ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

— Это в каком смысле я к тебе не пришел? Как же, по-твоему, я во все это вляпался?— Нет, только теперь я это поняла! — воскликнула девушка. — А тогда наружность у тебя была точь-в-точь как у Лемминкяйнена. Ужель испытать ты меня решил?— Во-во, — поддакнул Бродский. — Извиняй, Ши, что шмякнул тебе по башке дубинкой, но откуда, к чертям собачьим, нам было знать?..Ши потянул затекшие руки и поскреб щетинистый подбородок. Наконец-то до него дошло. Выходит, в результате собственного колдовства этой ночью он обрел точный облик Лемминкяйнена, а выяснилась ошибка только сейчас.— Я хотел испробовать одно чародейство, — сказал он, — но, по-моему, что-то не срослось.— Был ты истинным близнецом Лемминкяйнена великого, — подтвердил герой. — Знай же, о пришелец из Охайолы, что законы магические гласят: когда волшебные чары плетутся ошибочно, что угодно облик свой поменять способно! Впредь и не мысли с истинным знатоком равняться, покуда искусством магическим не овладеешь получше!Он обернулся.— Матушка! Кюллики! Подавайте на стол, ибо пора нам в дорогу!Бельфеба обратилась к Ши:— Гарольд, отнесись к предостереженью сему повнимательней! Реченье о том, что ежели неточность допустишь ты в заклятии, то вещи давно знакомые наружность могут поменять, хорошенько запомнить следует!— Угу, законы магии здесь несколько иные. Знать бы мне про это вчера!Все расселись вокруг стола. Лемминкяйнен непрерывно острил, высмеивая случившийся с Ши казус и хвастаясь, что он сделает с обитателями Похъёлы, когда до них доберется. Про Данизу и вообще про прекрасный пол он, как видно, и думать забыл.Вид у его матери был все более и более печальный. Наконец она вымолвила:— Если ты ради себя самого не хочешь, так хоть ради меня выслушай! Ужель готов ты оставить мать свою одну-одинешеньку и без всякой защиты?— А столь ли потребна тебе защита? — отозвался герой. — Но, коли так уж страшно тебе одной оставаться, изволь! Вот тебе Пайарт, вот Пийт — так и быть, побудут они с тобою, хоть даже от обоих и на треть не будет столь же проку, как от меня, героя!— Гарольд... — начал Байярд, которого тут же перебил Бродский:— Эй, а мы разве не с вами?Лемминкяйнен решительно помотал головой:— Не вижу в сем ни малейшего смыслу. Задача грядущая лишь для героев истинных. Харольд клинком искусно играет, а дева стрелы из лука мечет, хоть обоим и далеко до меня самого, как до неба. Но вам-то, жабам охайолским, — вам чего в дело такое соваться?— Слышь, ты, деревня! — начал было Бродский, угрожающе поднимаясь из-за стола. — Выйдем-ка в тамбур, и сразу все поймешь! Мне плевать — будь ты хоть сам Финн Маккул!Байярд примирительно поднял руку.— Минуточку, Пит, — сказал он. — Наверное, он все-таки прав. Те виды деятельности, в которых мы преуспели в Огайо, в данном континууме не пользуются большим спросом, и от нас будет больше проку, если мы останемся охранять базу — то бишь здесь.Он бросил взгляд на Кюллики.— А потом, мне пришло в голову, что ты мог бы воспользоваться случаем. Сомневаюсь, чтобы местные жители когда-либо слышали о предопределении и первородном грехе.— А ты башка! — уважительно отозвался Бродский, опускаясь на место. — Если с умом повести дело, глядишь, пару-тройку новообращенных зацепим!Лемминкяйнен был уже на ногах и направлялся к дверям. С колышка на стене он снял длинный сыромятный аркан и направился на луг, где вокруг дуба по-прежнему терся все тот же копытный квартет. Завидев Лемминкяйнена, животные двинулись было прочь, но герой быстро раскрутил аркан и ловко набросил его на рог огромного оленя. Затем, бормоча нечто вроде: «Ну-ну, Лось Хийси!» — и быстро перебирая натянутую веревку, он приблизился к зверю вплотную и набросил петлю ему на шею. Олень попятился; Лемминкяйнен безо всякого напряжения дернул, и тот повалился на колени.Пит Бродский вытаращил глаза.— Батюшки! — приглушенно ахнул он. — Видать, повезло мне, что не сцепился с эдаким боровом!Лемминкяйнен двинулся обратно через луг, ведя за собой оленя, словно комнатную собачонку. Внезапно он остановился и замер. Ши проследил направление его взгляда и увидел, что какой-то человек, для раба слишком богато наряженный, стоит в дверях дома и о чем-то беседует с Кюллики. Когда они подошли ближе, стало ясно, что ростом незнакомец примерно с Лемминкяйнена, но шире его в плечах, а борода у него длинная и седая, как у Санта-Клауса. Лучась улыбкой, он повернулся к герою. Оба упали друг другу в объятия, каждый мощно похлопал другого по спине, после чего они немного отодвинулись, держа друг друга за плечи. Незнакомец продекламировал: — О веселый Лемминкяйнен! Верно ли, что путь ты держишь Во туманны земли Турьи, Чтоб с подмогой чужеземцев Ильпотар-каргу прищучить? И они опять страстно обнялись, похлопывая друг друга по спинам.— Не желаешь ли и ты Похъёлу со мною навестить? — проревел Лемминкяйнен.— Ну уж нет, вельми я занят — все подыскиваю себе жену новую! — проорал в ответ седобородый, и оба разразились таким хохотом, будто это была невесть какая блестящая острота.Бродский с Байярдом сдавили Ши с боков и засыпали его вопросами. Ши ответил:— Этот старик, должно быть, Вяйнямёйнен, великий менестрель и волшебник. Черт, если б я заранее знал, где его искать, то не вляпался бы в такую историю...— Какой еще старик? — перебил Байярд.— Вон тот, который треплется с Лемминкяйненом и молотит его по спине. Ну, который с бородой.— Никого похожего не вижу, — объявил Байярд. — Это же совсем мальчик, а бородка у него едва пробивается.— Что-о?!— Ему не больше двадцати!Ши воскликнул:— Тогда это опять магическая иллюзия, и этот тип наверняка что-то затевает. Следи за ним!Мнимый Вяйнямёйнен, судя по всему, пытался задавать Лемминкяйнену какие-то вопросы, но то и дело кто-нибудь из собеседников прерывался, дабы продекламировать пять-шесть стихотворных строк, после чего следовали неизбежные объятия и похлопывания по спине. Внезапно после очередной подобной декламации Бродский вдруг совершил гигантский прыжок и ухватил незнакомца за запястье — в тот самый момент, когда тот стал опускать руку. Детектив проворно крутнулся на месте, закинул перехваченное запястье через плечо и энергично шагнул вперед. Ноги незнакомца взлетели вверх, а сам он воткнулся головой в высокую траву, стискивая в кулаке угрожающего вида нож. Бродский хладнокровно пнул его под ребра. Нож упал на землю.«Санта-Клаус» не без труда оторвал голову от земли и сел, прижимая к боку поврежденную руку. Физиономия его кривилась от боли. Лемминкяйнен был явно взбешен. Ши объявил:— Уолтер утверждает, что этот человек вовсе не тот, за кого себя выдает. Не стоит ли взглянуть на его истинное лицо?Лемминкяйнен вполголоса пропел заклинание и плюнул пришельцу на макушку. Возникла землистая юная физиономия, искаженная злобой и ненавистью. Герой воскликнул:— Итак, друзья мои из Похъёлы прислали мне привет и поздравления по поводу путешествия моего грядущего! А ну, склоняй-ка голову свою, шпион!Вытащив свой меч, он попробовал пальцем острие.— Эй! — вмешался Бродский. — Нельзя же так вот попросту оттяпать ему башку!— С какой это стати? — удивился Лемминкяйнен.— Он же не пытается оказать сопротивление или смыться. Как же закон?Лемминкяйнен с искренним изумлением потряс головой.— Пийт, наистраннейший ты из людей, а речи твои и вовсе бессмысленны! Эй, шпион, склонишь ты голову сам или же холопов мне кликнуть, дабы обошлись они с тобою в обычной своей манере?Ши объяснил Питу:— Ни судов, ни присяжных тут нету. Я уже говорил, что этот парень здесь большой начальник и суд вершит собственноручно.Пит покачал головой.— Вот безбожник, — только и буркнул он, когда меч Лемминкяйнена свистнул в воздухе.Голова лазутчика со стуком покатилась по траве, выпустив фонтанчик крови.— Рабы, зарыть эту падаль! — громовым голосом распорядился Лемминкяйнен, после чего повернулся к пришельцам из Огайо. Ши заметил, что на лице его вновь появилось деловитое выражение.— Заслужил ты благодарность героя, — объявил он Бродскому. — Доселе не видывал я захвата в рукопашной подобного!— Джиу-джитсу, — скромно откликнулся Пит. — Научиться — раз плюнуть.— На пути нашем в Похъёлу далекую будешь сопровождать ты нас и покажешь!Лемминкяйнен обвел глазами собравшихся.— Который тут из вас чародей столь искусный, что проник за фальшивую личину, коя ввела в заблужденье даже меня, знатока чар волшебных?— Ну, наверное, это я, — сказал Байярд. — Только никакой я не чародей. Куда мне до Гарольда!Ши заметил:— Уолтер, скорее всего именно в этом-то и причина. Кстати, именно потому док Чалмерс и не сумел тебя вытащить из Занаду. Помнишь, как ты углядел мать Лемминкяйнена, когда она его развязывала, хотя никто из нас этого не видел? Ты, наверное, слишком рациональный или еще какой, отчего чары, изменяющие облик, на тебя не действуют.Он повернулся к Лемминкяйнену:— От этого парня в пути будет больше проку, чем от всех нас, вместе взятых.Герой задумался и отнюдь не сразу провозгласил:— Во имя глаз твоих острых, о Вольтерпайарт, так тому и быть, ибо скрывать нечего: многочисленны и диковинны чары, что путь ограждают в край тумана и тьмы! 6 По приказу Лемминкяйнена рабы вытащили из сарая, заваленного упряжью и прочим подобным барахлом, самые большие из всех четырех саней.— Ну и дела! — поразился Пит Бродский. — Не рановато ли начальничек готовит санки?— В самый раз, — отозвался Ши. — Это здесь единственный вид транспорта.Детектив покачал головой:— Если б я рассказал своим в участке, что на санках можно кататься без снега, там бы решили, будто я сам под «снежком». Неужели они до сих пор не додумались до автомобилей? Слышь, Ши, а нельзя выколдовать хоть какую-нибудь развалюху? Не обязательно супер-пупер — главное, чтоб на ходу. Представляешь, как эти деревенщины рты поразевают!— Автомобиль здесь работать не будет, даже если бы это у нас вышло, — твердо ответил Ши. — Равно как и твой пистолет. Запомни: это относится абсолютно ко всему, что здесь еще не изобретено.Он обернулся и посмотрел на рабов, выносивших из дома охапки меховых одеял и огромные кули с провизией. Все это хозяйство они споро крепили к саням сыромятными веревками. Двое притащили бочонок с пивом и добавили в общую кучу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики