науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Это был не кто иной, как Нид. Его правая рука покоилась под полой чересчур свободного пиджака, и Рик понял, что сейчас произойдет. Он рванулся вслед за Нидом, но было слишком поздно.
Рука Нида вынырнула из-под пиджака, и в ней оказался пистолет, казавшийся на расстоянии игрушечным и безобидным. Раздались еле слышные на фоне шума в зале хлопки, и Гор вздрогнул. На его рубашке появились и стали стремительно расплываться пятна вишневого цвета. Потом Баглай пошатнулся и рухнул лицом вниз со сцены, под ноги сидящим на первом ряду.
Люди шарахнулись от него в разные стороны так, будто журналист был чумным. На высокой ноте завизжала женщина. Все это доходило до Рика так, словно сквозь толщу воду. Будто плыл он на большой глубине, где все движения замедляются. Сейчас, кроме широкой спины Нида, он ничего больше не видел вокруг себя. В следующую секунду Рик прыгнул и ударил ногой эту ненавистную спину между лопатками. Нид нелепо взмахнул руками и головой и кубарем покатился по проходу, выронив пистолет.
Перепрыгнув через него, Рик оказался возле Гора. Глаза журналиста были широко открыты и глядели с недоумением в узорчатый потолок зала. Он был еще жив, когда Рик приподнял его голову. Губы Гора с усилием шевельнулись, и он прошептал, ловя ускользающим взглядом лицо Рика: «За-чем?»… Потом голова его упала набок, и черты лица мгновенно затвердели в гримасе непонимания.
Рик поднял голову. Мэр и главный редактор успели куда-то исчезнуть из зала. Нида, подняв на ноги и скрутив ему руки, вели к выходу откуда-то взявшиеся полицейские. Царила мертвая тишина, и в этой тишине Нид растерянно сказал: «Послушайте, я ведь не хотел его убивать. Как же так?.. Я не хотел, понимаете, не хотел!?». Люди со страхом и с отвращением смотрели молча на него.
Рик перевел взгляд на свои пальцы и увидел, что они испачканы кровью. Он оглянулся в поисках чего-нибудь, обо что можно было бы вытереть руки, но поблизости не было ничего подходящего. И тогда он понял, что именно он, а не Нид, повинен в смерти Баглая.
Глава 8
Внешне в городе вроде бы ничего не изменилось. Только реже почему-то стали убирать мусор, а все больше жгли его прямо во дворах, и горький, противный дым траурным шлейфом стелился над архитектурно безупречными зданиями, а сажа и копоть сыпалась в хрустальную воду фонтанов и оседала на изумрудной зелени скверов и парков. От этого дыма становилось тревожно, появлялось впечатление, будто город горит, и взгляд сам собой впивался в окна и балконы. Иногда бывало так, что виделся труп, висящий ногами вниз с балкона, но потом становилось ясно, что это сушится на веревке белье…
И еще на груди или на шее у прохожих висели специальные индикаторы, которые почему-то стали с самого начала называть Знаками, и если у кого-то Знак светился пугающим кровавым светом, то от такого шарахались подальше, потому что это означало, что его превратили в «игрушку».
Очереди у магазинов с каждым днем становились все больше и больше, хотя снабжение города не испытывало перебоев. Просто, как объяснили Рику, люди теперь старались как можно реже выходить на улицу, вот и запасались впрок продуктами и товарами первой необходимости.
И на каждом перекрестке теперь дежурили патрульные посты, а по ночам, кроме этого, спецотряды на бронемашинах объезжали город, готовые вмешаться в любую заваруху. Из-за того, что патрули останавливали для проверки всех подряд, движение транспорта на улицах города совершенно застопорилось, и ввиду бесконечных пробок было бессмысленно отправляться куда-то на машине.
Рик подошел к перекрестку Седьмой улицы и Десятого проспекта, и стал пересекать проезжую часть, заполненную автомобилями, под пристальным взглядом патрульного, торчавшего здесь, как инопланетное чудовище в своем бронекомбинезоне, в защитной каске, с автоматом наперевес и с огромной блямбой защитного генератора на груди. Другие патрульные не торопясь шли вдоль вереницы машин, нагнувшись, чтобы видеть людей, сидевших внутри. У матово-синей «астры» они вдруг остановились и, как по команде, вскинули автоматы. Один из полицейских резко распахнул дверцу и выволок из машины молодого парня, Знак которого пылал багровым цветом. Парень дернулся, пытаясь куда-то бежать, но его сбили с ног, прижали к асфальту лицом и надели на него специальные наручники с «заглушкой». Через несколько секунд парень поднял голову и растерянно уставился на патрульных. Бежать он уже никуда не пытался, но его продолжали держать. Тем временем, на полицейском фургоне, стоявшем прямо на тротуаре, с бешеной скоростью завертелась антенна пеленгатора, и было видно, как сидящий рядом с водителем офицер, прижимая к губам коробочку рации, стал что-то быстро говорить. Взгляд его был устремлен на иглу сорокаэтажного здания в трех кварталах отсюда, и вскоре Рик увидел, как над иглой вывалился из низких облаков вертолет, казавшийся отсюда игрушечным. Он несколько раз облетел иглу по кругу, словно примеряясь, а потом из него полыхнуло беззвучным огнем, и на месте одного из окон последнего этажа небоскреба возникло черное пятно, полетели какие-то обломки, а потом чья-то крошечная фигурка вывалилась, мотая руками, как кукла, и понеслась к земле вслед за обломками, словно стремясь во что бы то ни стало догнать их…
Патрульные отпустили парня и ободряюще похлопали его по плечу: мол, не бери в голову, приятель, езжай своей дорогой…
Рик свернул на проспект и, обогнув очередь к дверям булочной, которая причудливым узором вилась поперек тротуара, вошел в бывший компьютерный магазинчик, где теперь торговали только Знаками и «заглушками». Выбор был небольшим по существу, но разнообразным по форме. «Заглушки» были изготовлены в виде кулонов, брелков для ключей, дамских сережек, массивных перстней и витых браслетов. Были «заглушки», вмонтированные в часы и в портсигары, в зажигалки и даже в бумажники. Знаки тоже не отставали от «заглушек» причудливостью геометрических форм и расцветкой.
Посетителей здесь было мало. Две домохозяйки обсуждали преимущества круглого Знака по сравнению с треугольным, а в углу, чуть ли не водя носом по стеклу прилавка, плюгавенький старикашка изучал ассортимент «заглушек». Женщины неодобрительно косились на него, не прекращая своего разговора, и, подойдя ближе, Рик услышал, как одна из них другой сказала:
– Вот такой же старый пердун пытался меня недавно пощупать! Еду я в подземке, и вдруг чувствую – меня кто-то лапает!.. Представляешь?
– Да ты что! – с интересом воскликнула ее спутница, цокая языком.
– Оглядываюсь по сторонам: никого рядом нет, только женщины да вот этот… пенек! Сначала я никак не могла понять, в чем дело, а потом смотрю – а Знак-то у него красный, как нос у Деда Мороза. Ах, вот в чем дело, думаю, разворачиваюсь – да как дам по морде старикашке!..
– Да ты что? – еще с бульшим интересом спросила спутница. – Так прямо и по морде?..
Рик повернулся и пошел к выходу.
Где-то в районе Двадцатой улицы раздались выстрелы, и вскоре в том направлении пролетела, въехав одной парой колес на тротуар, патрульная машина, в кузове которой сидели антигеймеры, держась за стволы карабинов-парализаторов…
У вокзала царила обычная суматоха, и семей, покидавших Интервиль со всеми пожитками, здесь заметно прибавилось, хотя до всеобщей эвакуации дело пока не дошло. Туристов в город приглашать давно перестали, и, судя по всему, недалек был тот момент, когда в город вообще перестанут пускать кого бы то ни было. Поэтому поезда прибывали полупустыми, а отправлялись переполненными, и люди вынуждены были дежурить в очередях у билетных касс по несколько суток. Полиции на вокзальной площади тоже было больше, чем где бы то ни было в городе.
Тем не менее, междоусобная война между геймерами за прошедшие полгода не только не прекратилась, но с каждым днем набирала обороты. Трудно было сказать, кто над кем одерживает верх, и только выпуски новостей, транслировавшиеся каждые два часа по городскому стереовидению, все больше напоминали собой сводки о боевых действиях. Бывали дни, когда в Интервиле гибло больше людей, чем в автомобильных катастрофах за месяц в какой-нибудь европейской стране…
Конечно, в такое время разумнее было бы сидеть в четырех стенах и не высовывать на улицу и носа. Особенно это касалось Рика, но после смерти Гора Баглая он уже ничего не боялся. Сидеть в безопасности у стереовизора для него было просто грешно. Нужно было продолжать кампанию против Воздействия, начатую публикацией в «Интервильских вестях». Именно поэтому Рик числился скромным лаборантом в лаборатории по исследованию Воздействия, созданной решением мэрии для научного обеспечения борьбы с геймерами. Никто так и не узнал, что геймером, которого упоминал на памятной пресс-конференции Баглай, является он, Рик Любарский. Возможно, об этом догадывались его бывшие друзья-"корректоры". Может быть, они даже считали его предателем, но никаких карательных мер к нему почему-то не предпринимали. А может быть, просто был у Рика невидимый ангел-хранитель, который оберегал его всегда и везде – поединок в подвале аптеки красноречиво свидетельствовал об этом – и Рик безуспешно ломал голову, пытаясь догадаться, какую роль ему уготовили те, кто задает правила в незримой Игре…
Лаборатория, которую возглавлял Лент Талбанов (кстати, назначение его произошло не без влияния Рика), находилась на тихой и уютной Тридцать Девятой улице. Располагалась она в одном из особняков, которых тут было множество. На воротах не было никакой вывески, но вход на ее территорию охранялся патрульным постом, вооруженным до зубов.
На этот раз пропуск Рика охранники разглядывали особо тщательно. Из газет Рик уже знал, что ночью группа неизвестных пыталась проникнуть на территорию лаборатории, и охрана была вынуждена вступить с ними в перестрелку. Стены лаборатории до сих пор были забрызганы какими-то темными пятнами и испещрены выбоинами от автоматных очередей. Поэтому Рик не дергался, а терпеливо ждал, пока его документы не изучат с помощью сложнейшей контрольной аппаратуры.
Лаборатория была небольшой, но функционировала и днем, и ночью на полную мощность.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики