демократия как оружие политической и экономической победы
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Отпрянув, я с растерянностью понял, что только что наступил на переданный Сенаш футляр. Очевидно, он выпал у меня, когда я выползал наружу или во время упражнений с посохом.
Я глубоко и медленно втянул сквозь стиснутые зубы воздух: ладно, думаю и Сенаш, и Ло'оотишша поймут, что я отнюдь не желал выяснять, что именно внутри… Для порядка выругавшись, я бережно поднял растрескавшийся футляр, раздумывая, куда можно будет переложить кристаллы, аккуратно снял остатки крышки… и застыл на месте, чувствуя, как все внутри меня превращается в лед.
Кристаллы там и вправду были… но не совсем те, что я ожидал увидеть. Внутри толстого прозрачного цилиндра подрагивали узкие шестигранные стержни, между которыми одна за другой вспыхивали и гасли белые искры. С двух сторон в оболочку цилиндра были вплавлены стабилизатор поля с энергоблоком и управляющий модуль — все, как и должно быть в таких устройствах.
Дрожащими пальцами, не в силах заставить себя поверить в происходящее, я коснулся цилиндра — и с ужасом ощутил едва различимый, стремительно меняющийся ритм. Мои барабанные перепонки не были в состоянии воспринять этот ритм, услышать несомую им ярость, скрытый в нем вызов. Но я знал одно единственное существо на Зорас'стриа, для которого этот ритм был слышен лучше любого другого звука. Существо, которое никогда не отвергало подобный зов.
Глухой, булькающий рев разорвал шум леса. Он был похож на скрежет лопающегося металла, шипение рвущегося из-под земли гейзера, он словно возникал повсюду и доносился сразу со всех сторон. В нем была ярость и ненависть, первобытная мощь и чудовищный, холодный разум, вызов и одновременно ответ. Зародившись на низких октавах, он повышался до тех пор, пока не превратился в пронзительный вой, от которого раскалывалась голова. И неожиданно оборвался.
Оцепенев от ужаса, вместе с притихшим лесом я стоял и слушал затихающее эхо крика горропы.
Глава 5. Танец с горропой.

Два удара потребовалось, чтобы по поверхности цилиндра появились трещины. Третий расколол его на сотни осколков, дождем вспыхивающих в утреннем свете искр осыпавшихся мне под ноги. Кристаллы неярко полыхнули, острая боль пронзила кисть, облизнула запястье, ужалила локоть — и я почувствовал, как исчезает пульсация приманки. Больше ничто не призывало горроп к месту крушения — другое дело, что этого ей уже и не требовалось.
Срывая с пояса церемониальный кинжал, я бросился прочь от обломков р'руга. Доставать ас-саме я не торопился: бежать будет труднее, а времени, чтобы его терять, у меня не было. Каждая секунда промедления лишь приближала ко мне горропу, тем более итог схватки в лесу я мог предсказать заранее. Без излучателей, с ас-саме и простым клинком, мне оставалось лишь достойно умереть. Или попытаться первым достичь катакомб Сейт-Сорра.
С треском продираясь сквозь цепляющийся за шерсть, руки, одежду кустарник, свободной рукой отбрасывая хлестающие по лицу ветки, я порадовался, что горропе придется потратить несколько минут, прежде чем она выйдет к месту крушения. Приманка — я хотел надеяться — лишь привлекла ее внимание, разъярила, но вряд ли она успела понять, где именно я нахожусь. И услышанный мною жуткий рев был лишним свидетельством этому. Горропы так кричали дважды: начиная погоню, и настигая добычу. Я искренне понадеялся, что второго крика я не услышу, как минимум, пока не доберусь до скал.
Я перепрыгнул через поваленный ствол дж'жавы и с проклятием вломился в поднимающиеся сплошной стеной сразу за ним заросли. Гибкие фиолетовые плети захлестнули вокруг груди, в ноздри ударил приторно-сладкий запах, но благодаря стимуляторам я лишь громко чихнул, даже не почувствовав головокружения. Кинжал играючи разрезал опутавшие меня стебли, и, стряхивая с себя искромсанные остатки ветвей, я перепрыгнул овражек, рассекший очередную прогалину. Огибающий ее ручей я перемахнул одним прыжком: хорошо, хоть земля по обе стороны не успела освободиться от оков ночного холода. Поскользнуться сейчас было бы очень не кстати.
Бежать было легко. Особо густых зарослей или больших завалов не встречалось, с кустарниками мой кинжал расправлялся без проблем… но спокойнее я не чувствовал: все это облегчало задачу и горропе. Волей-неволей я прокладывал ей удобную дорогу, а во-вторых, эта тварь была и массивнее и сильнее меня. Значительно сильнее. Через любое препятствие, хоть ненадолго могущее задерживающее меня, она попросту пройдет, не заметив.
И по той же причине я отверг одну из первых идей, пришедших мне в голову: спрятаться на дереве. Дж'жава никогда не отличалась размерами, а до сих пор самое подходящее дерево, что попалось на глаза, было не толще меня самого. Да горропа снесет его с двух-трех ударов, когда поймет где я! А поймет она это быстро: обвинить этих тварей можно было в чем угодно, но только не в отсутствии сообразительности.
Стиснув зубы, я продолжал бежать. Очень хотелось оглянуться, но я заставлял себя смотреть только вперед, стараясь выбрать самый чистый путь. Если она догонит меня… это я пойму и так; если же нет, то ничего интересного позади я не увижу.
Местность вокруг постепенно менялась. Кустарник становился все реже, расстояния между деревьями увеличивались. Я случайно взглянул вправо, и с радостью заметил остатки некогда сложенного из некрупных валунов конуса. Когда-то в подобных пирамидках пытались прятать следящую аппаратуру, но горропы рано или поздно добирались и туда, разнося все вдребезги. Потом в парочку из них заложили взрывчатку, предоставив горропам возможность познакомиться с новой игрушкой. Горропы урок поняли совершенно верно, но вместо того, чтобы держаться подальше, в очередной раз продемонстрировали свою сообразительность: в один прекрасный день почти одновременно на все пирамиды рухнули растущие поблизости деревья. Больше в лесах, где водились горропы, никто не пытался ничего оставлять.
Меня же обрадовала не столько сама пирамидка, сколько то, что где-то поблизости должна быть относительно чистая просека. За прошедшее время она наверняка заросла, но все же лучше бежать по ней, чем по дикому лесу; кроме того, такие просеки обычно выводили прямо к входам в катакомбы. Я поднажал, чуть отклоняясь от выбранного пути — впереди лес был гуще, без малейшего намека на просвет.
Кросс по лесу понемногу давал о себе знать: в груди разливалась давящая тяжесть, с каждым шагом становилось все труднее поддерживать правильное дыхание. Но гораздо хуже были жалящие разум мысли, не дающие полностью сосредоточиться на ритме движений, не позволяющие вложить все силы в бег. Сенаш сама дала мне это… Она сказала: «я хотела попросить тебя об одолжении…» Она была последней, кто находился возле р'руга, когда я вошел в ангар… Она… — я всхлипнул, с яростью ударил кинжалом по свисавшим лианам, отшвыривая в сторону упавший обрубок, разбрызгивающий зеленоватую жидкость. Я не мог ничего понять, не мог, не хотел верить, что это происходит в действительности… Но р'руг сам никогда бы не вышел из строя, просто так я не остался бы без связи, приманка для горроп не оказалась бы у меня… Но почему, во имя Ушедших, ПОЧЕМУ!..
Болеутоляющее прекрасно справилось с ранами и ушибами после крушения, но оно ничего не могло поделать с этим. Кто угодно, но только не Сенаш. Кто угодно… Сознание казалось кипящим сосудом, распираемым изнутри; от гнева и ошеломления после всего перехватывало дыхание гораздо сильнее, чем от усталости.
Я отбросил очередной занавес из лиан, яростно кромсая все, что попадалось на пути. Бешенство мешало думать, я чувствовал, что еще немного — и полностью потеряю над собой контроль, оставшись в полной власти горропы. Наверное, только гордость помогла мне в этот миг удержаться на краю. Гордость Х'хиара, гордость тушд-руала, не проигравшего не одной битвы. Гордость — и самое обыкновенное желание жить стали преградой на пути отчаянию.
Я вломился плечом вперед в сплетение гибких, пружинящих веток, густо усыпанных фиолетовыми и светло-голубыми листьями. Кустарник оказался слабее, поддаваясь, ломаясь под моим напором, но когда я в третий или четвертый раз выбросил вперед руку с кинжалом вперед, вместо привычного более-менее плотного сопротивления диких зарослей, она встретила пустоту.
Это случилось так неожиданно, что я едва не покатился кубарем. Вдобавок доселе идущая под едва заметным уклоном земля вдруг резко ушла вниз, превращаясь в довольно крутой склон. Неровными, неуклюжими скачками я пробежал метров тридцать, перешел на легкую рысь и только после этого оглянулся по сторонам.
Лес, точно обрубленный ударом ножа, фиолетово-черной стеной вытянулся за мною, насколько хватало глаз. А прямо передо мною ввысь поднималась вторая, грязно-серая стена, по которой скользили алые блики восходящей Агда. Хребет над Сейт-Сорра, где меня ждала помощь, где я мог укрыться от горропы.
Я оглянулся по сторонам, успокаивая дыхание, и немного истерически рассмеялся: ну чего мне стоило выбежать хоть на метров двести правее? Там, от опушки леса до скал было буквально рукой подать, а так меня угораздило оказаться у входа в громадное ущелье. Выщербленные ветрами и временем почти отвесные стены равнодушно взирали на меня, одним своим видом отбивая всякую охоту даже пробовать взобраться здесь.
Карты Сейт-Сорра и хребта я помнил не очень хорошо, но здесь большего и не требовалось: такие ущелья можно было перечислить на пальцах одной руки. Если я правильно определил место падения р'руга, то в конце ущелья должна была быть пещера, в которую выводил ведущий из катакомб на поверхность туннель. А там…
Меня словно окатило холодной водой, когда я почувствовал это. Тонкая, едва заметная струя всепоглощающей ненависти заставила против воли содрогнуться. Никогда еще я не чувствовал подобного, ни на одной охоте я не сталкивался с такой воистину звериной яростью и жаждой убийства. Мне показалось, что вторгшиеся в сознание эмоции замораживают кровь, парализуя мышцы, выжигают разум, оставляя жуткую пустоту. Пустоту, за которой едва заметной тенью ощущался чужой разум. Разум, который ни мне, ни кому бы то ни было не суждено понять, с которым нельзя договориться, нельзя умиротворить.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
принципы для улучшения брака
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики