ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

— Бельфеба! — завопил Ши, единым порывом вскакивая на ноги и хватаясь за шпагу. Но тут он и сам, не успев выдернуть клинок из ножен, повалился наземь под напором толпы. В ходе скоротечной потасовки он только и успел отметить, что баню местная публика посещает редко и что Бродский ухитрился уложить одного из наседающих на него оппонентов своей полицейской дубинкой — обоих очень быстро скрутили и швырнули на землю рядом с Байярдом.— Бросить их в темницу! — распорядилась Хозяйка Похъёлы. На ее физиономии ясно читалось, что место это далеко не курорт.Пока пленников, ухватив за руки за ноги, куда-то тащили, Ши заметил, что Лось Хийси уже успел удалиться на порядочное расстояние, волоча за собой подскакивающие на кочках сани. 8 Всех четверых безо всяких церемоний общей кучей побросали прямо на каменный пол. Ши услышал, как оглушительно громко захлопнулась массивная дверь и залязгали крепкие засовы. Он встал и помог подняться Бельфебе.— Ты цела, детка? — спросил он.— Вполне! — отозвалась она, потирая запястье, в которое кто-то из похъёльцев вцепился чересчур основательно. — Но обиталище явно предпочла бы я другое!— Да уж, как есть клоповник, — согласился Бродский. — Если вам интересно, как отсюда свинтить, то я пока не при делах.Ши тем временем разглядывал, куда они попали. Темница вполне оправдывала свое название: тусклый свет поступал внутрь только сквозь крошечное окошко, забранное вдобавок толстыми железными прутьями. Стены ее были из толстенных бревен — как, судя по всему, и потолок.— Увы нам! — вздохнула Бельфеба. — А что ж приключилось с тенями иллюзорными, что столь недавно голову морочили недругам нашим?— Об этом уже позаботился Уолтер, — горько ответствовал Ши. — Согласен, что я был бы только рад иметь одну-единственную жену, но, по-моему, он малость поспешил. Какого хрена ты все это затеял, Уолтер?!Байярд не спеша ответил:— Я всего лишь сделал попытку претворить в жизнь свой уже упомянутый план относительно предсказания будущего. И должен заметить, у меня получилось.— Что ты понимаешь под «получилось», позволь тебя спросить? — язвительно уточнил Ши.— Я пытался выяснить, кто выиграет дуэль. И прямо на земле возникла огненная надпись «Лем», четкая и ясная!— Да уж, нам это здорово помогло, — с горечью заключил Ши. — Особенно если учесть, что аккурат в тот самый момент он напрочь снес другому парню башку.— Моим делом было заложить основополагающие принципы! — защищался Байярд. — Откуда мне было знать, что это каким-то образом нейтрализует чары Лемминкяйнена? Никто меня о подобных последствиях не предупреждал. Кстати, а была ли между ними и моими действиями какая-либо логическая связь?— Не имею ни малейшего представления! Может, когда-нибудь потом и вычислим — когда будем валяться пузом кверху где-нибудь на пляже! Но в данный момент важнее придумать, как отсюда выбраться. Местная публика настроена весьма решительно, а старая ведьма только что потеряла мужа.Он подошел к крошечному оконцу и выглянул на улицу. Вернее, только попытался, поскольку поле зрения полностью перекрывала знакомая до боли личность Вуохинена, который не замедлил плюнуть недавнему попутчику в физиономию.Ши ловко увернулся, вытер рукавом плечо, куда в итоге угодил плевок, и повернулся к Бродскому:— Пит, это твой раб. Не прикажешь ли ему...— Ха! — взревел Вуохинен. — Вот этот-то мне будет приказывать? Ныне свободен я от удела рабского, и задача моя следить, чтоб вы, ловкачи чужеземные, не удрали отселева, покуда Хозяйка Похъёлы кару вам должную не определит!— Это ты о чем?— Всего замысла вплоть до последних тонкостей я не ведаю, но будь уверен: надолго кара сия тебе запомнится! Вроде как задумала она шкуру содрать с вас живьем и в соль закатать, а после жарить на огне медленном!Ши откинулся к стене и огляделся. Да, проектировщик и строитель этого деревянного мешка потрудился на совесть. Сработана была конструкция, хоть и достаточно незатейливая, действительно со знанием дела — что называется, не тяп-ляп. К примеру, кроме крепко запертой массивной двери, никакого иного выхода на волю здесь не имелось.— Я знаю ваши имена! — крикнул Вуохинен сквозь крошечное окошко. — Чародейству вашему не будет силы надо мною!В этом смысле он был абсолютно прав. Но вдруг Ши пришла в голову хорошая идея. Он вновь повернулся к окну.— Слушай сюда, — объявил он. — Я — чемпион, и бросаю тебе вызов.Вуохинен ехидно помотал головой:— А сам-то я никакой более не чемпион — с той самой поры, как проиграл поединок борцовский с этим вашим Пийтом, — и права не имею вызов твой принять, покуда не будет он обезглавлен!— Минуточку, — вмешался Байярд, — а что если.— Ага-га! — быстро отозвался Вуохинен. — Уразумел я, к чему ты клонишь! Так знай же: позабочусь я, дабы голова твоя слетела с плеч первою, а вот его — последней!С этими словами он повернулся к ним спиной и отошел от окна. Ши обратился к Бродскому:— Пит, ты наверняка много чего слышал о побегах из подобных мест. Какие, по-твоему, у нас шансы?Бродский, который не спеша расхаживал по камере, разглядывая, ощупывая и простукивая, покачал головой.— Действительно реальная хата! Просто не представляю, как можно отсюда подорвать. А если даже такое у нас и выйдет, на воле наверняка пасется целая команда цириков, у которых до дури всякого оружия.— А что если как-нибудь подманить Вуохинена к решетке, схватить его и задушить? — внес предложение Байярд.— А чё толку? — отозвался Бродский. — Чё ты с этого поимеешь, кроме хорошего настроения? Ключей-то у него один хрен нету!— И все же, — сказала Бельфеба, — поелику чародей ты у нас испытанный, Гарольд, мыслится мне, что далеко не столь мы беспомощны.Настал ее черед подойти к окошку.— Эй, Вуохинен! — позвала она.— Чего надобно тебе, жаба?— Разумею я, насколько ты на нас зол! И впрямь не проявили мы к тебе сочувствия должного, руку тебе поломавши. Но готовы мы исправить свою оплошность. Ежели поведаешь ты что-нибудь о себе, то господин мой, что с волшебством знаком не понаслышке, не медля первую помощь тебе окажет!Ши стиснул ей руку.— Классный ход, детка! — чуть слышно шепнул он.Но Вуохинен тоже оказался далеко не прост.— И обретет надо мною власть магическую? Ха-ха, рука моя и без того заживет вскоре — едва только сподоблюсь я лицезреть головы ваши на кольях острых!В разговор встрял Ши:— А ты крепкий парень, Вуохинен, как я погляжу!— Таков и есть я!— Да, сэр, — продолжал Ши, — там, откуда мы родом, тоже попадаются крепкие ребята, но куда им до тебя! Видно, дело в диете или еще в чем-нибудь. Слушай, скажи по-честному: как ты такого добился?— Ха! — ответствовал Вуохинен. — Речами льстивыми вздумал ты обезоружить меня, дабы размяк я да на волю тебя выпустил? Ищи дураков!— Тебе не кажется, что он тоже неплохой психолог, а, Гарольд? — заметил Байярд.Ши вздохнул:— Психология прекрасно сработала в мире норвежских мифов, когда меня засадили в тамошнюю кутузку!— Похоже, вся заморочка только в том, — сказал Байярд, — что этот поганец финн. В нашем собственном мире финны — одна из упрямейших наций на земле, примерно как голландцы или баски. Видно, есть что-то общее в строении культуры. Короче, я не думаю, что ты с ним особо продвинешься... Интересно, сколько у нас еще времени в запасе?Бельфеба сказала:— Гарольд, любовь моя, думается мне, что выход из положенья нашего незавидного прямо на поверхности лежит, покуда вглубь мы ныряем за мелочами мелкими и за всякой чепухою главного не видим. Разве не под силу нам покинуть сей мир негостеприимный сквозь ту же дверь, в кою мы вошли, — а именно посредством логики твоей формальной?Ши хлопнул себя по ляжке:— В самую точку! Минуточку, хотя... Любое магическое действие в этом континууме во многом сопряжено с соответствующим музыкальным сопровождением, а лично у меня, как тебе прекрасно известно, с этим делом просто беда. Именно по этой причине я с такой завидной регулярностью получаю тут мордой об стол.— Увы, но опасаюсь я, что и от меня не более проку будет, — сказала Бельфеба. — Голос мой хоть и не столь похож на карканье воронье, как твой, — не сочти уж за обиду, любовь моя, — но все ж далеко мне до мастеров вокала истинных! Вот ту же арфу, к примеру, сумела бы я настроить, будь у нас под руками инструмент подобный. Тимиас, что женихался со мною в Царстве Фей, успел обучить меня сему искусству.Байярд горестно замотал головой. Бродский заметил:— Не хочу зря подымать волну, но если мой шнобель привести в порядок...Ши оживился:— Минуточку! Вроде как я начинаю соображать. Ты когда-нибудь уже удалял этот свой полип, Пит?— Не-а.— А почему?— Занят был... А если по-честному, просто побоялся, что какой-то лепила полезет мне в харю со своими острыми железками!Несмотря на столь откровенное признание, Ши не отставал:— Ладно, а как посмотришь на то, чтоб удалить этот твой полип не хирургическими, а магическими средствами? Чары, по-моему, здесь нужны не ахти какие, но если мы вернем тебе голос, то сможем взяться за более сильное колдовство.— Слышь, а это похоже на дело! Но только как ты собираешься раскочегарить все это хозяйство без музыки?— Думаю, для пустякового заклятия хватит голоса Бельфебы и пары аккордов на арфе. А после, когда под ее аккомпанемент петь будешь уже ты, я смогу приняться за что-нибудь посерьезней. Погоди-ка, сейчас попробую.Он вновь подступил к окну.— Алле, Вуохинен!— Ну чего тебе опять надобно?— Знаешь, что такое кантеле?— Это и дитё малое знает!— Отлично. Тебя не затруднит принести нам его сюда, чтобы мы скрасили себе последние минуты жизни?— С какой это стати скрашивать мне последние минуты ваши?Вуохинен опять демонстративно отвернулся от окошка. Ши вздохнул.— Никогда никому не верь — вот главный принцип этого сволочного континуума! — в сердцах воскликнул он.— А что это за кантеле такое? — уточнил Байярд.— Арфа в самом своем примитивном варианте. В какой-то из рун оригинального текста этот музыкальный инструмент изобрел Вяйнямёйнен, соорудив его из рыбьей челюсти, но я точно не знаю, в какой именно руне мы оказались, — вот и спросил у этого мерзавца, знает ли он, что это такое.— Стало быть, будь у нас рыбья челюсть...— ...То мы бы и сами сделали это чертово кантеле!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики