науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Волхва вызвали, – пояснила спутникам Светорада. – Недешево это обойдется селению. Вон сколько подношений приготовили.
Собравшиеся поселяне были не с пустыми руками: пришли с корзинами, где лежали бережно переложенные соломой яйца или белые куски сыра, одни держали домотканое полотно, другие прижимали к себе кур или уток, а какая-то пара принесла крохотного, видимо из недавнего окота, ягненка.
– Это все дары служителю, – сказала княжна. – Люди не всегда к ведунам обращаются, ценя их посвященное служению богам время. Однако, если вызвали ведуна, нельзя отпустить его с пустыми руками. Но главное, чтобы предрек доброе.
– А отчего это ваш жрец так пялится на березу? – заинтересовался грек Ипатий.
– Ясно отчего. Весна в этом году припозднилась, а теперь наступает так быстро, что люди волнуются – успеют ли с севом? Вот и кликнули волхва, чтобы тот определил по примете: если сможет он смотреть на солнце сквозь крону березы не щурясь, то продолжать сев бесполезно. Если же листва не больше дирхема агрянского и солнце легко пробивается сквозь нее, то день-два еще можно сеять.
Царевич Овадия негромко хмыкнул.
– А разве селяне сами не смогут определить такое, без богослужителя?
– Так ведь покон же, древний обычай… – начала было княжна, но закусила губу, стараясь не засмеяться. А как увидела веселые искорки в глазах молодого хазарина, не удержалась, захохотала звонко, а за ней и Овадия, и даже выдержанный грек зашелся негромким мелким смехом. Только угрюмый Гуннар смолчал. Он вырос в смоленском краю и не понимал, как можно высмеивать старые обычаи.
Неподалеку от селения на ниве трудились поселяне. Княжна Светорада, заслонясь рукой от солнца, с удовольствием смотрела на них. Ей было любо видеть, как важно шествуют впряженные в ярмо волы, как отпадают от лемеха ломти рыхлой жирной земли. В полосу садятся грачи, тычутся носом и тут же взлетают, когда сеятели подходят ближе. Мужики в легких зипунах машут рукой из стороны в сторону, засевая полосу. Шаг, второй – и золотой дождь летит из горсти. Зерна падают в свежую землю, а сеятель бормочет про себя заклинание, положенное для благого произрастания семян.
– Ну что, едем? – спросил нетерпеливо Овадия, для которого не было ничего интересного в работе этих людей.
В селении шла своя жизнь. Мужики разогревали пахучую смолу, смолили рассохшиеся за долгую зиму лодки, плотничали, стучали молотками; старик, сидя на завалинке полуземлянки, плел веревку; в стороне молодая селянка проветривала одежду, достав ее из ларей и развешивая на припеке.
На грядках подле избенок бабы засевали огороды. Проследив за их движениями, Ипатий спросил:
– Отчего женщины на грядках все время плюются?
Девушка так и зашлась от смеха.
– Да не плюются они! Вот наберет хозяйка в рот заранее замоченных семян капусты или брюквы и фыркнет что есть силы. Семена ровно разлетаются по грядке.
– Откуда вы все это знаете, княжна? – удивился Ипатий. – Вы ведь в тереме выросли, в тепле да безмятежности. Откуда же эти познания в грязном деле смердов?
Глаза Светорады неожиданно стали серьезными.
– Это моя земля. Я все здесь люблю, все мне интересно.
– Но ведь вы однажды уедете? – пытливо спросил грек. – Удел дочерей улетать из родного крова, обживать новый дом.
И, словно облачко грусти легло на личико Светорады, она отвела рукой вьющуюся на ветру прядь волос.
– Это останется со мной навсегда. Как счастье, которое никогда не забудешь.
Но в следующий миг она уже опять улыбнулась:
– Поехали!
И – с места в галоп. Ветер, солнце, звонкий девичий смех, летящие по ветру волосы…
Но вскоре открытые места сменились густым ельником. Высокие мохнато-зеленые красавицы ели хранили в своей чаще полумрак, и весна здесь напоминала о себе лишь звонким перещелкиванием птиц в ветвях, да голубеющими у дороги свежими звездочками подснежников.
На развилке дорог стоял деревянный идол Белеса, покровителя путешествующих. Подле этого изваяния всадники заметили склонившуюся странную фигуру, услышали монотонное бормотание. При их приближении молящаяся фигура встрепенулась. Овадия даже за охранительный амулет схватился от неожиданности. Перед ними стояла странная женщина с всклокоченными седыми волосами и изуродованными губами, обнажавшими в жутком оскале длинные желтые зубы. Когда женщина поднялась, от нее повеяло чем-то звериным, так что даже лошади испуганно шарахнулись, и всадникам пришлось натянуть поводья.
Одна княжна не проявила беспокойства.
– Доброго дня тебе, кликуша! Опять жалуешься Велесу на свои обиды?
Но старуха не отозвалась на милую улыбку Светорады. Наоборот, чело ее пошло морщинами, лицо исказилось.
– Что, еще не настигла тебя твоя Недоля, княжна? Но вода в реке течет быстро, весна и лето волокут за собой осень… А эти трое? Они как камни на тропе твоей судьбы. Но ты наступишь на каждого из них и пойдешь дальше. Я знаю, я вижу… Да и сокол уже слетел с помоста, а стрелок лук натягивает.
Светорада удивленно смотрела на нее, но тут девушку загородил конем Гуннар:
– А ну вон пошла, ведьма! Уйди во мрак леса, откуда явилась!
И даже плеткой замахнулся. Но кликуша не стала ждать удара, убежала прочь, пронзительно вереща, исчезла в зарослях, только еловые лапы закачались.
– Да кто же это, во имя пресвятой Богородицы? – невольно перекрестился Ипатий.
Ответил Гуннар: так, одна одержимая бесами. Она давно мутит народ, а пуще всего клянет служителей Перуна, за то, что их бог, по преданию, победил Змея-Велеса, которому она служит. Волхвы-перунники обещали награду тому, кто поймает эту бесноватую, да только мало кто хочет руки марать.
– Хватит, Гуннар, – остановила варяга Светорада. – Кликуша не всегда дурное пророчит. Моей матери она, наоборот, предсказала долгую жизнь и славный удел для детей. А то, что несла сегодня невесть что… Может, голодна, может, селяне обидели убогую, прогнали без подаяния. Вот и злобствует.
Дальше ехали молча. Но налетел теплый ветерок, колыхнулись еловые ветви, стали перекликаться синицы – и вновь пахнуло весной. О дурном думать не хотелось. Все развеялось, как наваждение.
– Мы возвращаемся? – спросила то ли себя, то ли спутников Светорада и натянула поводья. Оглядев освещенные солнцем верхушки елей и глубоко вдохнув пропахший нагретой хвоей воздух, она вдруг предложила: – День еще долгий. Не повернуть ли нам коней и не проехаться ли к волокам? Там сейчас такое оживление, столько людей движется к рекам, перетягивая ладьи, столько новостей можно узнать, со столькими словом перемолвиться! Ну, едем же, Гуннар!
Она обратилась именно к варягу, так как он лучше знал местность и мог провести их. Однако хмурый варяг только покачал головой.
– Нет!
Ответил резко и непреклонно, но княжна стала настаивать, даже не приказывать, а молить. Царевича Овадию это возмутило:
– Кто здесь все решает, княжна или наемник ее отца?
Гуннар словно не расслышал.
– Мы не поедем.
– Но, Гуннар! – заискивающе улыбнулась Светорада. – У нас ведь быстрые кони, мы домчимся туда еще засветло. А там попросим кого-нибудь из плывущих в Смоленск доставить весть о том, что я осталась переночевать у волочан.
– Нет. Эгиль не приказывал.
Гуннара неожиданно поддержал Ипатий. Рассудительный грек пояснил княжне, что к волокам они едва ли успеют до темноты, к тому же в княжеском тереме может подняться переполох из-за ее долгого отсутствия. И пусть Эгиль Смоленский навел порядок в землях кривичей, однако на волоках не все спокойно: там и ушкуйники новгородские иногда нападают на купцов, да и другой лихой люд пошаливает.
Но Светораду неожиданно поддержал Овадия.
– Воля княжны превыше всего! И если кто-то страшится охранять дочь Эгиля в поездке, то я готов сопровождать ее и защищать даже ценой собственной крови!
– Тогда начинай прямо сейчас же, хазарин, – молвил Гуннар и достал меч из висевших на спине ножен.
Не сводя с Овадии пристального взгляда, он молча положил клинок поперек лошадиной холки, двигаясь при этом нарочито медленно, однако его движения ясно указывали на то, что он не замешкается, если хазарин схватится за саблю.
Грек Ипатий промолчал, наблюдая за ними почти с удовольствием. Но тут Светорада дала шпоры своей лошади, и не успел Овадия положить руку на рукоять сабли, как она уже оказалась между ним и варягом.
– Довольно! Клянусь милостями Лады, я не хочу ссоры меж вами. Я готова вернуться в Смоленск. Наверное, – вздохнула она, – Гуннар прав. Отец всегда говорил, что он мудр и на него можно положиться.
Вроде бы княжна передала чужие слова, но на душе у варяга потеплело. Следуя за поникшей Светорадой, он не переставал думать о том, как бы вернуть ей веселое настроение.
– Рада, – окликнул он ее уменьшительным именем, каким называли княжну домашние, – Рада пресветлая, не кручинься, что не по твоей воле вышло. Если захочешь, мы выедем к водам Днепра, тут недалече. По реке идут струги и насады, ты сможешь окликнуть гребцов с берега, а там, если желаешь, и новости узнать.
Княжна оглянулась, и Гуннар с замиранием сердца заметил, что ее лицо осветилось улыбкой. И такой красивой она ему показалась! Среди темной хвои еще ярче золотились ее пышные, слегка растрепавшиеся волосы, свободными волнами ниспадавшие на малиновый бархат. Их удерживал нарядный, прошитый жемчугом обруч, и под ним темные брови княжны смотрелись особенно красиво. А как сверкали в улыбке белые зубки княжны, как ало горели уста.
– Выведешь к Днепру, Гуннар, я отцу тебя расхвалю, – лукаво глянула из-под длинных ресниц Светорада.
Ближе к реке ели стояли плотной стеной. Но прямо над водой по обрывистому берегу вела хорошо проторенная тропа, достаточно широкая, чтобы всадники могли продвигаться гуськом. Впереди ехала княжна, и ее заметили на первом же корабле, возникшем из-за поворота Днепра. Гребцы загалдели, указывая на всадницу, подобную яркому видению на фоне темной стены деревьев, окликнули, желая доброго дня. Она же помахала им рукой, спросила, откуда они плывут. Днепр в этом месте еще не набрал своей мощи, переговариваться с проплывавшими было нетрудно, вот ей и отвечали, не переставая грести:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики