ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Вот. – Он положил ее на прилавок рядом с бутылкой рома.
– Ваша жена забыла ее тут во вторник вечером. Я полагаю, из-за неприятной сцены с Кери. – Он нагнулся и прошептал: – Вы знаете, почему женщины так к нему липнут и что об этом говорят? Вы знаете, что они рассказывают об его манере делать это?
– Нет, – сухо проронил я, – и не хочу знать.
У меня сложилось впечатление, что я плаваю в грязи. Ром неприятно переливался в желудке, а блондинка настойчиво терлась о некоторые части моего тела.
– Ну, вы отлично понимаете, что я хочу сказать, – промолвил Гюнес.
Я открыл сумочку из белой кожи. Это был мой подарок ей ко дню рождения. В ней лежала расческа, в которой еще осталось несколько рыжих волосков, пудреница, пять бумажек по пять долларов, шесть по одному и мелочь. Там были также счета за свет и газ, адресованные Герману Стену. И другие счета...
Я сложил все обратно в сумочку и вновь наполнил стакан. Быть иногда слепым – это отлично. Но все коты шипят и выгибают спину, когда их ласкают не так, как им нравится, и существуют штуки, которые трудно проглотить.
Малышка продолжала виснуть на мне.
– А почему бы и нет?
Я резко повернулся и вновь наполнил стакан. Все три подбородка Гюнеса задрожали, когда он с живостью воскликнул:
– Тогда идите, Герман, и запачкайтесь тоже! Я понимаю, каково вам это слышать. И так как я должен был бы тогда как-то вам помочь, то все это за мой счет. – Он бросил взгляд на пьяную девчонку. – И если хотите знать, я нарочно держал наготове эту кошечку.
– Это он обо мне говорит, – улыбнулась блондиночка.
– Я хочу спросить вас об одной вещи, – обратился я к Гюнесу.
Я поднес стакан к губам и затем так резко поставил его на стол, что дно отлетело и ром разлился. Одним махом руки я столкнул осколки и схватил Гюнеса за ворот рубашки.
– Минутку. Сколько, вы сказали, выпила Пат во вторник вечером?
Он с удивлением взглянул на меня.
– Восемь, девять порций, а может и больше. Почему вы это спрашиваете?
– А что она пила?
– Ром, сухой ром.
Я хохотал, не в силах остановиться. Хохотал во все горло. Я выпустил рубашку Гюнеса и закрыл бутылку рома пробкой.
– Ну и что? – изумился он. – Что тут странного?
– Ничего. Все отлично сходится.
Я слегка шлепнул блондинку по аппетитной попке и направился к выходу. Один... В первый раз за многие часы я опять стал Германом Стеном, мужем Патриции Стен. Теперь у меня была не только вера, чтобы поддержать меня в минуту слабости. У меня было кое-что и другое. У меня также имелись серьезные доказательства. Инспектор Греди и Майерс видели молодую рыжую женщину вместе с Кери. Гюнес слышал, как рыдающая женщина угрожала Кери. Мистер Свенсон видел поднимающуюся по лестнице к Лилу Кери рыжую женщину. Ее сходство с Пат было действительно удивительным. Но это могла быть какая угодно женщина, только не Пат. Это не могла быть она.
Я остановился на тротуаре возле клуба и наблюдал, как заря освещает все вокруг. Я должен был понять это даже по анализу крови. Гюнес сказал, что Пат была совершенно пьяна. Еще бы – кто угодно потеряет сознание с 0,17 миллиграммами алкоголя в крови. Но к Пат это не относится, потому что она совершенно не переносит алкоголя – ей достаточно одного стакана, чтобы сразу потерять сознание.
Этому может быть лишь одно объяснение. Где-то в Нью-Йорке существует рыжая девица, чувствующая себя в постели Кери, как у себя дома. Девушка высокая и красивая. Девушка с рыжими волосами, похожая на Пат. Девушка, у которой походка, голос, даже жесты настолько похожи, что она может сойти за Пат.
И по неизвестной для меня причине она к этому стремится.
Глава 5
Двухэтажный фасад из серого камня выглядел совсем не зловеще. Когда-то тут были деревья и газон, но со временем все исчезло. Теперь дом возвышается в самом центре прогресса. Доходные меблированные комнаты выходят на три стороны. Окна последнего этажа смотрят на сооружение для кондиционирования воздуха клуба «флибустьеров».
Я стоял и при свете восходящего солнца смотрел на дом. В окнах нижнего и первого этажей было темно, но в окнах Свенсонов горел свет.
Я поднялся на второй этаж. Полицейский в форме расположился в коридоре перед квартирой убитого и читал утреннюю газету. Он качался на задних ножках своего стула, а на другом стуле стояла чашка дымящегося кофе и тарелка с домашним печеньем.
– Совсем как у себя дома, не так ли?
Он вскочил, немного смущенный.
– Прошу прощения, лейтенант. Я не слышал, как вы поднялись.
Я закурил сигарету и прислонился к стене.
– Сколько времени вы уже служите в полиции?
Вид у него стал еще более смущенным.
– Чуть меньше года, сэр.
– Меня зовут Стен. Детектив Стен. И бросьте называть меня лейтенантом, а то можно подумать, что вы не из нашего дома. В уголовке нет лейтенантов. Только детективы первого класса, которые получают содержание лейтенантов.
Он застегнул пуговицы на мундире.
– Есть, сэр.
Я указал на угощение, лежащее на стуле.
– Откуда все это?
– Снизу, сэр. Мне принесла его старая дама. Понимаете, подобная история впервые произошла так близко от них. Это взволновало их до такой степени, что они не могут спать. Ведь они видели курочку, когда она поднималась по лестнице. Сначала они не знали, что она замужем. Естественно, они думали, что Кери спит с ней. Потом, когда она...
Полицейский слишком поздно сообразил, что говорит о моей жене и покраснел. Он тщетно подыскивал, что бы такое сказать. Если извиниться, будет еще глупее.
Я открыл дверь и прошел мимо него в квартиру. Я уже видел несколько сот подобных, и только эта единственная была мне небезразлична. Включив свет, я принялся осматривать гостиную.
Кери жил на средства женщин. Его профессия, по-видимому, приносила ему немало денег. Красивая, со вкусом обставленная гостиная. Почти целую стену занимает камин. Есть еще спальня, кухня и ванная. Я вошел в спальню. Там царил такой беспорядок, которого мне еще не приходилось видеть. Перегоревшие фотолампы брошены в корзину для бумаг. Все стены и мебель покрыты белым порошком. С кровати сняты простыни. Место, где лежал убитый Кери, обведено мелом. Я плюнул в середину этого места.
Мне трудно было представить себе Пат в этой комнате, которую я увидел уже после обыска.
В комиссариат позвонили: убийство по такому-то адресу. И на кого же я попадаю? На Пат в одной туфле и в пиджаке Боба, который при малейшем движении позволяет видеть ее грудь и все, чем наградил ее Господь Бог. Но она настолько пьяна, что это не производит на нее никакого впечатления. Ее платье и белье валяются на полу, и чернобурая лиса, за которую я еще не расплатился... И еще хуже: Джим не позволил ей одеться, пока врач не осмотрел ее. Это неприятная процедура, но она обязательна.
«Ну что?» – спросил Джим, когда врач с помощником вышли из комнаты, поддерживая рыдающую Пат. Моя руки в ванной, врач ответил совершенно определенно и не смущаясь:
«Кровь на правом бедре, на руке и на животе. И хотя молодая женщина это отрицает, но осмотр неоспоримо свидетельствует, что она имела сношение с мужчиной, возможно даже не один раз. По моему мнению, не позже двух часов назад. И никаких признаков насилия».
Радостное волнение, которое я испытал у Гюнеса, испарилось. Голова снова стала болеть. Может быть, Пат просто обманывала меня в том, что касалось алкоголя. Может быть, она хотела, чтобы я считал ее непьющей. То, что она рассказывала, звучит не очень убедительно. Любая женщина, если она не пьяна мертвецки и не усыплена наркотиками, должна знать, спала она с мужчиной или нет. Я посмотрел на стену, на то место, на которое, по словам Пат, ее стошнило. Но она не была усыплена наркотиками. Во всяком случае, по заключению лаборатории. Они написали, что следов хлорала у нее в крови не обнаружено.
Окурок сигареты стал жечь мне пальцы. Я прикурил от него другую сигарету. Но, если подумать, Лил Кери, будучи любовником Пат, ничего не выигрывал. Кери жил за счет женщин, а Пат ничего не могла принести ему, кроме своего тела.
Я бы дорого заплатил, чтобы знать, что мне делать дальше. Бычье сердце, ожидание сигарет, ее уверения, что она ничего не помнит, – все это может быть следствием хитроумно задуманной комбинации. К тому же наша машина была обнаружена перед домом Кери, и на руле не было никаких других отпечатков, кроме пальчиков Пат. Жиль и Мак были вынуждены взломать дверь, чтобы проникнуть в помещение. Она была заперта изнутри.
Вероятнее всего, Пат виновна. Едва ли могут существовать две женщины, так похожие одна на другую, что даже Греди мог ошибиться. Пат и Кери пришли к нему на квартиру. Кери запер входную дверь, чтобы им не мешали, и они вовсю забавлялись. Они отлично провели время. Если верить словам врача, они занимались любовью не один раз. А потом они поссорились. Пат вынула револьвер и...
Я подошел к открытому окну и попытался дышать глубже и ровнее – сердце мое никак не хотело стучать спокойно.
Наступил день. Я обнаружил пожарную лестницу, прислоненную почти к самому окну и доходящую до земли. Проникнуть в спальню и прикончить Кери не составляло труда. Но кто это мог сделать? Любой. Любой из восьми миллионов...
Я постарался вздохнуть полной грудью и снова обрести веру в невиновность Пат. Те, что стояли за этим делом, были совершенно уверены, что я буду реагировать так, как это сделал бы каждый, влюбленный в свою жену. Они хотят, чтобы я перестал трезво мыслить, чтобы глаза мои застилала красная пелена. Они хотят, чтобы я верил доказательствам, а не Пат.
Джим Пурвис считает ее виновной, инспектор Греди тоже. Помощник прокурора Харвис также на их стороне. Для них Пат просто женщина, которая обманула своего мужа, как это проделывают многие другие. Это происходит постоянно, триста шестьдесят пять вечеров в год. Если я не докажу обратного, дело пойдет обычным порядком. США против Патриции Стен. С двумя очками Пат против девяти в пользу Штатов.
Мне захотелось поговорить с Пат с глазу на глаз после того, как она отдохнет. И еще мне очень нужно увидеть Карла Симона. Если Пат меня не обманывает, то кока-кола – это ключ к загадке.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики