ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

Затем последовало некоторое колебание воздуха, и там, где только что торчал из земли первый прут, Ши увидел точную копию себя самого — со шпагой, в кожаных доспехах и шлеме.Потом на свет возникла еще одна копия, потом еще и еще — целые шеренги Гарольдов Ши, которые вскоре образовали вокруг саней самую настоящую толпу.Бельфеба негромко ахнула.— Ужель я замужем за всеми? — вскричала она.Но сразу после этих слов квота на Гарольдов Ши была уже, как видно, исчерпана, поскольку из земли, где торчали неиспользованные прутья, стали на сей раз выскакивать Бельфебы. Не успели они смешаться с толпой дубликатов Ши, как голос чародея сменил тон, и к общему столпотворению стали присоединяться отражения Питов Бродских, которые тут же принялись обмениваться рукопожатиями и хлопать друг друга по спине. Песнь Лемминкяйнена подошла к концу; сани окружала по меньшей мере сотня копий всей троицы. В ней совершенно затерялись один Лемминкяйнен, один унылый Вуохинен и одинокий Байярд, который заметил:— Блестяще проделано, Лемминкяйнен, но эти репродукции действительно способны кого-либо зарубить или же это просто фантомы? На вид они вроде ничего, но на пиво в глазу я их еще не проверял!— Попробуй с кем-нибудь из Пийтов побороться, и сразу все поймешь, — ответил Лемминкяйнен. — Сохраняют они все силы жизненные, покуда кто-нибудь не вызнает, кто из них настоящий, а кто лишь тень его, да заклинание, не прочтет противодействующее, имя применив истинное.— Минуточку, — сказал Байярд. — Разве среди нас нет того, кто способен провести опознание?Он указал на Вуохинена.— Клянусь мельницею волшебной! — воскликнул Лемминкяйнен. — Ясно, что мудрость моя отваге не уступает — никому иному и в голову бы не пришло взять с собою личность, узреть способную даже незримое! Пийт, Харол, Пельфепи! Следует смешаться вам с отраженьями своими, а кое-кого из них в сани посадить, иначе в Турье истинных вызнают!Ши некоторое время приглядывался, после чего сказал Бельфебе:— Он прав, детка. До встречи!Стиснув ее руку, он прыгнул в самую гущу толпы. Уолтер последовал за ним.— Лично я не хочу терять из виду настоящего! — объяснил он.За спиной у них сразу трое или четверо Бродских попытались одновременно влезть в сани. Тот, что оказался проворней, первым делом отвесил леща Вуохинену.— Сиди и помалкивай, шкура, — рявкнул он при этом. — Будешь рыпаться, заработаешь по первое число!Ши обратил внимание, что, в то время как все Бродские шагали за санями компактной группой, увлеченные болтовней, большинство копий его самого и Бельфебы разбились на пары. К нему тоже бочком приблизилась одна из незанятых Бельфеб и взяла за руку. Вряд ли это была настоящая, но ее прикосновение оказалось столь же успокаивающим, а походка столь же легкой, как у оригинала. Ему пришло в голову, что если кто-нибудь в самом скором времени не произнесет противодействующее заклинание, то континуум, содержащий около тридцати пяти Ши и столько же Бельфеб, может столкнуться с семейными проблемами вполне определенного свойства. Байярд сказал:— Есть один важный момент, Гарольд. Мне кажется, вполне реально в достаточно четких рамках предсказать, насколько наше присутствие здесь способно оказать влияние на развязку данного эпоса. У нас есть все необходимые предпосылки. Мы знаем оригинальный сюжет и ход описанных в нем событий, а также обладаем достаточно точными сведениями о нас самих. Мне кажется, что если составить соответствующее логическое уравнение...— Угу, только для этого нужна электронная вычислительная машина, — ответил Ши. — На нашу беду, ее у нас нет — а если б даже и была, все равно бы здесь не работала.— Была в Царстве Фей одна колдунья, — присоединилась к разговору Бельфеба, — что людей остерегала от опасности, заглянувши в омут волшебный и узревши там, куда путь их жизненный пролегает.— Вот и я про то же, — сказал Байярд. — Совершенно очевидно, что при помощи магии в данном континууме доступны такие вещи, которые никакой вычислительной машине и не снились. В общем, если перед тем, как осуществить тот или иной замысел — скажем, войти вон в ту усадьбу, — мы заранее выясним, что это для нас закончится плохо, то сможем переключиться на более приемлемый вариант будущего, предприняв какие-либо иные действия.— Клевая мысль, — сказал один из Бродских, присоединившийся к их компании, — Соображаешь! Все, что с каждым должно приключиться, предопределено Богом с тех самых пор, как на небесах часики затикали. В Библии про это расписана от и до.— Знаешь ли, друг мой предопределенный, — сказал Байярд, — я был бы только рад доказать противное, но...— Только не при помощи магии, — поспешил вмешаться Ши. — Ты у нас единственный, на кого она почти не действует, и если ты тут вздумаешь колдовать, то рискуешь потерять иммунитет. Эй, они нас засекли!К одному из строений, из которого доносились звуки гулянки, с громкими криками бежал какой-то человек. Едва только сани остановились, дверь распахнулась, и в дверном проеме возникло несколько широкоскулых чернобородых физиономий. Ши заметил, как один из Гарольдов Ши приобнял одну из Бельфеб за плечи, и неожиданно для себя почувствовал укол ревности при мысли, что она могла оказаться настоящей.Лемминкяйнен выпрыгнул из саней. Его примеру последовали ехавшие с ним копии Ши, Бельфебы и Бродского, причем последний предварительно скрутил Вуохинену руки за спиной. Из усадьбы стали выбегать люди, выстраиваясь напротив пришельцев, которые тоже образовали шеренгу, пусть и несколько неровную. Обликом своим местные жители напоминали прочих обитателей Калевалы, хотя были чуть пониже ростом и с более монгольскими чертами лица. Все они были вооружены и выглядели весьма неприветливо. Ощущая, как по затылку пробегают мурашки, Ши вытащил шпагу из ножен.Но на Лемминкяйнена, судя по всему, эта картина не произвела особого впечатления.— Привет, родственнички мои из Похъёлы! — крикнул он. — Ужель желаете вы, чтоб стоял я на пороге залы праздничной?Никто ему не ответил; хмурых взглядов стало еще больше. Лемминкяйнен обернулся.— Прекрасная Пельфепи, — сказал он, — покажи им искусство свое, дабы поняли они наконец, сколь глупо вставать супротив друзей Каукомъели героического!Словно управляемые единым мозгом, тридцать пять Бельфеб, наступив на свои луки, быстрым движением снарядили их тетивами. Синхронно, как танцовщицы в кордебалете, приложили к ним стрелы, отступили на шаг и принялись выискивать цель. В этот самый момент один из воронов, обитающих на палисаде с мертвыми головами, вздумал пролететь над ними, хлопая крыльями и громко каркая.Тридцать пять луков щелкнули одновременно; ворон камнем рухнул на землю, пронзенный всеми стрелами, которым только нашлось место в его тушке и похожий из-за этого на подушечку для булавок.— Классная работа, детка, — сказал Ши, прежде чем до него дошло, что он обращается к дубликату.На обитателей Похъёлы это тоже произвело впечатление. После поспешных неразборчивых переговоров двое исчезли в дверях. Они очень быстро вернулись, и вся толпа повалила обратно в дом.— За мной! — распорядился Лемминкяйнен и затопал вслед. Ши поднажал, не желая оставаться снаружи, и приблизился к дверям одновременно с тем самым Ши, который не давно ехал в санях.— Извини, — подмигнул этот другой Ши, — но на такие великосветские приемы ходят только с законными женами.— Она и моя жена тоже! — огрызнулся Ши, без разбору хватая за руку первую попавшуюся Бельфебу и устремляясь с ней в двери вслед за первой парой. К счастью, Бельфеб пока что хватало на всех.Внутри тускло мерцали несколько факелов. Недостаток света, типичный для любого калевальского жилища, в некоторой степени восполнял огонь, ярко пылавший в очаге прямо посреди помещения. Вся длинная зала была уставлена скамьями и столами, за которыми расположились десятки мужчин и считанное число женщин. При появлении пришельцев все головы повернулись к ним.Ши, по примеру Лемминкяйнена, тоже перевел взгляд на середину залы, где стоял стол, который, судя по наличию более-менее свободного пространства вокруг, предназначался для почетных гостей. Во главе его восседал самый долговязый калевалец, какого Ши когда-либо видел, — вне всякого сомнения, жених. Коренастую тетку с острыми чертами лица и длинными зубами Ши уверенно опознал как Лоухи, Хозяйку Похъёлы, а плотного типа, сонно прикрывшего глаза над пивной кружкой, — как самого Хозяина Похъёлы. Ну а девушка в причудливо расшитом жемчугами головном уборе наверняка и была той самой невестой, дочкой Лоухи, из-за которой Лемминкяйнен и затеял весь этот сыр-бор.Дубликат Ши дернул его за рукав.— А эта-то даже посимпатичней Кюллики будет, точно? — шепнул он. Ши чуть не вздрогнул от неожиданности: точно такая же мысль ровно в ту же секунду пришла и ему в голову, хотя, в отличие от развязного дубликата, он предпочел не высказывать ее вслух.Лемминкяйнен прошествовал вразвалку к ближайшей скамье. Крайний из сидящих на ней гостей действительно оказался крайним, поскольку его бесцеремонно спихнули прямо на пол. Поступив подобным образом, герой утвердил на освободившемся месте свой измазанный сапог, энергично притопнув при этом, и обратился к устроителям торжества: — Ну, здорово, вот и я здесь! Здравствуй тот, кто сам так скажет! Слышишь, Похъёлы хозяин, На твоем дворе найдется ль Пива доброго мне выпить? Лоухи пихнула супруга локтем под ребра. Тот не без труда приоткрыл глаза, недовольно хрюкнул и пробурчал:— Коли не прочь ты постоять в уголке про меж котлами с варевом — вон там, где тяпки у нас висят да мотыги, препятствий тому мы не видим.Лемминкяйнен засмеялся, но даже по смеху было понятно, насколько он зол.— Видно, я пришел некстати, — ответствовал он; тут же продолжив начатую сгоряча сентенцию уже в соответствии с местными декла мационными правилами: — Что мне пива не приносят, Мне, сидящему как гость здесь! — Не гость ты, — взвизгнула Лоухи, — но скандалист незваный, у коего еще молоко на губах не обсохло! Коли ищешь ты неприятностей — клянусь Укко, сыт ты будешь ими по горло!— Да ну? — отозвался Лемминкяйнен, тяжко опускаясь на скамью. — Ну ты, Похъелы хозяйка, Длиннозубая, послушай!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики