науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В глубине души Рик понимал, что едва ли сможет что-нибудь сделать, если Лента ждет засада, но и пассивно ждать не мог. Надейся на лучшее, но готовься к худшему – этот принцип он давно взял себе на вооружение…
Начал накрапывать мелкий дождь, и сразу похолодало. Дыхание превращалось в облачко пара у рта, но Рику было жарко.
Две минуты до назначенного Талбановым срока.
По влажному асфальту засвистели шины. Рик напрягся, но серый «альбатрос» пулей промчался по улице, не останавливаясь. Нервы, подумал Рик. Нервы… Ему невольно вспомнился один анекдот, который так нравился Аверу Гунибскому: муж задерживается допоздна неизвестно где. Молодая жена в слезах жалуется своей матери: «У него, наверное, есть другая женщина!»… А мать успокаивает ее: «Ну зачем ты сразу подозреваешь самое худшее? Может, он просто попал под машину!»…
Рик огляделся. Слева, метрах в пятидесяти, к нему направлялась женщина с черным лохматым псом, который бежал без поводка, деловито обнюхивая углы домов и стволы деревьев. Справа приближался мужчина в темном плаще, и Рик до рези в глазах вглядывался в него, пока не убедился, что его Знак не светится красным огоньком. Из здания, у которого он стоял, вышли двое, закурили и не спеша направились навстречу мужчине. По тротуару мимо дома Рика шли, беззаботно хохоча, две девицы… Все было в порядке. У всех этих людей были Знаки, которые свидетельствовали, что «игрушек» среди них нет. Рик расслабился и перенес тяжесть тела на правую ногу.
Из-за угла, метрах в пятидесяти, на улицу вылетел автомобиль неразборчивого цвета и подлетел к тому подъезду, который Рик покинул несколько минут назад. Сначала Рик подумал, что это вернулся тот самый «альбатрос», но на тротуар выбрался полицейский, державший руку на рукоятке пистолета, а вслед за ним показался знакомый сухощавый силуэт. Это был Лент.
Молодец, ездит под охраной, одобрительно подумал Рик, пересекая улицу. Что-то темное мелькнуло рядом с ним и стремительно бросилось к машине. Это была та самая собака, которую выгуливала женщина. Пес обежал полицейского, ткнулся носом в ногу Лента и дружески замахал хвостом. «Джерри, ко мне!», позвала повелительно женщина, остановившись на тротуаре, но пес сделал вид, что не слышит ее.
Какая-то неясная, но тревожная ассоциация пронеслась со скоростью ракеты в голове Рика. В голове у него прозвучал чей-то отчетливый голос: «Вот сейчас нажму на эту зеленую кнопочку – и он разорвет тебя на куски!», и он вспомнил свой ночной визит к Гену Курову. Помнится, тогда он еще мысленно удивился: оказывается, геймеры даже животных могут сделать «игрушками»!..
Лент наклонился, чтобы потрепать собаку по загривку.
– Не смей, Лент! НЕ ТРОГАЙ ПСА! – заорал что было мочи Рик, выхватывая на бегу автомат из-под куртки.
Но было уже поздно. Медальон с «заглушкой», который висел у Лента на шее на длинной цепочке, выпал из-под рубашки, когда инженер наклонился, и в ту же секунду пес, подпрыгнув и оскалившись, вцепился зубами в «заглушку». Было отчетливо слышно, как хрустит на собачьих клыках, привыкших разгрызать даже самые крепкие кости, хрупкий, хотя и водонепроницаемый корпус медальона, а потом овальный Знак на груди у Лента вспыхнул зловещим огнем, словно открывшийся глаз какого-нибудь монстра из фильма ужасов, и длилось это всего несколько секунд, не больше.
Полицейский оторопело рвал из кобуры непослушную рукоятку пистолета, не сводя с пса застывшего взгляда. Рик тщательно прицелился и выстрелил. Пес взвыл, отлетел в сторону и судорожно заскреб мохнатыми лапами по асфальту.
Лент упал на колени, обхватив голову руками так, будто в ней поселилась невыносимая боль, и, раскачиваясь из стороны в сторону, невнятно замычал.
Рик подбежал и схватил его за плечи:
– Лент, что с тобой? Ты жив? Как ты себя чувствуешь?
С помощью полицейского ему, наконец, удалось поставить Талбанова на ноги и оторвать руки от лица.
На Рика глянули пустые, без всякого выражения и смысла, глаза. Из уголка рта у Лента на подбородок стекала струйка слюны. Вместо ответа он только скорчил плачущую гримасу и тут же хихикнул.
– Лент! – в отчаянии позвал его Рик. – Это же я, ты узна?шь меня?
Лент ткнул в Рика пальцем, чуть не выколов ему глаз, и радостно заявил:
– Рик! Ты – дурак, Рик!
Кто-то ударил сзади Рика по спине, и он, ничего не понимая, оглянулся. Хозяйка пса била его крепко сжатыми кулачками и сквозь слезы повторяла:
– За что вы его убили моего Джерри?!.. Изверги! Садисты!.. Это же собака, а не человек, она же ничего особенного не сделала – подумаешь, прокусила медальон!.. Я бы заплатила вам любые деньги за эту безделушку!.. Какая надобность была стрелять?!.. Да я на вас в суд подам, негодяй!..
– Лучше уйдите, мадам, – сказал Рик, надвигаясь на женщину, и было в его голосе что-то такое, от чего она попятилась.
Глава 9
– Скажите, доктор, есть хоть какая-то надежда на то, что он придет в себя? – спросил Рик.
Доктор Керцман покосился на него, но ничего не ответил. Они шли по переходу, окна которого были закрыты очень крепкими стальными решетками. Откуда-то издалека доносился звериный рев: видимо, какой-нибудь параноик буйствовал в карцере.
– Дело в том, что этот человек очень нужен всему городу, – продолжал Рик. – Он владеет информацией исключительной важности…
– Сюда, пожалуйста, – сказал доктор Керцман, доставая из кармана халата ключ от двери отсека для так называемых «спокойных» пациентов. Несмотря на то, что Рик уже знал дорогу к палате Лента так, что мог бы пройти по лечебнице с закрытыми глазами, доктор неизменно считал своим долгом напоминать маршрут. Возможно, Рика он тоже относил к категории страдающих умственным расстройством, но по какой-то нелепой случайности разгуливающих на свободе.
Рик послушно вошел в отсек, и доктор, ловко захлопнув дверь за собой, хотя ручка на ней отсутствовала, педантично запер ее ключом.
– Я понимаю, – сказал он Рику. – Я все понимаю, голубчик. Поймите, мы делаем все, что в наших силах, но случай исключительно сложный. По-моему, такого еще в моей практике не было. Мозг Талбанова подвергся психическому потрясению большой мощности, и информация, которая хранилась в нем, никуда не делась, но вся беда в том, что исчезли привычные ассоциативные связи между ячейками мозга. У пациента нарушилась ориентировка не только в пространстве, но и во времени… Вы меня понимаете?
– Не совсем, – сказал Рик. – Вы объясняете мне это уже не в первый раз, док, но до меня что-то не доходит. То, что Лент не в состоянии воспользоваться своей памятью, я уяснил. То, что он буквально через минуту забывает все, что с ним происходит, я тоже понял… Но каким образом он, черт возьми, узна?т меня – вот это я никак не могу переварить!..
– Я тоже, – кротко сказал доктор Керцман, пропуская Рика в узкий коридор без окон, стены которого были выложены мягким звукоизолирующим материалов. По одну сторону коридора тянулись двери одиночных палат. Они тоже были без ручек. – Но вы не отчаивайтесь… Мы сейчас применяем курс лечения тринитрозолом, это новейшее средство, позволяющее стимулировать деятельность мозга, так что надежда на то, что когда-нибудь он придет в себя, остается. Вам еще повезло, что у нас освободилось место в одиночной палате, иначе пришлось бы держать его вместе с остальными, а психические болезни, чтоб вы знали, частенько передаются от человека к человеку так же, как инфекционные…
Он с подозрением глянул искоса на Рика.
– А гипноз вы пробовали? – спросил Рик. – Может быть, это ему поможет?
Доктор Керцман остановился.
– Послушайте, господин Любарский, – мягко сказал он. – По-моему, вы не совсем понимаете, что случилось с этим вашим Талбановым. То психическое потрясение, о котором я вам постоянно твержу, перевернуло его память так, будто… Как бы вам это пояснить? Ага!.. Представьте себе мозаику, выложенную из множества мелких кусочков, которые в целом образуют большую картину… Ну, скажем, «Последний день Помпеи»… И вот кто-нибудь перемешивает эти кусочки, складывает их в мешок и потом дает их сложить обезьяне. Что получится из этого? И будет ли толк, если обезьяну предварительно загипнотизировать?
– Смотря каким способом, – мрачно сказал Рик. «Например, шарахнуть ее гипномом первой степени, – подумал он. – Как это сделали те сволочи с Лентом!». – Ладно, доктор, я же не имею к вам лично никаких претензий… Мне просто очень нужно, чтобы он вспомнил одну важную для меня вещь.
Керцман развел руками.
– У вас есть два пути, – сообщил он. – Либо ждать, пока пациент не придет в норму естественным путем – учтите, что это может занять несколько лет… или он вообще никогда не станет нормальным человеком… Либо работать с ним, пытаясь самому из кусочков сложить ту картину, которой он обладал до шока…
Он открыл дверь палаты под номером девятнадцать, и жестом пригласил Рика войти.
Лент сидел с ногами на узкой койке, обхватив колени руками и мрачно смотрел на стену, похожую на огромный матрац, поставленный на ребро. Окон в палате не было, и свет падал в комнату из многочисленных отверстий в потолке, закрытых прочной металлической сеткой. На Талбанове был застиранный больничный халат. На тумбочке, привинченной, как и койка, к полу, лежала стопка книг. Судя по обложкам, тематика их была самой разнообразной: от теории программирования до детективов.
– Мы пытаемся задействовать те участки его памяти, которые находятся в пассиве, – сказал доктор Керцман, перехватив взгляд Рика на книги. – Ладно, не буду вам мешать. Когда закончите, нажмите кнопку вызова…
Когда психиатр вышел, Рик сел на край кровати и попытался перехватить взгляд Лента, но тот смотрел по-прежнему мимо него ничего не выражающими глазами, и Рику стало не по себе.
– Здравствуй, Лент, – сказал он, преодолевая невольный озноб, – ты узна?шь меня? Это я, твой друг Рик… Я пришел тебя проведать. – Лент упорно молчал. – Поговорим?
Губы Талбанова шевельнулись, и он, не отрывая взгляда от стены, четко и отрывисто произнес:
– Когда трамваи делают круг, они скрипят о рельсы.
Бесполезно было добиваться от него соблюдения нормального речевого этикета – это Рик выяснил еще в ходе самых первых посещений.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики