демократия как оружие политической и экономической победы
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Спокойно посмотрел, надо признать. — Тебя ждут.
Я спрыгнул на песок.
— Мне интересно, если бы я не направился к Храму…
— Тогда бы мы пришли к тебе. Не сегодня. И не завтра. Но пришли бы.
— И тебя не волнует…
— Ты уже задавал этот вопрос ночью! — оборвал меня Месстр. — Ты думаешь, у меня будет другой ответ?
— Тебя не было ночью здесь.
— А что еще ты мог спрашивать? Идем!
Я проглотил просящуюся на язык колкость: сейчас я готов был допустить, что меня пытаются намеренно вывести из себя. То ли в рамках обычной практики прислужников Дома Спокойствия, то ли по какой-нибудь иной причине. Так что, с обменом язвительными репликами я решил повременить.
И, кроме того, язвить в спину невозмутимо идущего Месстра отчего-то показалось не самой лучшей идеей.
Шли мы недолго. Островок действительно был совсем крохотным: чтобы выйти к противоположному берегу нам потребовалось не больше пятнадцати минут. Месстр больше ничего не сказал, даже ни разу не обернулся, а я не очень стремился разговорить его. Что-то подсказывало мне, что главный разговор у меня впереди.
Как я и предполагал, корабль опустился именно здесь: он покачивался на волнах в двадцати метрах от берега, на котором весело гудел костер. Раза в три-четыре больше Сункх'ха, он в то же время не производил впечатления обманчивой неуклюжести, как крейсер. Казалось, корабль наполнен ожиданием полета, стремительного прыжка в небо, к бесконечности, свободе космоса. Я восхищенно прищелкнул языком: кто бы ни проектировал корабль, он вложил в свое творение частицу души.
Спустившись со склона к костру, я без особого удивления увидел там Каш'шшода с Поющей; сам Месстр что-то негромко сказал и сел рядом с ними. Я посмотрел на брата с сестрой — и уже в полной уверенности в правильности своей догадки перевел взгляд на Артх'хдеа Мезуту'а Холл. На их отца.
— Месстр и Файрра рассказали мне о вчерашнем, — без предисловий сказал Каш'шшод. — Мы думали, ты придешь позже.
Значит, вот как ее зовут: Файрра!
— Я знал, что у вас есть дети, но не думал, что встречусь… вот так.
Каш'шшод обозначил краем губ намек на улыбку и глухо раскашлялся.
— Жизнь наша… полна неожиданностей.
— Вы плохо выглядите, Артх'хдеа Мезуту'а Холл. Я слышал, вы заболели…
Каш'шшод отдышался, и вновь улыбнулся — только губами.
— Заболел я давно. А сейчас я умираю.
Мне показалось, что я ослышался — окаменевшие лица Файрры и Месстр и всплески боли в их ментальных полях подсказали обратное.
— Когда я дожил до пятисотого Оборота, то понял, что меня ждет. Первая стадия всегда малозаметна, но распознать болезнь можно. Отчетливо симптомы проявляются уже перед самым концом.
Я смотрел на Каш'шшода — и понимал, что он не шутит. Что один из величайших за всю историю Империи Артх'хдеа Мезуту'а Холл действительно умирает, и что от его болезни нет ни лекарства, ни спасения.
— Б'ясседа! — я услышал свой собственный голос. Каш'шшод кивнул:
— Последняя стадия. Распад нервных тканей с каждым днем идет все быстрее. Целители считают, я проживу максимум пол-Оборота. Я надеюсь, они преувеличивают раза в два!
— Б'ясседа творит странные вещи с разумом, — продолжил он в тишине, прерываемой лишь треском костра. — Сперва прекращают работать болевые центры — и ты возносишь хвалу Ушедшим, потому что твое тело больше не сгорает в беспощадном, терзающем тебя ежесекундно огне. Но потом ты понимаешь, что умерло еще что-то: что дает тебе ощущать сострадание, жалость, гнев. Нет боли, но нет и страсти, нет чувств — остается только голый, холодный рассудок. Я знаю, что должен чувствовать ветер, прохладу земли, вязкость песка — но для меня теперь это всего лишь слова. Я смотрю на своих детей и знаю, что должен чувствовать радость, любовь к ним, но не чувствую ничего.
Файрра и Месстр молчали.
— А вы не думали…
— Думал, — угадал мою мысль Артх'хдеа Мезуту'а Холл. — И Месстр предлагал мне то же самое. К тому моменту, когда ты прибыл, это решение казалось мне вполне подходящим. Возможно, когда мы разберемся с тобой, я так и поступлю: в один прекрасный день, на вот таком берегу встречу свой последний рассвет. Надеюсь, Ушедшие поймут мой выбор, — Каш'шшод негромко хмыкнул, вытирая губы белоснежным платком. — Думаю, с этим разобрались. Еще вопросы будут?
Я молчал — не знал, что говорить. Каш'шшод меньше всего походил на килрача, нуждающегося в сочувствии.
— Хорошо. Тогда первое: сегодня ты покинешь и Шенарот, и территорию Империи. Здесь тебе больше нельзя оставаться.
Чего-то подобного я подсознательно ждал еще с того момента, когда увидел спускающийся к острову корабль, но все равно вздрогнул.
— Это не обсуждается?
— Маршрут — не обсуждается; про причины поговорим позже! — подтвердил Каш'шшод. — Дальше: Файрра сказала тебе, что твою память сканировали. Все здесь с результатами сканирования знакомы — потому сэкономить время. Месстр?
Сын Каш'шшода сощурился, коснулся своего коммуникатора. Перед нами появилась голограмма р'руга, замерцала и лишилась обшивки. Рядом побежали столбики данных.
— Мы провели ряд экспериментов. Теоретически, р'руг может быть выведен из строя таким образом. Для этого не нужно много времени — достаточно заменить один из кристаллов в рабочем контуре стабилизатора. Если определенным образом отрегулировать новый кристалл, то крушение произойдет в точно определенный момент.
Я скрипнул зубами, уставившись Месстра. К его чести, взгляд он не отвел.
— У р'руга нет внешнего доступа к двигателю! — процедил я.
— Добраться можно с помощью массера. Если уметь обращаться с ним — без анализа на молекулярном уровне никто ничего не заметит. Другого способа нет. Разве что внести изменения в конструкцию непосредственно в Пещере синтеза.
— А заказ на синтез именно этого р'руга был?
— Нет.
Чем дальше, тем хуже: неужели то, во что я боялся поверить, таки окажется правдой?! Неужели… неужели Сенаш…
— Не делай преждевременных выводов, — впервые подала голос Файрра, чутко отреагировав на мои чувства: эмпатическая нити, связавшие нас ночью, еще не распались окончательно, позволяя ей чутче и быстрее других воспринимать мои эмоции — равно, как мне — ее. — Мы пока ничего не знаем наверняка.
— Не совсем так, — поправил ее Месстр. — Мы знаем, что р'руг был намеренно выведен из строя с таким расчетом, чтобы рухнуть в Леса горроп. Мы знаем, что в переданном дочерью Ургахейма футляре оказалась приманка для горроп. Мы знаем, что по какой-то причине, системы наблюдения «Сеннек-Айг» выдавали ложную информацию о полете р'руга.
— Ты уверен насчет р'руга? — посмотрел на сына Каш'шшод.
— Вероятность самопроизвольного резонанса стабилизаторов — ноль! — отчеканил Месстр. — При определенно подобранных условиях — чего-то подобного добиться можно. Но все равно — должна быть внешняя причина. У двух факторов есть общее звено — младшая дочь тушд-руала Ургахейма.
— Но с «Сеннек-Айг» она никак не связана, ведь так? — спросила Файрра. Я удивился: они что, только сейчас собрались обсудить все? Или… или это все для меня?
— Мы разделили обязанности, — пояснил Каш'шшод, заметив мое удивление. — Месстр занимался технической стороной, Файрра разбиралась с тобой. И, как ты понимаешь, свободного времени не имели для бесед. Продолжай, Месстр.
— По предварительным данным на «Сеннек-Айг» произошел конфликт в логической матрице ядра. Запись после последнего сеанса связи — это моделирование полета до точки назначения. Почему ядро запустило моделирование — неизвестно.
— Связи не было, — глухо произнес я, вспоминая мгновения шока, когда понял, что падаю в Леса горропы без связи и возможности позвать на помощь. — Сразу после отправки запроса о состоянии атмосферы над хребтом, все вышло из строя.
— Это знаешь ты, это знаем мы, — равнодушно заметил Каш'шшод. — Остальные такого удовольствия лишены.
Я почувствовал, что начинаю закипать:
— И вы не намерены ничего делать, чтобы разубедить их?
Мой гнев Каш'шшод проигнорировал:
— Что ты предлагаешь? Открыть тебе доступ в общеимперскую сеть — и что ты скажешь? Правду? А ты знаешь ее, правду?
— Я знаю… — рявкнул было я…
…полупрозрачная фигура передо мною, отшатывается, теряет равновесие… Впаянный бесчисленными тренировками и учебными боями разворот на месте, удар вслепую назад… Жесткий, тупой толчок, передавшийся через оружие в кисть, сдавленный стон из-за спины…
— Держи его! — резкий окрик Каш'шшода. Толчок в грудь. Удар спиною о песок. Слаженные ментальные потоки брата с сестрой, помогающие прийти в себя, сбросить дурман видения.
Как и ночью, во время танца с Файррой, я словно был в двух мирах: сидел у костра, собираясь высказать Каш'шшоду все, что я думал — и сражался, где-то, где все было красным и черным. Но ночью меня всецело захватил поединок, и магия танца оказалась сильнее прорвавшегося сквозь пелену забвения воспоминания. Сейчас же я чуть не свалился в огонь — пламя костра успело лизнуть лицо.
— Лежи спокойно! — прикрикнула Файрра, надевая мне на руку браслет-инъектор; ее брат жестко фиксировал меня, не давая шевельнуться. «Лежи спокойно!» — я бы с радостью, но кашель от дыма костра и не думал проходить.
Запястье кольнуло — и почти сразу же по руке вверх поползла приятная теплая волна. Файрра тем временем подсунула мне под нос какую-то мерзость: на минуту-другую ее запах вышиб из головы все мысли, но кашель почти сразу же прошел.
— Файрра? — все это время Каш'шшод неподвижно сидел на своем месте, наблюдая за нами.
— Воспоминания прорывают блокаду. После сегодняшней ночи процесс резко ускорился.
Я жадно глотал воздух, не делая особых попыток подняться.
— Что ж, этого стоило ожидать, — Каш'шшод помедлил, потом вздохнул. — Ты знаешь, что делать.
Файрра кивнула сперва отцу, потом Месстру; тот отпустил меня и вернулся на свое место. Она открыла небольшой контейнер, который я заметил только сейчас, и достала сверкающую зеркальными гранями пирамидку. Верх пирамиды раскрылся в руках девушки. Она осторожно поставила ее передо мною на песок.
— Ас-т'еда разрушит восстановленный нами барьер, — пояснила она, помогая мне сесть:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
принципы для улучшения брака
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики