ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Ты стараешься во что бы то ни стало поджарить ее, не так ли, Джим?
Он сохранял полнейшее спокойствие.
– Ты отлично знаешь, как тебе надо держаться, Герман. – Он повернулся к Халперу и спросил: – Когда я смогу увидеть эту Миру Белл?
– Сейчас, – ответил управляющий. – У нее комната на верхнем этаже. – Он с удивлением уставился на мое окровавленное лицо. – Могу я попросить ее спуститься в квартиру мистера Стена?
– Можете, – буркнул Пурвис.
Я спросил его, что это за дама, Мира Белл.
– Это дневная дежурная, мистер Стен, – ответил мне Халпер. – Она дежурит с восьми утра, но сегодня прихворнула и попросила ее заменить.
Я направился к лифту и спросил Джима:
– О чем ты хотел со мной поговорить?
– О тебе самом. Ты меня беспокоишь, парень. Я понимаю, какое впечатление на тебя произвела история с Пат, и боюсь, как бы ты не наделал глупостей.
– Например, чтобы я не поверил в ее виновность?
– Нет, – многозначительно проговорил он. – Если ты можешь, то продолжай ей верить. Я тоже люблю эту девочку. Ты ведь знаешь это, Герман, да? И я бы дорого дал, чтобы ты оказался прав, а мы все ошибались. Вот уже восемь лет, как я работаю с тобой, и я знаю какие глупости ты способен выкинуть. Собираясь залезть в дела Пат, ты можешь попасть в такое болото, из которого мы не сможем тебя вытянуть.
– Успокойся, Джим, я сам умею давать себе отличные советы.
Наша квартира с широким балконом, выходящим на Гудзон, находилась на третьем этаже. Надо спуститься на два марша, чтобы попасть в большую гостиную, и снова подняться на два, чтобы попасть в спальню. Я потратил два года, чтобы оплатить мебель, очень красивую мебель. Это было как раз то, о чем мечтали мы с Пат. Ни у нее, ни у меня до этого не было ничего красивого. Я вырос в большой семье, и у нас не было никакого комфорта. Пат почти все свое детство провела в интернате для сирот в Бруклине. Впервые в жизни мы почувствовали себя людьми. И вот теперь все кончено.
Но Джим все же хорошо сказал. Да, он мой друг, и я знаю, почему он пришел.
– Иди и рыскай сам. Я не буду спрашивать у тебя ордер на обыск. – Я открыл шкаф и, вынув бутылку рома, налил себе стакан. – Вам я не предлагаю. Вы ведь на работе и стараетесь посадить Пат на электрический стул.
– Не говори так, Герман, – огорчился Монт.
Я вошел в спальню, нашел сумку Пат и набил ее необходимыми вещами. Джим последовал за мной и небрежно осмотрел ящики комода и одежду Пат. Не так, как он осматривал обычно. Для чего ему это делать? Доказательств у него и так больше, чем нужно для электрического стула.
– Если бы я был на твоем месте, Герман, – посоветовал он мне, – я бы влез в ванную и дал себе хороший отдых. Пат не понадобятся эти вещи раньше вечера.
– Откуда ты знаешь?
– Она спит. Как только я устроил ее в камере, я сказал доктору Петерсону, чтобы он дал ей успокоительное, и отдал распоряжение, чтобы никто, даже помощник прокурора, не беспокоили ее в течение двенадцати часов.
Он старался быть справедливым, и я принес ему свою благодарность.
– Скажи мне, – поинтересовался Джим, – что это была за потасовка в Гринвич-Вилледж? Где это все приключилось, Герман?
– В подворотне, под аркой, при выходе на Гров-стрит.
– Они у тебя что-нибудь взяли?
– Да, немного денег, – соврал я.
– Может быть, тебя обчистили? Я потолкую с ребятами. А что ты там делал?
– Я хотел видеть Эдди Гюнеса.
– И что он тебе сказал?
– Он вернул мне сумочку Пат. Сумочку, которую она забыла во вторник вечером, после того как сильно поссорилась с Кери. Но Эдди также сказал мне, что Пат выпила восемь стаканов. А ведь она даже после бутылки пива выходит из строя. – Я схватил его за руку. – Послушай, Джим, ты сам видел Пат с Кери?
– Нет, – ответил он, качая головой.
Я выложил ему одним махом все, что накопилось у меня на сердце.
– Сказки, как, по-твоему, может существовать в Нью-Йорке рыжая курочка, которая так похожа на Пат, что все принимают ее за мою Пат?
Джим погрузился в размышления.
– Возможно, что и существует. Но для чего все это? Кому надо так подводить малышку?
– Этого я не знаю, – вынужден был признать я.
– У нее есть деньги?
– Только то, что даю я.
– Может быть, она знает то, чего не должна знать?
– Я сомневаюсь в этом. Ей было восемнадцать, когда мы поженились. А то, что она рассказала в полиции, сущая правда. Я был у нее первым. И до вчерашнего вечера это не вызывало у меня ни малейшего сомнения. Я считал, что я единственный мужчина, который для нее существует.
Джим усмехнулся и уселся на край дивана.
– Проклятье, я даже не знаю, что и думать! – Я снял свой пиджак, рубашку и положил их на стул перед туалетным столиком Пат. На нем стояла такая же фотография, какую нашли у Кери. Но на этой было написано:
"Герману, моему любимому. На всю жизнь,
Патриция".
Я снял брюки и остался в трусах и ботинках.
– Нет, действительно, – повторил Джим. – На меня это тоже производит впечатление, как и на тебя. Вместе с тем вот уже пять или шесть месяцев как разные люди говорят мне, что видели в разных местах Пат в обществе Кери.
Я вошел в ванную комнату и открыл душ.
– Тогда почему же ты мне ничего не сказал?
Джим пожал плечами.
– Ты хочешь, чтобы я рассказывал подобные вещи мужу? – Это же выражение употребил и Эдди Гюнес. – В конце концов, Пат взрослая женщина. Это дело меня не касалось.
Я снял ботинки.
– Я предпочел бы, чтобы ты вмешался в это дело. При всех обстоятельствах я решил верить Пат до тех пор, пока...
В дверь позвонили.
– До тех пор, пока... – переспросил Джим.
Прежде чем я успел ответить, Монт крикнул нам из гостиной:
– Это Белл, Джим. Которая дежурит днем.
Джим вернулся в гостиную. Я принял душ: сперва горячий, потом холодный. После этого я почувствовал себя намного лучше, но голова болеть не перестала. У меня по-прежнему был привкус крови во рту. Я стал одеваться. Надев халат, я отправился в гостиную, где Джим и Монт расспрашивали служащую. Это была высокая блондинка лет двадцати пяти. Если она и была больна, то это не отражалось на ее внешности. Я сильно сомневался, что под одеждой у нее было что-нибудь, кроме нежной кожи. Да ей и не нужна была никакая одежда. Это была удивительно вкусная конфетка, без всякого обмана. У нее были большие круглые глаза, такие же синие, как и ее пеньюар. И даже несколько веснушек на носу не портили ее, а придавали ей пикантность.
Джим вежливо представил нас друг другу.
– Мистер Стен, мисс Белл.
– Очень приятно. Мне кажется, я уже где-то видел вас, мисс Белл?
Она рассмеялась влекущим грудным смехом, совсем как Пат, когда я говорил что-нибудь смешное.
– Конечно. Вы проходите мимо меня каждый день в течение года. И даже время от времени удостаиваете меня приветствием.
Я наполнил свой стакан. Почему, черт побери, я должен замечать какую-то служанку? Она всего лишь посторонняя курочка, сидящая за конторкой и записывающая заказы.
Джим вернулся к более серьезным вещам.
– Вы работаете с восьми утра и до четырех дня, мисс Белл?
– Совершенно верно. Но время дежурства не всегда одно и то же. Нас трое. Если кто-то из нас заболевает или по каким-то причинам отсутствует, две другие заменяют отсутствующую.
Я сел на диван рядом с ней и сделал сенсационное открытие, объясняющее ее болезнь. Вокруг нее носился запах отличного рома, который я различил, несмотря на ее духи.
Джим посмотрел в свои записи.
– Вы регистрируете все вызовы по городскому телефону, которые производят ваши постояльцы?
– Да, – подтвердила она.
– Миссис Стен часто вызывала номер 736-46 в Вилледже?
Она погладила себя по шелку, туго обтягивающему ее шикарную грудь.
– Я предпочла бы не говорить об этом.
– Вы знаете, что я полицейский?
– Управляющий сообщил мне об этом.
– И что я возглавляю уголовную бригаду Восточного Манхэттена?
Она посмотрела на меня и вызывающе провела язычком по губам.
– Да.
– Тогда отвечайте на мой вопрос.
Блондинка покачала головой.
– Я предпочла бы не делать этого.
– Почему?
– Скажем, потому, что это меня не касается.
– Миссис Стен часто звонила по этому телефону?
– Я не помню, чтобы говорила это, – возразила она, явно забавляясь.
Джим за всю ночь ни на минуту не сомкнул глаз. И он не выдержал. У каждого есть свой предел терпения. Он резко вскочил со своего места.
– Черт возьми! – воскликнул он. – Сперва Пат, а под конец мне еще недоставало напасть на такую, как вы. Где вы родились, мисс Белл?
– В Голден, Колорадо.
– А что, в Голдене не принято оказывать содействие полиции, когда она проводит следствие по делу об убийстве?
Глаза мисс Белл стали еще круглее.
– Я действительно ничего не могу вам сказать. В первый раз я оказываюсь замешанной в таком деле.
– Значит, вы отказываетесь отвечать?
– Совершенно верно.
– А вы знаете, что я могу вас задержать, если вы будете упорствовать?
Мисс Белл вновь провела розовым язычком по своим пухленьким губкам.
– В таком случае я отвечу отрицательно. Миссис Стен никогда не звонила по этому телефону.
– Тогда как объяснить, что вы запомнили этот номер?
– Это моя работа и обязанность, – усмехнулась она. – Я ведь еще и телефонистка, вы это знаете? И можете мне верить – я знаю свою работу.
Джим напялил шляпу.
– О'кей. Мы все равно получим счета за разговоры.
Он направился к двери. За ним пошел Монт. Подойдя к двери, Джим обернулся и произнес усталым голосом:
– И не вмешивайся в это дело, Герман. Возьми две недели отпуска, начиная с сегодняшнего дня.
– Ты мне приказываешь?
– Это приказ инспектора Греди. Мне не больше тебя хочется видеть, как осудят Пат, но эта история не должна влиять на наши личные отношения.
Я ответил ему с горькой усмешкой:
– Понятно, это твоя работа. – Я сделал глоток рома. – Но Греди я не прощу. Пат не убивала Кери, и я докажу это.
– Каким образом?
– Я попросил Ника Казараса, чтобы он нашел мне работника Майерса. Если ему это удастся, тем лучше, если нет, я займусь этим сам. По моему мнению, у этого типа ключ ко всей истории.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики