ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

— Зреет измена!— Так-так, — отозвался Ши. — И какая же?— Супруг мой, герой Каукомъели! Кто перед ним устоять может?— Н-не знаю, как-то об этом не задумывался. А что он затевает?— Только сейчас вызнала я его замысел! В том он, чтоб от обещанья своего уклониться и того чародейства не чинить, коим собираетесь вы друга, своего сюда доставить из краев дальних. После заклятья подобного завсегда слаб он и немощен, как видеть вы сегодня удосужились.— Да это же... — начал было Ши, протягивая руку за шпагой, но тут вмешалась Бельфеба:— Погоди-ка, Гарольд, кроется тут наверняка и еще кое-что, что не столь лежит на поверхности, и мыслится мне, что проку тут больше будет от ума быстрого, нежели от силы грубой.Она повернулась к Кюллики:— Зачем поведала ты нам историю эту? Едва ли так уж тебя заботит, будет Пит наш вызволен или же нет!В темноте они отчетливо услышали, как девушка скрипнула зубами.— Потому как у птицы размышлений моих есть и крыло другое! — взорвалась она. — Заместо того чтоб в Похъёлу отправиться, собирается он на озера с чертовкой этой бесстыжей, что никакой одежды не носит!— То бишь с Данизой. И что ты предлагаешь нам предпринять?— Уходить, — ответила Кюллики. — Прямо на рассвете. Забрать его в Похъёлу. Это куда меньшее зло.Ши подумал о бочкообразной груди и огромных ручищах Лемминкяйнена.— Что-то я пока не представляю, каким именно образом мы сумеем заставить его сделать то, чего он делать не хочет, — произнес Ши.Кюллики накрыла его руку своей ладонью.— Не знаешь ты моего господина. Этой ночью беспомощней он олененка новорожденного — из-за приступа, колдовством его вызванного. Есть у меня веревка. Свяжите его, покуда он слаб, и волоките куда угодно!— По-моему, есть у нее ключ, что затворить способен все наши беды, — сказала Бельфеба. — Ежели свяжем мы Лемминкяйнена немедля, то сумеем держать его связанным до той поры, покуда не сотворит он заклятье, кое Пита сюда перенесет. А после опять будет слишком слаб он, чтоб думать о мщении.— Неплохо придумано, детка, — сказал Ши, соскакивая на пол и протягивая руку за штанами. — Хорошо, пошли. Но, по-моему, стоит прихватить в помощь и Уолтера.«Прихватить» Уолтера оказалось не таким простым делом, как представлялось на первый взгляд. Отсыпаясь после своей затянувшейся экскурсии в Занаду, он дрых как убитый, и когда его стали трясти, только блаженно чмокал губами. Правда, из-под медвежьих шкур показалась голова Данизы, которая обвела склонившуюся над ней троицу кроткими волоокими глазами и не произнесла ни слова, даже когда Кюллики зашипела на нее, как кошка. Ши окончательно решил, что Даниза принадлежит к редкостному типу весьма сексапильных, но молчаливых красавиц.Казалось, прошла целая вечность, прежде чем Байярд настолько пришел в себя, чтобы составить компанию Ши. В покоях Лемминкяйнена тусклый свет свечи, которую несла Кюллики, выхватил из темноты героя, по диагонали распластавшегося на постели. Был он полностью одет и храпел, словно работающая лесопилка. Он даже не пошевелился, когда Ши осторожно приподнял его ногу, чтобы пропустить петлю сыромятной веревки, и только изредка менял ритм храпа, пока они перекатывали его туда-сюда, заматывая, словно кокон.Кюллики заметила:— Матери его это вряд ли придется по вкусу, карге старой. Заботит ее лишь одно: чтоб постоянно был он у нее под рукой. Все волосья бы ей повыдергивала!— За чем же дело стало? — зевнул Ши. — Ну ладно, пошли, детка, попробуем немного вздремнуть. Когда этот кабан очухается, будет уже не до сна.Он оказался более чем прав: прошло от силы минут десять, как ему пришлось опять вскакивать с постели и вслед за Байярдом мчаться в соседнюю комнату, из которой доносился чудовищный рев. По силе его можно было сравнить разве что с паровым органом — герой и впрямь исправно исполнил роль будильника.Лемминкяйнен катался по полу, изрыгая проклятия и силясь освободиться от пут, а Кюллики, даже не пытаясь скрыть презрительную усмешку на своем смазливом личике, с не меньшей быстротой сыпала издевками. Внезапно герой сделал передышку, скривился и монотонно затянул: — Не мечтайте, что уважу Ныне ваши пожеланья, Коль глумиться вы решили! Я еще увижу всех вас, Кроме Танисы прекрасной, В глубочайших безднах Маны! Скоро все вы в царство Хийси Полетите, кувыркаясь! Вздумали сдержать веревкой Каукомъели-чародея? Гляньте только: с моих членов Путы жалкие спадают! Ши пригляделся: а ведь и впрямь! Веревки на ногах Лемминкяйнена действительно заметно ослабли. Ши принялся лихорадочно выдумывать противодействующее заклинание.— Эй, кончай! — крикнул Байярд, обращаясь, судя по всему, к некоей точке в паре футов позади Лемминкяйнена.— Чего кончай? — оторопел Ши.— Развязывать его!— Но если его чары...— Сам ты чары! Это я про старуху!— Какую еще старуху? — оторопел Ши.— По-моему, это мать Лемминкяйнена. Ты что, слепой?— Наверное. Ты хочешь сказать, что она там, невидимая, его развязывает?— Вот именно, но только никакая она не невидимая!Веревка виток за витком сама собой сползала со ступней, лодыжек и коленей героя. Вскоре торжествующе ухмыляющийся Лемминкяйнен изловчился и вскочил на ноги.— Да останови же ее, ради бога! — воззвал Ши.— А? Ах да, сейчас!Байярд подступил почти вплотную к Лемминкяйнену и обеими руками вцепился в пустоту. Послышался истошный визг, и в паре футов от героя материализовалась мать Лемминкяйнена, которая из-под спадавших на глаза перепутанных волос злобно таращилась на Байярда, крепко ухватившего ее за руки. Кюллики с не меньшим бешенством уставилась на нее в ответ.— Спокойно, спокойно, — умиротворяюще проговорил Ши. — Мы вовсе не собираемся обижать вашего сына, леди. Только хотим убедиться, что он действительно намерен выполнить свою часть сделки.— Гибельна ваша сделка! Намерены вы погубить его! — каркнула старуха.— А ты из него, заместо героя, слабака готова сделать, что за женскую юбку держится! — огрызнулась Кюллики.— Что верно, то верно, — сказал Ши. — Честно говоря, я сильно в тебе разочарован, Кауко.Торжествующую улыбку Лемминкяйнена сменило насупленное выражение.— Это ты о чем? — грозно вопросил он.— Я-то думал, ты действительно величайший герой Калевалы, а ты взял и попросту струсил идти в Похъёлу!Лемминкяйнен нечленораздельно взревел, после чего сбавил тон до обычного рыка:— Это я-то струсил?! Клянусь Юмалой, освободи меня только от пут, и башку я тебе оторву — узришь тогда, сколь я испуган!— Не выйдет, пупсик. Вот доставишь Пита из Занаду, тогда и поговорим о возможных изменениях в наших планах.На физиономии героя опять возникло плутовское выражение.— А ежели доставлю я детектива вашего шустрого из Занаду, готов ли ты, о Пайарт, отдать мне Танису прекрасную?— Я далеко не уверен... — начал было Байярд, но его тут же перебил Ши:— Вот уж фиг тебе. Ничего такого в первоначальных условиях договора не было. Либо приступай, либо мы тебя больше знать не знаем!— Ладно тогда! Но от сих пут должны освободить вы меня, дабы заклинанья мои чудодейственные текли гладко.Ши наклонился к Кюллики.— Ему можно доверять? — спросил он. Голова ее вздернулась вверх.— Глупец! Супруг мой завсегда слово держит... Но... но может заколдовать он Пайарта, дабы девицею его завладеть!Ши подступил к Лемминкяйнену и принялся развязывать узлы.— Она права, Уолтер. А потом, есть опасность, что в ходе заклинания тебя может забросить обратно в Занаду. Лучше держись отсюда подальше — как можно дальше от этого дома. Я не знаю, на какую дистанцию распространяется действие подобного колдовства, но не думаю, что на очень большую.Байярд направился к дверям. Когда последняя петля упала с рук Лемминкяйнена, он воздел их над головой, присел и задумчиво наморщил лоб. Наконец он произнес:— Готов ли ты, Харольд? Ладно, тогда приступим..Запрокинув голову, он затянул: — В Занаду, о Пьетар Протеки, Ты не слишком засиделся?.. Монотонное пение все продолжалось, а Ши тем временем спокойно углубился в силлогизмы. Лемминкяйнен забирал все выше и выше, и когда его голос был уже готов сорваться на визг, в дверях показалась Даниза с вопросительным выражением на прекрасном отсутствующем лице.— Не видали ли вы господина моего? — поинтересовалась она.— ...И пребудь же ныне с нами! — на самой высокой ноте закончил Лемминкяйнен в этот самый момент.Произошло сильное колебание воздуха; мгновение лишь облако ярких искр висело там, где только что стояла гурия. А когда они рассеялись, на ее месте присутствующие узрели плотного типа в изрядно помятом коричневом костюме американского покроя. 5 — Эт-то еще что за хреновина?! — вопросил Пит, но тут глаза его остановились на Гарольде Ши. — Ши! Ты арестован! За похищение человека и сопротивление представителю власти!— А я-то думал, мы давно уже все утрясли, — миролюбиво отозвался Ши.— Да что ты? Думаешь, коли упрятал меня в эту идиотскую сказочную страну, так можешь теперь как сыр в масле кататься? Так вот: этим ты только достукался еще до одной статьи — нарушение норм приличия во время театрализованных представлений! Как тебе это нравится? Лучше тебе пройти со мной!— Пройти куда? — невинно осведомился Ши.— А? — Пит Бродский оглядел обстановку комнаты и уставился на обмякшего Лемминкяйнена,— Что это, к чертям собачьим, за дыра?— Калевала.— А эта где? В Канаде?Ши дал необходимые пояснения, добавив:— А вот и моя жена, которую я якобы то ли похитил, то ли убил. Дорогая, это детектив Бродский. Пит, это Бельфеба. Разве она похожа на труп?— Так вы и впрямь та самая дамочка, что таинственно исчезла с пикника в Огайо? — спросил Бродский.— Истинно та самая, — ответствовала Бельфеба, — и супруг мой к сей пропаже никакого не имел отношения.— А кроме того, — добавил Ши, — ты не на своем участке. Тут у тебя нету никаких полномочий.— Да ты, гляжу, законник! Но я тебя малость просвещу: как раз на этот случай и есть закон о преследовании по горячим следам. Фактически я вел такое преследование аккурат с того самого момента, как еще в Огайо ты вздумал рвать когти. Где тут ближайший американский консул?— Спроси лучше у Лемминкяйнена. Он тут местный начальник.— У этого кабана-то? А по-английски он говорит?Ши улыбнулся:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики