько я понял, в деревню Синанджу.– Это нетрудно проверить. Наберите 1-800-СИНАНДЖУ. Если Чиуна нет и его там не ждут, значит, он направился в Тибет.– Минутку, – бросил Смит, переключая телефонные линии. Он набрал 1-800-СИНАНДЖУ и услышал ворчливый старческий голос, который что-то сказал по-корейски.– Я... ищу... мастера Синанджу, – тщательно проговаривая слова, начал Смит.– Его великого могучества здесь нет, – отозвался голос на каком-то странноватом английском.– И вы его не ждете?– Нет, не ожидаем... Что-нибудь передать? Может, надо низвергнуть трон в какой-нибудь стране?– Нет, спасибо. Я перезвоню.Вновь связавшись с Римо, Смит сказал:– В Синанджу его не ждут. Должно быть, он правда в Тибете.– Ну и дела! – простонал Уильямс. – Не знаю, кого и жалеть: тибетцев или китайцев.– Римо, – повелительно продолжил Смит, – нельзя допустить, чтобы Скуирелли Чикейн нарушила баланс сил в Тибете.– Баланс сил? Страна порабощена китайцами. Какой же тут баланс сил?– И все же это так. Тибет в основном представляет собой горное плато. Это высокий горный район Азии. Оттуда китайцы могут наблюдать за Индией, которую считают своим врагом. Тибет является непроходимым препятствием для всех вражеских сил, находящихся внизу. Известно также, что в некоторых, малодоступных районах Тибета китайцами установлены ракеты дальнего действия. Поэтому китайцы очень чувствительны к тибетскому вопросу и полны решимости удержать эту страну любой ценой.– Так пишут в газетах.– Открытый мятеж в Тибете может повлечь за собой вмешательство Монголии или Индии, связанных с этой страной религиозными узами. Если начнется новый китайско-индийский конфликт, Пакистан, являющийся союзником Китая и ожесточенным врагом Индии, несомненно, откроет второй фронт. Пакистан – ядерная держава. Вы понимаете, что это значит?– Да. Бай-бай, Индия... Проклятие!– Немедленно выезжайте в Тибет, Римо.– То, что произошло с тибетцами, по всей видимости, нас не касалось?– И да, и нет. Но теперь, когда я знаю, что мастер Синанджу положил начало цепи событий, ведущих к кризису, наш долг – остановить Скуирелли Чикейн.– Чей это «наш», белоглазый? – буркнул себе под нос Уильямс. Глава 19 Накануне отбытия из Индии в Тибет сорок седьмой бунджи-ламе не спалось.Обуреваемая дикими снами, она беспокойно ворочалась на своем канге, что и было отмечено в священной летописи. Опускалось, правда, что бессонница в значительной мере была вызвана большим количеством съеденных вишен в шоколаде.Сидя на канге, слишком взвинченная, чтобы спать, актриса своими безупречно правильными зубами, свидетельствующими о высочайшем духовном развитии, хрумкала шоколадную оболочку, предварительно высасывая сладкий нектар.Время от времени она напевала себе под нос: Я Будда. Будда это я. Я сижу под деревом бодхи Бодхи – просветление.

. Не плачь обо мне, Пасадена-а-а. У обители далай-ламы под названием «Дхарма-сала» собрались тибетские изгнанники. Вращая в руках свои молитвенные колеса с кисточками, они внимали чудесным звукам. Те, кто понимал английский, переводили.– Новый бунджи-лама поет сладко-сладко, как всякая женщина, – отмечали другие.– Подойди же, «Эвита», – пела бунджи.Последнюю фразу не так-то легко было перевести, посему в следующем столетии эти слова вызывали много споров среди буддистов.– Бунджи, бунджи! – взволнованно кричали тибетцы. – Благослови нас, о бунджи!Скуирелли Чикейн слышала эти крики, но не понимала их значения. Да и зачем ей понимать? Главное – в связи с ее новым призванием ей никак нельзя игнорировать своих новых поклонников.Облаченная в свое шафранно-желтое одеяние, в остроконечном колпаке, благодаря которому маленькая танцовщица казалась выше ростом, Скуирелли вышла на большой балкон, откуда далай-лама обращался к своим приверженцам.Женщина все еще посылала воздушные поцелуи бурно приветствующей ее толпе, когда появился Лобсанг.– Они всего лишь хотят испить твоей мудрости, о Будда! – изрек Лобсанг.– Я скажу проповедь, а ты переведешь, – кивнула ему Скуирелли и, повысив голос, начала: – Сегодня первый день всей вашей остальной жизни.Лобсанг перевел фразу на тибетский, затем на хинди.– Этот день должен стать поистине великим днем, – добавила Скуирелли.Толпа затаила дух. Внимавшие простерлись ниц, упершись лбами о землю. Смотрелось это действо как подходящее упражнение для аэробики.– Их сердца вместе с тобой, бунджи, – отметил Лобсанг.– О, великий миг! Скажи им... скажи, что жизнь – это блюдо, полное вишен.Лобсанг перевел. Собравшиеся приподняли головы. На бунджи-ламу устремились тысячи моргающих недоуменных глаз.– Что-то не так? – забеспокоилась Скуирелли.– Они не знают, что такое вишни.– А что тут знать? Вишни есть вишни.– Они бедные и никогда не только не ели, но даже не видели вишен.– Тогда скажи им, что жизнь – это блюдо с тсампой.Едва Лобсанг перевел последние слова, тибетцы вновь ткнулись лбами в землю.– Знаете что? – изрекла вдруг Скуирелли, купаясь в почтительном обожании новой публики. – Я думаю, можно отснять неплохую видеокассету: «Поклонение вместе с бунджи». * * * С восходом солнца из сарая вынесли позолоченный паланкин далай-ламы. Тибетцы растроганно плакали. Когда-то этот паланкин использовался, чтобы унести далай-ламу из Тибета; теперь же на нем должны были унести величайшего ламу всех времен в Лхасу, где она воссядет на Львиный трон, изгнав из страны жестоких ханьских китайцев.Приверженцы нового бунджи-ламы выстроились вдоль дороги, ведущей к горному перевалу. Они растянулись плотными шеренгами, как большие цветы, до самой границы.Некоторые счастливцы видели, как бунджи вышла из дома далай-ламы. У них захватило дух, когда далай-лама шесть раз простерся перед бунджи, а бунджи ни разу не поклонилась в ответ.С царским величием Скуирелли опустилась в паланкин, и носильщики подняли его без малейшего ропота.Впечатление было такое, будто бунджи весит не больше, чем цветок.Паланкин двинулся в путь. Перед ним шагал свирепый монгол, взглядом выискивая в толпе возможных убийц. Высоко над головой он нес шафранно-желтый зонт далай-ламы; это означало, что факел передан новому духовному вождю.Рядом с бунджи, гордо расправив плечи, шел святой Лобсанг Дром, но никто даже не взглянул на него.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   схема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииэтническая структура Русского мира и  национальная идея для русского народа
загрузка...

Рубрики

Рубрики