науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Это меня не интересовало.
На след меня навел совершенно случайно именно этот учитель. Мы беседовали с ним на кухне, где он поглощал свой завтрак, собираясь отправиться в школу. Несмотря на ранний час, по стереовизору крутили очередную серию какого-то интерактивного боевика, и, разговаривая со мной, учитель то и дело, рискуя облиться кофе, хватал пульт и нажимал на кнопки, задавая дальнейшее развитие сюжета. Поскольку после этого он напрочь забывал мой последний вопрос, то вскоре такое невнимание стало раздражать меня, и я напрямую осведомился, что же привлекает моего собеседника в этом пошлом зрелище.
– Да, конечно, это игра, причем довольно глупая, – с ухмылкой ответствовал он, – но она вызывает нечто вроде азарта. Вы любите азартные игры?.. Нет? Я, признаться, тоже никогда не увлекался ни картами, ни домино, ни рулеткой. Я испытывал отвращение к компьютерным играм, потому что они есть не что иное, как сложная, предусматривающая все возможные тактики игрока, программа. Согласитесь, скучновато и бессмысленно играть тогда, когда знаешь, что все ходы твоего противника уже были заранее продуманы создателем программы. Достаточно выиграть один раз – и ты потеряешь к данной игре всякий интерес… А что касается интерактивов, то вся их прелесть заключается именно в том, что ты не знаешь, как поведут себя в следующий момент персонажи: будут ли они действовать так, как решил ты, или поступят иначе, в соответствием с выбором, которые сделали другие игроки… Азарт в таком игровом шоу наступает тогда, когда ты попадаешь, что называется, в масть, тебе везет каждый раз все больше и больше, и в конце концов ты видишь, что ты управляешь сюжетом, «ведешь» его. Сбывается все, что ты выбираешь для своих героев – разве это не способно вызвать интерес?
– Ну, при игре в рулетку, положим, бывает то же самое, – возразил я. – И, на мой взгляд, азарт, который испытывает игрок, делая ставки, куда больше, чем у вас, потому что как проигрыш, так и выигрыш существенно сказываются на его материальном благосостоянии, в то время как вы, не «попав в масть», ничего не теряете…
– Вот смотрите, – прервал меня внезапно учитель, тыча пальцем в экран стереовизора, где в нелепой позе, заданной стоп-кадром, застыл в каком-то темном, средневековом коридоре человек в брюках с наколенниками, бронежилете поверх спортивной майки и с большим пистолетом в руке, державший его стволом вверх, как поднятый предостерегающе палец. – Видите, сколько дверей перед ним? И какую бы выбрали вы?
Я присмотрелся и разглядел прямоугольники дверей, тянущихся по обе стороны коридора. Поверх стоп-кадра мерцал вопрос ко зрителям: «УКАЖИТЕ НОМЕР ДВЕРИ, В КОТОРУЮ ДОЛЖЕН ВОЙТИ РЕЗИ-ДЕНТ».
– А черт его знает, – неуверенно произнес я, – наверное, номер сто двадцать три.
– А я выберу – сто тридцать вторую, – азартно воскликнул учитель и нажал на пульте комбинацию кнопок. Когда столбик индикатора выбора зрителей в левой шкале экрана вырос до красной отметки, человек в бронежилете двинулся вперед и, подкравшись к двери с табличкой «132», рывком распахнул ее. На него тут же набросился противный, рычащий и брызгающий зеленой слюной монстр, в которого Резидент тут же выпустил всю обойму. Все скрылось в дыму.
– Вот видите? – вскричал учитель. – Он послушался меня, а не вас!
– Не вас он послушался, – возразил я, – просто такова была воля большинства зрителей, к которой присоединились и вы.
– Какое мне дело до большинства? – отмахнулся любитель сериалов. – Разумеется, вы правы, но все равно создается иллюзия, что именно я управляю героем фильма!
Геометр возбужденно блестел глазами и очками одновременно. По-моему, он даже забыл, что ему пора отправляться на работу.
У меня возникла какая-то смутная ассоциация, и я, придвинувшись вплотную к своему собеседнику, схватил его за рукав.
– Постойте, постойте, – сказал я. – Да отвлекитесь вы от своих дурацких игр, черт бы вас побрал!.. И давно вам так везет в сериале?
– Вот уже несколько дней, – растерянно сказал он. – Может, неделю… я, знаете ли, как-то не фиксировал… А что?
– И за всю неделю вы еще ни разу не ошиблись?
Он снял очки и уставился на меня так, будто видел меня в первый раз.
– Дайте подумать, – бормотал он, – что я вам, компьютер, что ли, чтобы все помнить?.. Вроде бы была у меня пара проколов, только не помню, каких именно…
– Это неважно, – сказал я. – Больше вопросов к вам не имею…
Чтобы проверить возникшую у меня идею, я был вынужден вернуться по своим следам и повторно опросить двух предыдущих своих собеседников. Теперь я уже расспрашивал их более целенаправленно. Реакция их на мое появление, была, правда, не очень-то приветливой: один из них, уличный скрипач, послал меня ко всем чертям так громко и эмоционально, что привлек внимание торчавшего в непосредственной близости от нас постового – к счастью, он, видно, оказался из новичков и не узнал во мне своего бывшего шефа. Второй субъект, хозяин мясной лавки, попытался выбросить меня из своего торгового заведения прямо через витрину, и если бы не мои, еще не утраченные навыки, – проскрести бы мне своей небритой физиономией весь тротуар вплоть до проезжей части… Тем не менее, я был предупредительно-настойчив и сумел не только завоевать расположение к себе со стороны собеседников, но и выяснить, что они тоже ума не чают в «интерактивах» и что им, как и учителю, удается держать в руках нити управления персонажами и сюжетом.
Я вспомнил слова Ролы о том, что и Катерина относилась к числу счастливых зрителей, правда, сериалы она предпочитала другого типа, по сравнению с этой троицей, но это, видимо, было не существенно. Гораздо существеннее было то, что наконец-то обнаружился тот самый общий фактор у всех пострадавших от лап Демиурга!..
Чтобы окончательно удостовериться в своем открытии, оставалось подкрепить свои догадки статистикой. Поэтому я приобрел дешевенькие, но зато огромные черные очки, кое-какой макияж, с помощью которого чуть подправил черты своего лица – и двинулся к ближайшему общественному комп-терминалу.
Разумеется, никто из Управления и не подумал менять код доступа в полицейские архивы в связи с моей выходкой прошлой ночью – несмотря на суперсовременное оснащение, слишком громоздкой и неповоротливой оставалась чиновничья махина, чтобы так оперативно среагировать на изменение моего статуса.
В комп-архивах я проковырялся добрых полдня, просматривая личные дела людей, пропавших без вести. Протоколы опроса родных и близких жертв составлялись разными следователями, и не все из них были склонны регистрировать мелкие подробности, но еще в девяти случаях я наткнулся на то же самое: исчезнувшие увлекались интерактивными сериалами, и перед тем, как пропасть без следа, они вели сюжет!
Круг замкнулся. По-прежнему оставалась неясной причина, по которой Демиург преследовал именно тех, кто угадывает, что будет в следующей серии любимого фильма, но я надеялся, что со временем и эта загадка получит свое объяснение.
Помочь в этом мне должен был мой старый приятель Вел Панин.
Последний раз я видел его года три назад, и то совершенно случайно. Он куда-то спешил, и обменялись мы с ним всего парой ничего не значащих фраз. И лишь не так давно я с некоторым изумлением узрел на стереоэкране знакомую физиономию Вела в антураже ярких декораций. Оказывается, за те годы, в течение которых я совсем было потерял его из виду, Вел успел сделать быструю, как блицкриг, карьеру на стереовидении, продвинувшись за три года от скромного ассистента второго помощника режиссера до ведущего весьма популярной передачи. Название передачи в моей голове не задержалось, потому что со всех сторон меня тогда теснили большие и малые проблемы, и я был, что называется, далек от того, чем живут и дышат обычные люди. А дышали они, оказывается, Велом Паниным.
Даже по тому отрывку передачи, который мне удалось лицезреть, было видно, что мой бывший приятель, когда-то носивший кличку Хиромант, преобразился из скептичного нытика в осанистого, располневшего и уверенного в радужных перспективах бодрячка. От прежнего Вела осталась только нелепая привычка время от времени пялиться на свою раскрытую ладонь, словно надеясь прочитать там подсказку, как следует поступить или что нужно сказать в следующую минуту. Впрочем, публика, бывшая без ума от Вела, наверняка принимала этот жест за склонность к глубоким философическим размышлениям по ходу действия…
В моем распоряжении имелось много способов войти в контакт с Хиромантом, но я выбрал, на мой взгляд, самый надежный.
Несмотря на то, что официально меня никто не разыскивал – во всяком случае, за время своих пеших перемещений по городу я не обнаружил соответствующих объявлений ни в газетах, ни по стереовидению, ни даже в комп-сети, – тем не менее, нельзя было исключать, что первый же полицейский, который опознбет меня, не отдаст честь, а постарается нацепить на меня стальные браслеты. Именно поэтому мне приходилось соблюдать три простых правила маскировки: обходить за квартал людей в форме, даже железнодорожников; не снимать черные очки даже в сумерках и не пользоваться общественным транспортом.
Пока все сходило с рук, но, рано или поздно, любое везение иссякает, как источник в пустыне.
Учитывая это, перед встречей с Велом я провел несложную, но трудоемкую подготовку, и как-то утром, спеша на работу в Центр стереовидения, Хиромант сел в свой новенький и блестящий «галил», где я заранее устроился на заднем сиденье.
Выждав, когда Панин запустит турбину, я обозначил свое присутствие легким, но отчетливым покашливанием.
Вела будто ударили по голове. Он дернулся, повернулся всем корпусом и уставился на меня с нескрываемым испугом.
– Как вы сюда попали? – спросил он, явно не узнавая меня.
– Свойством проходить через стены обладают две категории людей, – сообщил я. – Полицейские и воры. Вторым я еще не стал, а к первым уже не отношусь, но кое-какие нехорошие навыки у меня сохранились.
Я подчеркнуто неторопливо снял очки, и Вел недоверчиво уставился на мое лицо.
– Рик?! – воскликнул он. – Послушай, какого черта?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики