науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

!», негодует он – прямо как светская дама, случайно перепутавшая театральный подъезд со входом в бордель, – и наш диспут возобновляется. Теперь уже на тему об оружии.
Не знаю, может быть, мои требования все-таки звучат для Шлемиста наивно, и он знает, что при определенных условиях они не будут иметь никакого значения, только вскоре мы все же заключаем устный договор.
По-моему, мой враг, пользуясь своей невидимостью и недоступностью, уже потирает руки от предвкушения того, как он обведет меня вокруг пальца, но он упустил один-единственный фактор, на который я рассчитываю как на козырь, спрятанный в рукаве…
Я так стремился к этому контакту с противником, что, выйдя из клиники Сэма Бейтса и вдохнув всей грудью влажный ночный воздух, чувствую себя почти счастливым. Счастливым – потому что мне удалось выиграть у своего противника. Почти – потому что это лишь первый тайм нашей игры…
Глава 11
И на этот раз мне ответил отец. У меня отлегло от сердца. Все-таки я опасался, что Клур переусердствовал, ударив его…
– Где тебя черти носят, Маврикий? – вскричал он так заботливо, будто несколько часов назад вовсе не пытался убить меня.
– Гуляю, папа , – кротко ответил я. – А ты чем занимаешься?
Было начало третьего ночи.
– Да вот решил прогуляться перед сном, – сказал отец. – Думал, это спасет меня от бессонницы, да не тут-то было!.. Ну, а раз не спится, решил немного поработать… Ты-то как? Думаешь домой возвращаться?
Я закусил губу. Отец абсолютно ничего не помнил. Этого и следовало ожидать. Если геймеры все еще охотились за мной, то они в первую очередь должны были использовать моих родителей в качестве приманки. Именно поэтому я на всякий случай не стал включать видеорежим.
– У меня еще есть дела, папа, – наконец сказал я, – поэтому не ждите меня сегодня.
– Очередное расследование, что ли?
– Что-то вроде этого. Как там мама?
– Да все нормально, спит уже… А откуда ты сейчас звонишь?
– Из автомата, – сказал я, чувствуя, как сердце мое замирает. Что, если геймеры контролируют линию и могут засечь мое местонахождение?
– Это понятно, Маврикий, – строго сказал отец. – Я спрашиваю, на какой улице ты сейчас находишься?
– Пап, – тихо позвал его я, – у тебя болит?..
Он долго не отвечал, потом сказал внезапно изменившимся голосом:
– Что именно?
– Скула, – сказал я, – и еще у тебя должна быть огромная шишка на голове.
– Подожди, Рик! – растерянно проговорил отец. – Странный ты какой-то сегодня… Ты только не отключайся, ладно?
За углом послышались четкие, я бы даже сказал – чеканные, шаги. Они направлялись явно к тому автомату, из которого я звонил, и я не стал больше испытывать судьбу.
Я поспешно ринулся в спасительные заросли кустов. Спрятавшись, я осторожно раздвинул ветки так, чтобы видеть то место, где только что находился.
Из-за угла вышел и направился прямиком к таксофону не кто иной, как Вад Цурканов. Его квадратная фигура была неестественно выпрямлена. Вад подошел к таксофону, внимательно оглядел его со всех сторон, чуть ли не обнюхав наподобие гончего пса, потом пробормотал нечто вроде: «Ничего не понимаю», огляделся (я напрягся), а потом теми же чеканными шагами двинулся дальше по улице, с большим вниманием простреливая пространство улицы своим почти немигающим взглядом.
Сомневаться больше не стоило: меня разыскивали, и явно не для того, чтобы заключить в дружественные объятия.
Одуряюще пахло прелой травой и цветами. Я присел на корточки, не покидая своего убежища в кустах, и задумался.
Положение мое было незавидным. Засада могла подстерегать меня на каждом шагу, за каждым углом. Мне некуда было идти. Все мои знакомые наверняка уже находились под контролем геймеров, и отныне даже случайная встреча с ними грозила мне гибелью.
Что же делать? Где можно спрятаться от вездесущих врагов? С одной стороны, ночью, под покровом темноты, скрываться легче, но с другой – ночь, к сожалению, не вечна. Вскоре улицы наполнятся людьми, и тогда мне придет конец, потому что не могу же я весь день отсиживаться в кустах. Может быть, и вправду попытаться изменить свою внешность с помощью грима и переодеваний, как это в шутку советовал Клур? Но ведь ты прекрасно знаешь, Рик, что опыта в этом деле у тебя нет, а неумелая маскировка будет привлекать к тебе внимание прохожих…
Покинуть город и спрятаться где-нибудь в окрестностях?
Но во-первых, ты едва ли успеешь достичь окраины Интервиля до того, как взойдет солнце (всего каких-нибудь два часа осталось), а во-вторых – за городом, где людей меньше, ты будешь бросаться в глаза каждому встречному, как одинокий фонарный столб в пустыне. Да и имеет ли смысл спасаться бегством от противника, с которым ты собирался сражаться не на жизнь, а на смерть?..
Проклятье, подумал я. Самое страшное в этой несказочной истории о живых игрушках то, что человек, знающий правду, рано или поздно, перестанет доверять кому бы то ни было. В каждом невинном слове собеседника ему обязательно будет чудиться иной, зловещий смысл, каждый поступок окружающих его людей, на который раньше он не обратил бы особого внимания, отныне будет расцениваться им как угроза, в каждом, даже хорошо знакомом человеке ему будет видеться враг, а любой собственный шаг он будет считать не результатом своего собственного выбора, а следствием того, что им кто-то управляет…
Откуда я знаю, может быть, геймеры меня уже давным-давно засекли, взяли под контроль и сейчас внушают мне именно тот вариант дальнейших действий, который им выгоден? Где гарантия, что любое решение, которое я сейчас приму, не навязано мне извне и не приведет меня прямо в пасть затаившемуся в засаде зверю? Эх, если бы со мной сейчас был Клур!..
Перестань, сказал я себе, иначе вообще невозможно будет ни жить, ни бороться, если ты не прекратишь себя терзать подобными мыслями. Тогда уж лучше сразу поднять лапки вверх и строем идти сдаваться на милость победителям… Лучше пораскинь своими жалкими мозгами, потому что если ты взялся за оружие, то знай, что отныне никто тебе не поможешь, а это значит, что тебе придется надеяться лишь на самого себя.
Если верно, что тебя стерегут в местах твоего возможного появления, то это означает, что, скорее всего, будут контролировать твоих знакомых. Допустим, за последние несколько часов они успели составить список тех, с кем ты знался… Может быть, все-таки есть кто-то, кто не входит в круг твоих друзей и знакомых, но у кого ты мог бы отсидеться? Думай, Рик, вспоминай, ведь от этого зависит не только твоя жизнь, но и жизни многих людей, которые наверняка будут спасены, если ты останешься в живых и поможешь «контролерам».
Вспоминай, с кем ты познакомился совсем недавно: месяц, неделю, вчера, позавчера…
И тут меня словно ударило: Рола! Как я мог забыть об этой смешной и взбалмошной девчонке!..
Впрочем, тут же появилась предательская мысль: а что если и она работает на геймеров? Вдруг ваше знакомство, закончившееся постелью, вовсе не было случайностью? Это же классический случай, описанный в шпионских романах: коварная лазутчица врага с крепким телом и манерами путаны соблазняет мужественного, но несколько наивного супермена!.. Да и как ты собираешься найти ее, если у тебя не осталось никаких координат – ни адреса, ни фамилии, ни номера визора? И неужели ты думаешь, что ей больше нечего делать, кроме как ждать, пока ты не заявишься к ней в гости в три часа ночи?..
Чтобы не поддаться всем этим безжалостным мыслям, не оставлявшим в душе ничего, кроме отчаяния и безнадежности, я решительно выбрался из кустов и зашагал по улице.
… Рола жила одна в небольшой квартирке на Двадцать Пятом проспекте, но ее не оказалось дома.
Это я выяснил после того, как в течение получаса звонил и барабанил в ее дверь, рискуя поднять на ноги всех жильцов. Потом силы покинули меня, и я опустился прямо на ступени. Мне уже было все равно, что обо мне подумают утром соседи и не окажется ли кто-нибудь среди них игрушкой геймеров.
Проснулся я от того, что кто-то осторожно ощупывал мое лицо. Я вскочил на ноги так резко, что чуть не ударил человека, склонившегося надо мной, головой в подбородок.
Это была Рола.
Она поднесла правую руку тыльной стороной ладони ко лбу, а левую вытянула драматическим жестом.
– О, нет! – воскликнула она театральным голосом. – Это невероятно! Неужели это он? Неужели это тот человек, которого я так ждала и любила?!
Судя по всему, она цитировала какой-то эпизод из «мыльной оперы». сквозь толстый слой пудры, проступали синие круги. Глаза ее ярко блестели, но под ними, сквозь толстый слой пудры, проступали синие круги. От Ролы пахло дешевым спиртным и дорогими сигаретами. Видимо, она приятно провела минувшую ночь, не то что я…
Рола обхватила мое лицо обеими руками и поцеловала в губы. В ушах торчали огромные серьги-ринкеры, а на руках было нацеплено множество железных браслетов, которые зазвенели, когда она опустила руки. Видимо, ей был присущ тайный комплекс рождественской елки…
Мы обнялись, улыбаясь друг другу почти нежно.
– Ты наверняка была в театре, на ночном спектакле? – спросил я, чтобы хоть что-то сказать.
– Нет, ты не угадал, – улыбнулась она. – Я была в музее.
– А где те картины, которые ты оттуда стащила?
– Я была в музее оживших восковых фигур, – загадочно проговорила она.
Потом опять улыбнулась, на этот раз с оттенком грусти и, прижав палец к ямочке дактило-идентификатора, открыла дверь.
Мы вошли внутрь в тесную прихожую, и, затворив дверь, Рола тут же прижалась всем телом ко мне. Она была чуть пониже меня ростом. Света она не зажгла, но и в темноте я видел ее приоткрытые в улыбке сочные губы. Ее язычок скользнул по моим губам раз, потом второй, потом снова и снова. Потом она прижалась ко мне еще теснее – так, что наши тела почти слились в одно.
Голова моя закружилась, но в самый последний перед умопомрачением момент я все-таки успел подумать со странным хладнокровием и цинизмом: «Глупец, почему тебе так хочется верить, что она действительно любит тебя, а не подчиняется чьему-то приказу?»…
Словно прочитав мои мысли, Рола тут же отпустила меня, глубоко вздохнула, прошла в комнату, стянула с себя блузку и швырнула ее на спинку стула.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики