ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Молли тоже хороша собой; просто она не любит выставлять себя напоказ. Пора ей перестать прятать свои прелести под маской сорванца и взять у Стеллы реванш. А Джо давно следовало бы разглядеть, что не все козыри на руках у Стеллы.
Ей пришла в голову мысль, заставившая Би рассмеяться в голос. Пусть она и старая мышь, засевшая в захолустье, но связи-то у нее остались. Старая гвардия еще жива!
Би принялась листать допотопную записную книжку. Всеми правдами и неправдами она выклянчит себе столик на завтрашнюю церемонию, чтобы разделить почести, воздаваемые ее дочери, а заодно дать Молли шанс напомнить Джо, что она не только красивая молодая женщина, но и его жена.
Но сначала надо найти для Молли подобающий наряд, что-нибудь настолько сногсшибательное, чтобы затмить Стеллу. Конечно, это потребует усилий.
Беатрис снова позвонила дочери:
– Стелла, дорогая, я знаю, что завтра у тебя особенный день, и я хотела послать тебе бутоньерку к платью. В чем ты будешь? Ты ведь наверняка уже решила. – Зная страсть Стеллы к нарядам, нетрудно было предположить, что на выбор платья к давно запланированной церемонии потрачено несколько недель.
Стелла заподозрила что-то неладное. С чего бы это мать внезапно сменила тон с ледяного на приторно-сладкий? Старушка ведет себя очень странно.
– В красном шелковом, – недоверчиво сказала она.
– С голой спиной и боками? Которое держится на цепочке? Или с лентой-удавкой? – допытывалась Би, стараясь не выдавать своего веселья. Оба платья были одинаково безвкусны, поэтому никакой разницы на самом деле не было. Она задавала вопросы для отвода глаз. Удивительно, у Стеллы безупречный вкус на повседневную одежду, но по торжественным случаям она делает из себя настоящую шлюху.
– С удавкой.
– Что скажешь об орхидеях? Или лучше белую камелию, как у Греты Гарбо?
– Ма, я не хочу тебя обидеть, но цветы на платьях никто не носит со времен последней коронации. Теперь их надевают только на деревенских свадьбах.
– А-а. Тогда, может, прислать тебе букет на дом?
– Это будет чудесно. – Стелла решила не быть неблагодарной. – Спасибо, ма, это прекрасная идея.
Би ощутила легкий укор совести. Нет, все равно, дочь ведет себя совершенно наплевательски по отношению к окружающим, и этому надо положить конец.
В течение следующего часа Би названивала десяткам людей, напоминая важным персонам в актерской гильдии, что их матери и отцы были когда-то ее закадычными друзьями – даже если на самом деле она их терпеть не могла. В конце концов она добилась своего.
Теперь оставалось уговорить Молли.
За целый день Молли пережила полную гамму эмоций, от ярости до отчаяния. Она подумывала, не запустить ли кирпичом в окно Стеллы, но это было так высоко, что кирпич, скорее всего, не долетел бы. Чего доброго, упав, он прибил бы саму Молли. От невероятных фантазий ее спасло появление Клэр с бутылкой вина и коробкой феминистского печенья с записками-предсказаниями, обязательно обещавшими какую-нибудь мерзость.
Когда раздался звонок в дверь, Молли подумала, что это Джо, полный раскаяния, с букетом цветов и вещами. Меньше всего она сейчас ожидала увидеть мать Стеллы Милтон. На Беатрис были любимые брюки для верховой езды и блуза с оборками, на голове – широкополая шляпа. В руках Би держала пластиковый чехол для одежды и широко улыбалась.
– Привет, Молли, моя девочка. Знаю, знаю, ты меня не ждала. Маленький сюрприз. Можно войти?
– Конечно. – Молли взяла Эдди и усадила себе на изгиб бедра. – Познакомьтесь, моя подруга Клэр, та самая, что брала интервью.
– Рада познакомиться.
Появление Би необъяснимым образом придало Молли оптимизма. Вопреки ее эксцентричной внешности Беатрис Мэннерз излучала неподдельную уверенность. Когда Би была на сцене, ощущение создавалось такое же, как от присутствия мисс Марпл в рассказах Агаты Кристи, – все будет хорошо.
– Ну и как ты держишься в этом кошмаре, девочка? Хорошо, что с тобой подруга. – Непритворное сочувствие, прозвучавшее в этой реплике, возымело гибельный эффект: из глаз Молли, смывая тушь, хлынули слезы, сопровождаемые жалобным иканием.
– Мы тут планировали разбить Стелле окно кирпичом.
Би с нежностью обняла девушку.
– У меня есть идейка получше, – объявила она. – Моя дочь ведет себя непотребным образом. Не знаю даже, как за нее и извиняться. Но хватит нам страдать, пора действовать! Вся эта глупость продолжается уже слишком долго. – Она сняла плащ и расположилась на диване. – Чудесная комната! У тебя отменный вкус, дорогая. – Понизив голос, Би добавила: – Не то что у Стеллы. Так вот, Молли, пора нам с тобой нанести ответный удар. Справедливости ради надо сказать, что Стелла действительно обнаружила в себе любовь к сыну, но она верна себе и считает, что Джо достался ей в качестве подарка. О твоем существовании она просто забыла. Значит, надо напомнить. А для этого я предлагаю, как это ни жестоко, доказать ей, что ты не кукла, которую можно отложить в сторону, когда в ней отпала необходимость.
– Вперед! – поддержала Клэр, воздев кулак в жесте Че Гевары.
– Вы хотите сказать, надо ей все-таки бросить этот кирпич? – Молли оживилась.
– Я целиком за, но вообще-то у меня есть более тонкий план. И к тому же убийственный. – Она открыла чехол и извлекла оттуда платье нежно-кремового шелка. Оно легло на диван мягкими мерцающими складками. – Это Живанши. Подлинное. Говорю так уверенно, поскольку сама его заказывала в 1935 году. Оно уже тогда стоило три тысячи фунтов, а теперь, с учетом того, сколько раз я его надевала, – и вовсе баснословные деньги.
На свет появилось второе платье. Черное и узкое, расшитое бисером, с бретелью через одно плечо.
– На вешалке – так себе, – сказала Би. – Но поверь мне, когда в нем будет тело, – закачаешься! Особенно такое тело, как у тебя. Я-то всегда была как доска, грудь приходилось подкладывать. Ну-ка, примерь! – Би взяла у Молли малыша и опустила на пол. Потом дала ему свою трость с рукоятью слоновой кости в виде лисьей головы. – Пусть немного поиграет. Ну же, Молли, надевай, пока дают!
Молли сняла с себя джинсы и майку и осталась в одном белье. От смущения она зарделась.
– Когда поездишь с мое по городам и весям, где приходится переодеваться черт-те в каких условиях, поневоле привыкнешь к виду чужих бюстов и прочих частей тела. Похлеще редактора «Плейбоя». – Она озорно подмигнула. – И научишься отличать настоящую блондинку от крашеной. Боюсь, с этим платьем лифчик не пойдет.
Би застегнула «молнию» сзади и отошла на шаг, чтобы оценить результат.
– Бог мой! Когда я его надевала, все смотрели на платье. В данном случае будут пялить глаза на твою фигуру. Ты очень привлекательная девочка, ты это знаешь? А будешь выглядеть еще более потрясающе, когда мы проделаем вот это. – Она расстегнула гребень с защелкой, которым Молли обычно перехватывала сзади свою гриву, и роскошные рыжие волосы волнами рассыпались по ее слегка веснушчатым плечам.
Клэр ахнула. Молли посмотрела в зеркало и тоже ахнула. На нее смотрела роскошная молодая женщина в платье, создающем необычайно сексуальный эффект. Она была похожа на модель художника девятнадцатого века, своими эротическими уловками способную заставить мужчину забыть и жену, и детей, чтобы предаться опасной страсти.
– Понимаю, вам, молодежи, это может показаться допотопным приемом, но пора тебе пустить в ход свои чары и напомнить Джо, что в его жизни есть что-то поинтереснее Стеллы.
– Никогда не считала себя сексапильной, – засмеялась Молли, очарованная своим отражением в зеркале. – Я больше по части решения проблем и улаживания всяких дел.
– И вот куда это тебя завело! – поддразнила Би. – Определенно пора сменить амплуа. Отныне будешь сердцеедкой. Или, лучше, свекровеедкой.
– Все-таки это странно, – нахмурилась Молли. – Я что, бьюсь за него на сексуальном фронте?
– Это единственный фронт, где Стелла всегда на коне. Вот только в ее случае, увы, говорить о подлинно сексуальном чувстве не приходится. И то, что ты видишь, ты никогда не сможешь от нее получить.
Би взяла Эдди на руки и повернула его лицом к маме.
– Ну, как тебе твоя мамочка в таком виде? Так бы и съел, да? – Эдди обеими ручонками потянулся к бюсту Молли. – Вот так сказанула! – засмеялась Би. – Кстати, не разрешишь мне у тебя переночевать? Как подумаю, что надо ехать в Суссекс, а завтра опять сюда, – дурно становится.
– Беатрис, – совершенно искренне заверила Молли, – для меня это будет большое удовольствие.
Так и вышло. Вино, правда, уже кончилось, но Би вдвоем с Клэр сходили в угловой магазин и умудрились выторговать у мистера Савалы две бутылки почти приличного напитка, наличие которых трудно было даже подозревать.
– Из своего загашника выдал! – тараторила Клэр. – По-моему, он их хранил как реликвию. Но Би умаслила его рассказом о своих гастролях в Рангуне, и он растаял. Не разрешил брать ничего с полок, а лично принес из своих запасов. Думаю, это нам подойдет.
Молли наскоро соорудила спагетти с томатным соусом и присоединилась к своим гостям.
– Надеюсь, вы едите пасту? – весело спросила она.
– Дорогая, когда поездишь с мое, научишься есть все подряд. В Индии – карри, в Китае – дим-сум, в Сингапуре – лапшу, в Таиланде – сушеную рыбу, в Афганистане – бараний глаз. На каких только окраинах империи я не побывала! Похлеще доктора Ливингстона!
– Должно быть, у вас была очень интересная жизнь! – предположила Клэр.
– Да. Но не совсем такая, как мне бы хотелось. Я бы предпочла, чтобы Джордж нашел работу здесь, но у него был довольно ограниченный диапазон. Кончились мюзиклы – сошел и он. Поэтому поездки были для нас единственным способом держаться на плаву. Я считала, что из кожи вон лезу, но на Стелле это отразилось не лучшим образом. Она росла в одиночестве, а теперь в одиночестве живет, несмотря на многочисленных поклонников. – Беатрис подняла бокал. – Но мы с вами другие! Господь одарил нас энергией и целеустремленностью. Если нам становится одиноко – мы действуем!
– Только не всегда разумно, – вздохнула Молли. – Например, ищем давно забытых мамочек.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики