демократия как оружие политической и экономической победы
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Долгая секунда прошла, прежде чем я разглядел густую тень вверху и два желтых глаза, уже поддернутые пеленой смерти.
«Дас'ну'фаргу» хватило сил доковылять до трещины и опустить в нее голову — большего она сделать не могла. Мой кинжал зацепил один из жизненно важных нервных центров горропы, но даже такая рана не смогла в одночасье убить ее. И последние капли истекающей жизни, последние усилия она потратила на то, чтобы взглянуть на победителя, на своего убийцу, подарить ему прощальный ненавидящий взгляд.
«Почему?..» — ласково шепнули извивающиеся вокруг тени. «Почему… почему… почему…» — я не сразу понял, что это мой собственный голос множиться эхом, отражаясь от каменных стен и свода, повторяя этот простой вопрос. Простой, — но важнее которого я не мог придумать.
Я смотрел вверх, в тускнеющие глаза горропы. Смотрел, считая падающие капли ее крови, вслушиваясь в почти неслышимое дыхание умирающего «дас'ну'фарга». Вдох-выдох.
Вдох-выдох.
Вдох-выход.
Вдох…
Последняя искра жизни мелькнула в глазах горропы, и исчезла, унося с собою пылавший в них яростный огонь.
Теперь уже навсегда!
Глава 6. Осколки снов.

Холодные потоки струились вокруг. Неуловимая, призрачная субстанция, убаюкивала, мягко колыхала в своих объятиях. И ничего, за что можно было бы уцепиться взглядом, найти ориентир — ни лучика света, ни единого оттенка, кроме черного.
Только холод.
Покой.
Тишина.
И бесконечность, подчеркивающая ничтожность крохотной пылинки, невесть как затесавшейся в ней.
Я существовал — и в то же время меня не было. Атом, оторвавшийся от бесконечности, — и бесконечность, неразрывной пуповиной связанная с ним. Здесь не было времени — у бесконечности нет в нем нужды. Но часть меня осознавала себя — и секундная стрелка делала свой первый шаг, отмеряя миг между «до» и «после». В этом миге тоже была вечность, — но сама возможностью такого шага разрушала гармонию равнодушной тьмы, меняя ее…
Уничтожая бесконечность!
Терция вечности…
Вокруг меня… во мне… повсюду…
Вспышка…
…солнце давно опустилась за горизонт. Единственным источником света было пламя, весело гудящее в ночи. Огромный костер яростно пожирал сложенные аккуратной пирамидкой поленья, рассыпая вокруг снопы искр. Ветер рвал пламя, заставлял почти прижиматься к земле, чтобы потом резко взмыть вверх. Со стороны оно казалось живым существом, отчаянно борющимся за свою жизнь, но стоило приглядеться — и в обрамлении рыжих сполохов на вершине пирамиды, сквозь ярко-оранжевый ореол можно было увидеть два смазанных, темных силуэта. Лишь в смерти обретшие мир для себя и воссоединившиеся навсегда друг с другом.
Погребальный костер ревел, стонал мечущийся над горами ветер, плакала ночь, провожая души в последний путь. Звезды тысячами скорбных очей следили за огнем, и искры танцевали вокруг костра, тянущегося к темному бархату ночного неба. Совсем немного фантазии — и легко можно было представить, что это мириады чужих душ спустились в мир, чтобы встретить тех, чьи мертвые тела догорали в пламени, полыхающий столб, расколовший ночь, — дорожка, по которой им предстоит пройти, а погребальный огонь — вратами, которыми завершился один путь и начинается другой.
Круг света, отбрасываемый костром, танцевал вместе с пламенем, ветром и темнотой. В краткие мгновения, когда языки огня, обманув неистовый ветер, беспрепятственно взлетали вверх, на границе света и тьмы появлялась застывшая в скорбной, неловкой позе перед костром массивная, широкоплечая фигура. Ни лица, ни деталей одежды — только на миг появившийся смутный абрис, с которого с неохотой соскальзывал мрак. Потом свет отпрыгивал обратно, и в свои владения возвращалась ночь, поглощая одинокий силуэт.
Едва слышный шепот, ритмично падающие слова, сплетающиеся в тягучую, тоскливую песнь — в мелодичные напевы ветра вплелся голос одинокой фигуры. Для этой песни не требовалось мастерство или талант: только страсть, только горечь утраты — и этого с лихвой хватало в дрожащем, ломающемся поначалу голосе. С каждой секундой он крепчал, вместе со скорбью звучала ярость на судьбу, на жестокий рок, — но неизменным оставалась боль расставания и надежда на встречу по ту сторону бытия, там, где ничего не будет кроме чистых душ, объединяющихся с мириадами подобных себе в бесконечном, безбрежном океане света.
И ни капли сомнения, что покидающие этот мир души хоть на миг задержаться над черными, лишенными света, беспощадными водами, над которыми вечно реет отчаянный шепот тех, кто оказался не в силах пройти дальше.
С хлипким вздохом гудящий костер вздрогнул, внутри затрещали выгоревшие поленья. Пышущая жаром колонна величаво пошатнулась, раскидывая по сторонам извивающиеся протуберанцы, ее центр неторопливо завалился внутрь — и с грохотом костер сложился, точно карточный домик.
Искры взмыли над костром, тысячами крохотных болидов озаряя ночь…
… сотрясающая густую, почти осязаемую тьму.
Высоко, очень высоко, в самом сердце бесконечности зажглась мрачная багровая звезда. От нее отделились первая искра — колючий клубок мертвенно-алого пламени, ничего не освещавшего, а наоборот — словно сгущавшего вокруг себя темноту. Она на миг зависла возле свого истока, затем рухнула вниз, оставляя за собой длинный росчерк огня, перевитый жгутами темноты. Бесшумно, безмолвно она летела вниз, а звезда выплюнула вдогонку ее точную копию, потом вторую, третью, четвертую, пятую, шестую… Совсем скоро уже не десятки — сотни искр падали, вспарывая собою бесконечность.
Бесчисленные искры пронеслись мимо, плавно замедляя свой стремительный полет. Вокруг каждой вспухла сфера холодного, яростного пламени, заключая искру в полупрозрачный кокон. Легионы подобных шаров-коконов останавливались, и в стороны ближайших соседей выпростались узкие, безупречно ровные ленты, словно сотканные из расплавленного свинца. Они ползли друг к другу, с бездумной точностью машин, лишенных даже тени разума, но с каждым микроном что-то втягивалось в отростки из окружающей тьмы и текло к выбросившим их коконам. Что-то менялось, менялось в умирающей бесконечности, и что-то менялось в ткущейся гигантской сети. Каким-то образом это отражалось в горящей злым светом звезде, бесстрастно посылавшей вниз все новые и новые искры, и с каждой новой сферой огня, вонзившейся в плетущуюся паутину, она все быстрее и быстрее вычерпывала это «нечто» из окружавших паутину пластов мрака. И все быстрее тянулись друг к другу ленты-отростки…
…пока не соприкоснулись!
Вспышка…
— …анго Нуо'ор… — его разбудил дрожащий, всхлипывающий голос прямо над ухом. Нуо'ор чуть приоткрыл глаз, ужасно не желая окончательно просыпаться, — естественно, это оказался его сеппай.
— Иррин… — устало начал он, надеясь, что удастся быстро заснуть, но тут случилось невероятное: Иррин — вечно неуверенный, сомневающийся во всем Иррин схватил за плечо и решительно затряс, упрямо повторяя все то же «анго Нуо'ор… анго Нуо'ор…».
— Ну, довольно! — рявкнул анго, отшвыривая от себя совсем обнаглевшего юнца. Легкое, почти невесомое одеяло не успело опуститься на землю, как он уже навис над скорчившимся сеппаем, царапнув когтями по столу. — Свет лишил тебя разума? Почему ты оставил свой пост?! Что ты вообще…
Нуо'ор осекся. Иррину полагалось, вообще-то, к этому моменту уже лежать без чувств, осознав, какое оскорбление он нанес анго, но вместо этого тот продолжал таращиться на него остекленевшими глазами и, как заведенный, шептать его имя.
Нуо'ор прищурился, внимательнее всматриваясь в сеппая. К сожалению, он не мог достаточно отчетливо прочитать чувства других — таких мастеров на всю планету насчитывалось едва ли полторы сотни, — но ощутить заполнявший Иррина ужас он мог.
На ощупь найдя на столе лампу, Нуо'ор легонько встряхнул ее: обычно их заправляли раз в три дня, но Иррин — случалось — забывал про его лампу. Услышав тягучее бульканье, Нуо'ор удовлетворенно кивнул и кинул в лампу кристалл.
Ровный пепельно-жемчужный свет родился в глубине прозрачного шара; Нуо'ор опустил крышку обратно и воззрился на Иррина. Про себя он отметил разорвавшуюся на плече мантию, точно его сеппай на бегу зацепился за что-то острое, затравленный взгляд и нервно подрагивающие кисточки на ушах. Обычно такую картину он заставал, если Иррину попадалось очень уж сложное задание — или если он приходил каяться в том или ином проступке. Нуо'ор тяжело вздохнул — ну почему, разорви его горропа, этот сеппай достался именно ему?
— Рассказывай, Иррин! И, пожалуйста, без предысторий. Коротко: что сделал, кто был с тобой, кто пострад…
— Анго Нуо'ор!.. — вновь прохрипел Иррин, вновь хватая его за руку. И только тут до Нуо'ора дошло, что случилось что-то действительно нехорошее: сеппай просто не мог говорить от потрясения. То, что он посчитал испугом, было на самом деле отчаянной попыткой выдавить хоть слово из сдавленного ужасом горла. А еще анго вновь ощутил слабую тень чувств сеппая — Иррин не имел ни малейших способностей для контроля своих эмоций, но зато сам отличался необычайной чувствительностью к чужим.
Нуо'ор быстро подошел к полке над своим ложем и открыл темно-коричневую шкатулку. Флакончик с истолченными в порошок корнями са'ате лежал на самом видном месте — схватив его, Нуо'ор свободной рукой достал чашу с водой, которую он так и не допил перед сном. Отсыпав немного порошка в воду и дождавшись, когда серые крупинки полностью растворяться, он вернулся к сеппаю и протянул ему напиток.
— Теперь рассказывай! Что случилось?
— Анго, я… я был на посту… там, у реки… у моста… Все разошлись, все анго ушли и сеппаи тоже, все ушли… когда стемнело, уже все ушли… Я стоял там, у реки, как положено, ждал заката… Потом, когда стемнело, я шел по лагерю… ближе к центру, за жилищами анго… Там я почувствовал… почувствовал… — он задохнулся, бессильный выразить испытанные им ощущения, и беспомощно посмотрел на анго. Потом с отчаянием посмотрел себе за плечо, вытянул в сторону двери руку и пальцами сделал один единственный скупой жест. Нуо'ор нехорошо сощурился: такими жестами пользовались только посвященные культа рангом не ниже анго.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
принципы для улучшения брака
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики