ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Ее взгляд встретился с моим.
– Ты меня ненавидишь, да?
Я попытался немного приободрить ее:
– Нет, этого я не могу утверждать.
Ее голос стал почти беззвучным:
– Докажи мне это. Я очень боюсь. Поцелуй меня, прежде чем я умру, Герман.
В конце концов я ведь спал с ней и делил любовь. Я поцеловал ее в последний раз. Ее губы прильнули к моим, и она отняла руки от живота. Окровавленные пальцы одной руки она запустила в мои волосы, другой рукой схватила с подушки револьвер.
– Чтобы уйти не одной, – на одном дыхании проговорила она.
Прижав револьвер к моему животу, она нажала на курок, но выстрела не последовало.
Я отобрал у нее оружие и бросил его на подушку.
– Ни на секунду не сомневался, что ты попробуешь нанести мне этот удар, малышка. Поэтому я и поставил его на предохранитель. Убийство тоже ремесло – его надо изучить.
Жало змеи снова высунулось из ее губок:
– Подонок, грязный подонок... – прошептала она. – Если бы ты не вмешался в это дело со своей дурной башкой...
Дрожь пробежала по ее телу. Она собрала все силы, чтобы пробормотать:
– Жаль... без тебя... жаль...
Я отпустил ее и выпрямился, мысленно сняв шляпу.
– Прощай, крошка. Мир праху твоему!
Я произнес это совершенно хладнокровно, без малейшего сожаления. Как флик. Думая о том, что она сделала с Пат. Думая о том, что она сделала мне.
Блондинка нагнулась и медленно повернулась в предсмертной агонии. Я брезгливо отстранился, чтобы она не задела меня. Она завалилась на спину и попыталась плюнуть в меня, но захлебнулась кровью, которая подступила к ее горлу. Раздался короткий всхрип, она содрогнулась и испустила последний вздох.
Вой сирены приближался. Сейчас рыбаки найдут свою золотую рыбку. Теперь мое сопротивление ни к чему не приведет. Я дошел до конца своего пути. Мне оставалось только ждать, когда постучат в дверь.
Я опустил взгляд на блондинку, которую раньше называл Мирой, и почувствовал себя несколько неловко. Прозрачные трусики, залитые свежей кровью и неподходящая одежда для молодой девушки, которая уже, вероятно, предстала перед Высшим судом. Кстати, мне было бы неприятно, если бы и флики увидели ее в таком виде. Слишком уж мало на ней одежды.
Я сорвал с постели простыню и накрыл бедняжку, произнеся при этом:
– В добрый путь, малышка. Когда-нибудь встретимся, и лучше позже, чем раньше.
После всего что случилось, кто я такой, чтобы бросать в нее камни?
Глава 17
Чарлз-стрит совсем не изменилась. Там по-прежнему пахло комиссариатом. Я посмотрел наружу через зарешеченное окно туалета. Вновь наступила ночь. Влюбленные и просто прохожие сидели на серых и красных камнях. Мы тоже делали так: Пат и я. То тут, то там включались и выключались фонари, загорались и темнели окна в домах. Порядочные люди занимаются любовью со своими женами или кормят своих младенцев.
Маленькие люди, которые вкалывают на работе и живут с одним мужем или женой всю жизнь. Эти люди никогда не видели и не увидят в газетах своего имени.
Да! Говорят, что так происходит все время: триста шестьдесят пять вечеров в год. В больших отелях и в маленьких гостиницах, на задних сиденьях машин, в канавах, в конторах, в нищенских кварталах и в шикарных домах. Ведь в Нью-Йорке проживает восемь миллионов жителей.
Джим Пурвис вошел в комнату в тот момент, когда я натягивал свой пиджак.
– Как дела, старина? – спросил он.
– Пока неважно.
Я посмотрел на себя в зеркале над умывальником. У меня уже был Монт, он принес чистую рубашку и другие вещи, чтобы я мог переодеться. Один из санитаров-полицейских сделал все, чтобы облегчить мне боль от моих ран и ушибов. Но, несмотря на опрятный вид, моя физиономия все же выглядела так, как будто ее пропустили через мясорубку.
Вошел Або, чтобы вымыть руки. Он никогда не любил молчать, а сейчас говорил еще быстрее, чем обычно. Проходя мимо меня, он сильно шлепнул меня по заду.
– Итак, этот проклятый упрямец опять выиграл дело, не так ли, Джим?
Но Джим был не очень-то в этом уверен и ничего не ответил. Я осведомился у Або, привел ли он типа из страхового общества.
Або довольно потирал руки.
– Я притащил самого директора, а он привел с собой двух служащих, которые захватили столько регистрационных документов, что можно произвести опись всей поземельной собственности в Бруклине.
– Ты готов? – спросил Джим.
– Да, – буркнул я и последовал за ним по коридору в кабинет капитана Карвора. Официально я все еще находился под арестом. Справа от меня шел Монт, слева – Корк.
В кабинете собрались те же люди, которые присутствовали при аресте Пат. Я застыл возле стола, за которым сидела Пат, и положил ей руки на плечи.
– Еще немного терпения, любимая, мы вместе отправимся домой.
Ее прекрасные глаза наполнились слезами.
– Это правда, Герман?
Я нагнулся, чтобы поцеловать ее влажные глаза.
– Правда...
Розовые щеки помощника прокурора Хаверса еще больше порозовели.
– Очень трогательная сцена, – заявил он. – Но не могли бы вы подтвердить ваши оптимистические высказывания некоторыми доказательствами и тем оправдать ваше сегодняшнее поведение.
Я закурил сигарету и презрительно взглянул на него.
– Вас мучает, мой дорогой, то, что вы оказались перед фактами, подтверждающими правдивость истории, но вы не знаете, с какого конца за нее взяться. Но если вы желаете понять ее, я помогу вам разобраться в этом деле и осветить некоторые детали.
Хаверс не произнес ни слова.
Я прошел в глубину кабинета к носилкам, лежащим на двух стульях, и приподнял простыню. Парни из лаборатории немало потрудились над Ирис. С замазанными веснушками и с волосами, выкрашенными в рыжий цвет, она походила на Пат, как двойник.
Греди, так же как и Джим, не был уверен до конца. Старик сидел верхом на стуле в углу кабинета.
– Итак, пора кончать это дело.
Я спросил у Джима, поймали ли Хоплона.
– Три часа назад, – сообщил он.
– И моя бляха оказалась, конечно, у него?
– Совершенно верно. – Джим держал ее на ладони. – Ее нашли у него в кармане вместе с деньгами.
Я решил немного рассказать о Хоплоне, допустив при этом маленькую ложь. В конце концов, все могло случиться и так.
– Ладно. Чтобы внести ясность в это дело, я скажу, что Хоплон вытащил ее у меня в номере Симона в отеле «Бендиг», после того как оглушил меня и убил Симона.
– А зачем Хоплон убил Симона? – осведомился Греди.
– На это есть две причины. Во-первых, он хотел свалить это убийство на меня. Но вторая и основная причина та, что Симон, убив Ника Казараса, когда тот искал его, был в панике. И Рег опасался, что Симон проболтается. Он боялся, что тот признается, что подсыпал наркотик в кока-колу Пат.
– Какой наркотик?
– Ну, это выяснят парни из лаборатории. Но одно совершенно ясно, речь идет об очень редком наркотике, почти не оставляющем следов, как это было с Пат, когда ее стошнило в квартире Кери. Итак, что мне было делать.
Джим рассматривал бляху, которую держал в руке. Греди протянул к нему руку и произнес:
– Я хочу держать ее пока при себе. – Затем он посмотрел на меня исподлобья и добавил: – Продолжай, Герман.
Наконец, я вновь стал Германом, а не детективом Стеном. Я тщетно искал среди присутствующих знакомое лицо.
– А мистер Майерс здесь присутствует?
– Я здесь, – встал хозяин закусочной.
Я указал ему пальцем на носилки.
– Мистер Майерс, посмотрите, пожалуйста, на эту женщину и скажите, узнаете ли вы ее?
Майерс вгляделся в лицо на носилках, после чего его удивленный взор перешел на Пат.
– Я поклялся бы на Библии, что это миссис Стен, но это невозможно.
– Совершенно с вами согласен. Это действительно невозможно.
Я вызвал Эдди Гюнеса.
– А теперь ваш черед, Эдди.
Гюнес посмотрел на девушку с той же реакцией, что и Майерс.
– Черт возьми, неудивительно, что я тоже принял ее за миссис Стен. Конечно, я узнал ее. Эта женщина приходила ко мне вместе с Кери. А кто она такая?
– Это некая Ирис Джемс, кузина Пат, дочь сестры ее матери. Натуральная блондинка. Родилась в Голдене, штат Колорадо.
– Моя кузина Ирис? – подскочила Пат.
– Да, это она, Пат. Когда ты видела ее в последний раз?
– Я никогда ее не видела. Мы изредка переписывались, но никогда не встречались.
Я тут же поправил ее:
– Ты ее видела и часто с ней разговаривала. Но ты ее не узнала, потому что она была блондинкой с веснушками и называлась Мира Белл.
Пат так и осталась с открытым ртом.
– Одна из телефонисток нашего дома?!
– Совершенно верно. Она устроилась туда, чтобы получше выяснить наш образ жизни и наши привычки. Этим и объясняется, что ни ты, ни я ни разу не столкнулись с ней, когда она выдавала себя за тебя. Ирис отлично знала, где находится каждый из нас в тот или иной момент времени.
Я повернулся к инспектору Греди.
– А вы... сэр? – я нарочно сделал паузу, прежде чем сказал «сэр». – Вы заявили мне, что встречали Пат в компании с Кери и не один раз...
Греди не нужно было смотреть на носилки с трупом. Он видел ее до и после работы лаборантов. Старик развел руками.
– Выходит, и я ошибался.
Я постарался пролить бальзам на его старое сердце.
– Она обманула вас, так же как и меня, я многих других. Но хуже всего она поступила с Кери. Она совершенно извела его. Он считал себя шикарным парнем, который посягнул на собственность большого и злого детектива, а на самом деле играл в любовь с неизвестной женщиной, которая только и мечтала убить его, чтобы выполнить задуманное и отправить Пат на электрический стул. Ирис знала это с самого начала. Вполне возможно, что это придавало особую пикантность их интимным отношениям.
Я закурил следующую сигарету от окурка, который стал жечь пальцы.
– И так происходит с девятью людьми из десяти. Все считают себя очень хитрыми. Так как Пат была моей женой, они боялись просто убить ее, и тогда возникла их гениальная идея. Они устроили представление: якобы Пат любовница Кери и она убила его, потому что он хотел ее бросить. Они считали: я приду в такую ярость, что мне все станет безразлично и я не буду вмешиваться в это дело.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики